Жизненно важный орган

Жизненно важный орган

Владимир Болокан – о спасении жизней, сложном выборе граждан и правосудии

Наталья Устюгова, info@aif.md

Сдавать кровь почётно и даже полезно. Её компоненты ежедневно спасают жизни многих людей. Но когда мы говорим о донорах органов, нам кажется, что это не про нас. Нам ничего от других не надо, и мы никому ничего не должны. А если вдруг понадобится? На этот и многие другие вопросы «АиФ в Молдове» отвечает директор Агентства по трансплантации Владимир Болокан.

 

Исключение нонсенсов

– Сейчас в СМИ активно обсуждается обновление Закона № 42 «О трансплантации органов, тканей и клеток человека». Что меняется?

– Для начала уточним: речь идёт о доработке нескольких законодательных актов. Медицина шагнула вперёд – надо подогнать и правовую базу, если есть необходимость, что-то изменить или дополнить. Мы, как профильное агентство в этой части, стараемся выполнять свои обязанности. Сейчас речь идёт о рассматриваемом в парламенте проекте закона №284, который предусматривает поправки и дополнения в три действующих законодательных акта: это Закон №411 «Об охране здоровья» от 1995 года, Закон №42 «О трансплантации органов, тканей и клеток человека» от 2008 года и Закон №138 «О репродуктивном здоровье» от 2012 года.

– Какой из них дорабатывается больше?

– Поправки в законодательство о трансплантации в большей мере касаются ЭКО (искусственного оплодотворения). Например, мы намерены создать базу данных мужчин-доноров. Но введут ограничения на количество оплодотворений – не более трёх, чтобы не выросло поколение родных братьев и сестёр. Также мы должны упорядочить процедуру передачи донорских яйцеклеток, возможность их хранения и т.д. Закон №42 изменится в части, где говорится: всё что связано с репродуктивными клетками, не является трансплантатом. Это нонсенс, потому что во всём мире этот биоматериал считается трансплантатом клеток.

Донорские органы предоставляются бесплатно, то есть не за деньги. Продавать их – кощунство, и за это строго наказывают. Плата за них –  чья-то жизнь.

Согласиться нельзя отказать

– Больше всего граждане говорят о создании электронного реестра лиц, отказавшихся стать посмертными донорами органов, чего ранее не было. В чём суть?

– Речь идёт о статье 13 Закона №42, которая формально прописана ещё в 2008 году, что при отсутствии согласия донорство возможно, если против этого нет письменного возражения со стороны хотя бы одного из совершеннолетних членов семьи, других родственников первой степени родства или законного представителя умершего. Однако возможности действия этой статьи не были предусмотрены, не доведена до конца техническая часть. Как всё должно работать на практике? Если говорить совсем просто: человек при жизни сказал, что хочет быть донором – он им становится, сказал, что не хочет – далее вопрос не обсуждается. Если он не высказал мнения по этому поводу, мы спрашиваем у родственников. У людей возникает логический вопрос: где можно сказать «да» или «нет»? Мы учитываем международный опыт – речь идёт о странах, входящих в Совет Европы (к которым относится и Молдова), где создан либо реестр согласия, либо реестр отказа. По статистике, реестров отказа в два раза больше. Есть несколько стран со смешанной формой, или их нет вообще, как у нас.

– Мы выбираем реестр отказа?

– Это один из наиболее приемлемых вариантов. Мы технически работаем над этим, хотим найти оптимальное решение. В любом случае, этот реестр не начнёт работать сразу. Его необходимо создавать в соответствии с Законом №71 «О реестрах» от 2007 года, в котором также должно быть указано, кто управляет этим реестром? Контроль за исполнением законов, касающихся здравоохранения, осуществляет Национальное агентство общественного здоровья. Но что касается репродуктивного здоровья, мы предлагаем передать функцию контроля нашей структуре. Если этот реестр будет администрировать Агентство по трансплантации или другая государственная структура, то мы должны это решение отразить и в законодательной базе.

Справка
Агентство по трансплантации было основано в 2010 году после того, как в 2008-м парламент РМ проголосовал за Закон о трансплантации органов, клеток и тканей. Миссия Агентства заключается в организации и надзоре на всей территории РМ за деятельностью по трансплантации органов, тканей и клеток человеческого происхождения в соответствии с действующим законодательством, а также в предотвращении незаконного оборота органов. Агентство по трансплантации подчиняется Министерству здравоохранения Республики Молдова.

Решение не из лёгких

– Сколько нужно времени на разработку и тестирование реестра?

