Зона выживания

Зона выживания

О том, почему в Молдове наказание не всегда соответствует преступлению

Международная статистика показывает, что каждый седьмой человек, попадающий в тюрьму, испытывает проблемы с ментальным здоровьем. Поэтому во многих странах всех заключённых автоматически ставят на учёт как склонных к суициду. У нас в стране всё несколько иначе.

 

Крик о помощи

Права людей нарушаются не только в тюрьмах. Физическое, психическое, экономическое давление и даже пытки применяются в разных учреждениях, даже в учебных. Но наши люди не всегда правильно классифицируют преступления. Пытки – это проявление насилия или противоправных действий со стороны должностного лица.

– Мы непосредственно работаем с лицами, отбывающими срок заключения в тюрьмах, в отношении которых применяются пытки, – поясняет юрист комратского Центра бесплатной юридической, психологической и реабилитационной помощи жертвам пыток при Институте демократии Андрей Аладов. – Они недовольны условиями содержания, жалуются на жестокое обращение и просят им помочь. Сейчас в отношении людей, которые отбывают срок, применяется чаще не физическое, а психологическое давление: круглосуточно включённый в камере свет, непроветриваемые помещения, переполненные камеры, отказ выводить заключённых на прогулку и т. д.  Потому бенефициары (я так называю людей, которые подвергаются пыткам), зная о своих правах, пытаются их отстаивать.

По словам независимых экспертов, когда заключённые начинают писать в различные правозащитные организации, администрация учреждения, чтобы умерить их пыл, применяет к ним разные виды насилия. Некоторых система ломает – другие продолжают бороться. По мнению Андрея Аладова, люди, стараясь привлечь к себе внимание, пытаются покончить с собой или наносят себе серьёзные увечья. А может, кто-то помогает им уйти в мир иной. Человек погибает, и это могут списать на самоубийство.

Переполненные камеры в наших тюрьмах –  явление постоянное. У нас до сих пор действует система отрядов, где в так называемом бараке содержится от 12 до 40 человек.

Убить себя

О том, что происходит в пенитенциарных учреждениях, правозащитники узнают от самих осуждённых. Их письма полны боли и отчаяния. Но помочь получается не во всём и не всегда. В бедном обществе такие же бедные тюрьмы. Одним из бенефициаров вышеупомянутого Центра является заключённый ПУ-1 г. Тараклии Анатолий Романчук.

«Обращаюсь к вам ради будущего Молдовы. Я уже старый человек, мне 70 лет, и такая моя судьба – умереть жертвой в концлагере Молдовы, – пишет Анатолий Романчук. – А таких, как я, с молчаливого согласия общества и всемирных правозащитных организаций, насчитывается уже десятки тысяч».

Автор письма перечисляет нарушения, которые совершаются в тюрьмах Молдовы, и утверждает, что у него есть свидетели всех этих преступлений. К примеру, некий заключённый, для того чтобы в отношении него прекратились унижающие его достоинства действия, совершил побег, решив, что после этого его переведут в другое пенитенциарное учреждение. Однако после задержания его избили и заставили повеситься – для того, чтобы не велось расследование причины побега. Другой заключённый, находясь в нечеловеческих условиях, был вынужден поджечь свои личные вещи. Тем самым он хотел совершить суицид – планировал сгореть или задохнуться. Однако не была вызвана даже полиция. Доведённый до крайности ещё один осуждённый вынужден был объявить голодовку, которую держал 36 дней. В середине этого периода он вскрыл себе живот. И ещё случай: заключённый был избит пьяными лидерами организованной преступной группировки и доведён до такого отчаяния, что решил отрезать себе кисть, чтобы хоть как-то привлечь внимание к происходящему в пенитенциарном учреждении.

 

Психика сдаёт

Эксперты утверждают, что причин, побуждающих к суициду, может быть много. Часто заключённые требуют изменения решения суда, хотят перевода в другие учреждения. Но нельзя отрицать и тот факт, что есть определённое количество людей, которые просто не выдерживают условий, в которых находятся, или осознания совершённого ими преступления.

– В нашем законодательстве есть «интересная» статья, где сказано: совершение попытки суицида приравнивается к дисциплинарному нарушению. Это совершенно не логично и не входит в понимание того, что если проблема связана с ментальным здоровьем, то к работе должен приступить психолог, – комментирует психотерапевт, правозащитник, психолог, член Совета по предотвращению пыток в РМ Оксана Гуменная. – Наказывать за это – только усугублять проблему. Переполненные камеры в наших тюрьмах – явление постоянное из-за перенаселения. У нас до сих пор действует система отрядов, где в так называемом бараке содержится от 12 до 40 человек. Тусклый свет в камерах включён даже ночью, для того чтобы наблюдать, что происходит с людьми. Эта ситуация касается всех заключённых и не может быть направлена против кого-то лично. Просто у одних психика выдерживает и они принимают тюремные правила, другие не принимают. В пенитенциарной системе должен быть такой же доступ к психиатрической и психологической помощи, как в обществе в целом. Но там один психиатр на всех, в каждом подразделении есть психолог, но он не подготовлен для такой работы.

Оксана Гуменная обратила внимание, что дефицит кадров в пенитенциарной системе составляет около 30%. Люди не особо хотят туда идти, потому что при любом ЧП их может ожидать служебное взыскание. Кроме того, они нередко становятся жертвами нападения заключённых. Так что речь идёт не о каких-то противоправных действиях со стороны сотрудников, а о криминальной культуре, которая с молчаливого согласия администрации фактически осуществляет полный контроль.

В Молдове разработано несколько программ по коррекции разных видов преступного поведения, но нет персонала, который может качественно их внедрять. Нет и общей концепции. Реформа пенитенциарной системы, которую пытались провести ранее, только усугубила неблагоприятную ситуацию.  Тюрьма – это отражение нашего общества. Человек всегда будет чем-то недоволен, но важно предоставить ему хотя бы тот минимум, который необходим для жизни.

 

Комментарий

Усиленная безопасность

Владимир Кожокару, и. о. директора Национальной пенитенциарной администрации (НПА):

– Национальная пенитенциарная администрация не отрицает наличия случаев насилия в тюрьмах, но важно отметить, что все они регистрируются в обязательном порядке и расследуются. Более того, согласно утверждённому механизму, обо всех происходящих инцидентах информируются Офис народного адвоката и Прокуратура РМ. В НПА действует механизм подачи жалоб и уведомлений, создана горячая линия (022 63 69 68), к которой имеют доступ заключённые и где в приоритетном порядке по каждой заявленной жалобе принимаются соответствующие меры.

В случае уведомлений о предполагаемых актах пыток, бесчеловечного обращения или унижающего достоинство, в каждом учреждении применяется механизм сообщения, регулируемый приказом Генерального прокурора № 77/2013. Согласно этой процедуре, любое уведомление направляется в прокуратуру, а служебное расследование инициируется на уровне НПА.

Что касается предоставления безопасности осуждённым, а также в случае поступления заявлений от некоторых из них о том, что они подвергаются жестокому обращению и запугиванию со стороны других авторитетных лиц, или при возникновении какой-либо опасности для их жизни и неприкосновенности, тогда как по личной просьбе, так и по решению суда эти заключённые отделяются от остальных в соответствии с положениями статьи 206 Кодекса исполнения наказаний. В настоящее время в пенитенциарных учреждениях действует усиленная безопасность в отношении 508 заключённых, согласно данной статье.

Если говорить о причинах применения заключёнными деструктивных и саморазрушающих действий, то чаще всего они имеют манипуляторную цель для получения каких-нибудь благ или средств от служащих пенитенциарных учреждений. К подобным поступкам приводят разногласия из-за условий содержания; несогласие с процедурой проведения обыска, с применёнными дисциплинарными взысканиями, с решением суда; солидарность с другими осуждёнными и т. д.

Отметим, что существует значительная разница между количеством случаев членовредительства и числом заключённых, прибегающих к таким действиям. Одна из задач специалистов-психологов в пенитенциарных учреждениях – уменьшить деструктивные и саморазрушительные явления среди заключённых.

За последние 6 месяцев 2020 года в пенитенциарных учреждениях зарегистрирован и состоит на учёте 621 заключённый, входящий в группу риска и склонный к негативным действиям. С психическими и поведенческими расстройствами содержатся 2795 заключённых, что составляет примерно 43% от общего числа отбывающих наказание в тюрьмах.

 

Наталья Устюгова

Facebook Комментарии
Share Button

Оставьте комментарий

Адрес редакции: Кишинев, ул. Дософтей, 122, офис 4. Тел. 022 85-60-88;
Рекламный отдел: +373 22 85 60 99; +373 69 24 51 62 / e-mail: exclusivmedia@mail.ru; zelinskaia_nata@mail.ru
PP Exclusiv Media SRL © Аргументы и факты в Молдове; e-mail: info@aif.md