– Надеюсь, до февраля мы справимся. Далее последует реализация проекта, а это долгий процесс. Как это будет происходить, какие программы будут запущены – дело правительства и парламента. Наша задача – предложить. Но в моих планах, как руководителя Агентства по трансплантации, довести данный проект до логического завершения. Мы ориентированы на реестр отказа, потому что это самый верный, но и самый сложный вариант. Запуск реестра планируется через два года, за этот период мы должны достучаться до каждого человека, объяснить ситуацию. Некоторые люди мотивируют свой отказ тем, что это противоречит их религиозным убеждениям. Но, насколько мне известно, православная церковь не отвергает трансплантацию. Если это единственный мотив, можно на данную тему поговорить с батюшкой, а потом уже принимать решение. Следует понимать, что никто никого не собирается специально резать на органы, тем более что после смерти человека его органы уже никому не нужны.

– А если человек ранее написал отказ от донорства, а потом передумал?

– Об этом должны знать близкие люди, с которыми проводятся беседы на эту тему. Интервью с родными – это обязательный компонент. Мы – не единственные, кто задаётся этим вопросом.

– А если родственников и близких людей нет?

– В этом случае никто не имеет права на изъятие органов умершего. Механизмы защиты прав человека в случаях донорства органов постоянно совершенствуются. Всё общество, работающее в этой сфере, стремится к тому, чтобы к трансплантации было как можно меньше претензий. Это и так сложно, а если будут какие-то подозрения, можно разрушить даже мировую систему спасения жизней путём замены донорских органов.

Цифры
Сегодня в Молдове 51 человек ждёт пересадку печени и 25 – почек.

Не спутать с комой

– Посмертное извлечение органов возможно только после констатации смерти мозга?

– Да, только в таких случаях. По протоколу, в таких ситуациях после истощения резервов организма отключаются все аппараты, поддерживающие функционирование отдельных органов.

– Но родственники умирающих, не имеющие медицинского образования и насмотревшись различных фильмов, не могут отличить смерть мозга от комы. И что бы им ни говорили врачи, они до последнего надеются на чудо. Им кажется, что если они согласятся на посмертное извлечение органов ближнего, которого должны отключить от системы поддержки жизнедеятельности, они совершат преступление…

– Кома – это совершенно иное состояние. Чтобы отличить кому от смерти головного мозга, необходимо провести определённую аппаратную диагностику. Это два разных диагноза и жаль, что ранее об этом не говорилось на более широком уровне. Для каждого диагноза существуют свои протоколы, созданные как для защиты пациентов, так и для защиты врачей, чтобы их не обвинили в превышении полномочий. Хочу отметить, что в Молдове самый жёсткий в Европе протокол констатации смерти мозга.

– Наверное, не во всех больницах Молдовы можно констатировать такой диагноз?

– Если говорить в общем, то такой диагноз можно поставить в любой больнице, соответствующей определённым стандартам, то есть необходимо специализированное оборудование – электроэнцефалограф и аппарат для допплера сосудов, а также опытные обученные специалисты, которые могут расшифровать показания диагностической техники. Вместе с тем, далеко не каждая больница может стать центром забора органов и клеток тканей, поскольку такая аккредитация требует очень высокого уровня технической и профессиональной подготовки. Агентство по трансплантации поставило перед собой задачу внедрить в ближайшие годы систему посмертного извлечения органов во всех больницах страны.

– И всё-таки, если, к примеру, в какой-то районной больнице нет необходимого медицинского оборудования и подготовленных специалистов, а родные сомневаются в предварительном диагнозе. Что тогда?

– В Молдове круглосуточно работает служба неотложной медицинской помощи Aviasan, в распоряжении которой находятся современные реанимационные машины для транспортировки тяжелобольных. Люди с предварительным диагнозом «смерть мозга» доставляются в столичную Больницу скорой медицинской помощи, Институт неврологии и нейрохирургии, где диагноз подтверждается или опровергается.

– Сколько было отключений мозга по причине его смерти, к примеру, в 2021 году?

– Официально 11 случаев, это, как правило, травмы головы и тяжёлые инсульты. Но опять же, мы должны пересмотреть статистические данные, поскольку смерть мозга может быть не основным, а второстепенным диагнозом и поэтому в статистике не отображается. Сейчас мы решаем вопрос, как включить этот факт в общую схему исследований.

КСТАТИ
Советский учёный Владимир Демихов считается родоначальником мировой трансплантологии. Свои эксперименты он начал ещё в 1930-х годах, а в послевоенное время провёл уникальные операции. Среди них попытки пересадки сердца, лёгких, печени и даже головы. Правда, он экспериментировал только на животных, а не на людях. Именно Владимир Петрович написал первую монографию по пересадке органов и тканей.

Элемент совместимости

– Какие органы можно трансплантировать?

– В мире пересаживают сердце, лёгкие, печень, почки, поджелудочную железу, кишечник, матку. Из тканей – роговицу и сетчатку глаза, кожу, мениск, т.е. частично суставы и т.д.

– А в Молдове?

– В Молдове на данный момент проводят пересадку почек и печени, а из тканей трансплантируется практически всё, что возможно. К сожалению, у нас пока нет возможности делать пересадку костного мозга, но над этим мы сейчас работаем.

– В трансплантологии очень важен фактор совместимости органов…

– Именно так, даже если группа крови и резус-фактор совпадают, не обязательно орган донора приживётся у реципиента, хотя существует очень много препаратов, которые препятствуют отторжению пересаженных органов. На самом деле проводится очень много анализов и исследований. Нужный орган можно ждать годами или вообще не дождаться. Для того чтобы частично решить эту проблему, мы присоединились к международным программам.

– Но есть категория людей, которые не могут быть донорами, даже если этого хотят…

– Есть и возрастные, и медицинские противопоказания: СПИД, гепатиты, цирроз, онкологические заболевания. Надо учитывать и состояние человека при констатации смерти головного мозга. Если, к примеру, человек попал в аварию в состоянии алкогольного опьянения, то он не может стать донором. Такая же ситуация и в случае истощения организма. Существуют и логистические состояния, к примеру родственникам дают время подумать, готовы ли они дать согласие на изъятие органов. Это решение даётся непросто. Пока они думают, может пройти пару дней. За это время органы потенциального донора, поддерживаемого аппаратами искусственного жизнеобеспечения, теряют свои качества и становятся непригодными для пересадки.

 

Живые доноры

– Кто определяет, кому и насколько нужна пересадка какого-либо органа?

– Поскольку мы проводим пересадку только почек и печени, у нас есть две профильные комиссии. Пациент должен пройти комплексное обследование, получить подтверждение в необходимости трансплантации в том, что он перенесёт операцию по пересадке. Все эти нюансы обязательно учитываются. Что касается пересадки почек, если пациент на диализе с гепатитом С, мы сначала должны вылечить эту болезнь, а потом уже трансплантировать здоровую почку. Не всё так просто, как может показаться на первый взгляд. Есть очень много противопоказаний для пересадки, элементарно человек может просто не проснуться после операции.

– Сколько человек в Молдове ждут пересадки почек и печени?

– На данный момент 51 человек ждёт пересадку печени и 25 – почек. Ситуация каждый день может меняться. Свою роль сыграл и ковид, мы приобрели больше больных и потеряли потенциальных доноров.

– Почки – орган парный, печень имеет уникальную тенденцию к восстановлению. Могут ли близкие родственники отдавать друг другу органы, и как это должно происходить?

– Это даже не обязательно должны быть близкие родственники. Хотя чаще речь идёт о семейных отношениях. В настоящее время мы готовим пересадку, где мама отдаёт почку своему сыну, чтобы избавить его от диализа. У нас был случай, когда брат брату отдал половину печени. Хочу пояснить, что печень восстанавливается до физиологических норм и, если она здорова, продолжает выполнять свои функции. Если она больна, то её просто надо лечить и больным органом никто не позволит делиться.

– То есть донор тоже проходит полное обследование?

– Естественно. Необходимо знать, как он выдержит операцию и как это отразится на качестве его жизни. В данной части, для того чтобы исключить неправильные практики, существует независимая комиссия, в которую не входит Агентство по трансплантации, представители Минздрава и врачи, занимающиеся пересадкой органов. Члены комиссии – это независимые специалисты в области психологии, психиатрии, представители Центра по борьбе с трафиком людей, подкупом, наличием коррупции и т.д., и они досконально изучают каждый случай. Если подтверждается, что желание отдать частичку себя является искренним и добровольным, даётся согласие на проведение процедуры пересадки органов.

 

Секреты полиции

– Как реально проверить, насколько легальна «сделка» между донором и реципиентом? Как избежать коммерциализации процесса? К примеру, донор с реципиентом, которые являются кумовьями, договариваются на определённую сумму, а официально заявляют, что донорство добровольное. Это же невозможно проверить.

– Возможно. Этим занимается МВД, представители которых входят в комиссию. Как они осуществляют проверки – их секреты. Мы к их работе не причастны.

– Но всё равно, люди, которые являются потенциальными донорами, порой опасаются за свою жизнь. Фильмов насмотрелись – увы, наш менталитет часто формируется с учётом продукции кинематографа. Они предполагают, что вдруг станут потенциальными жертвами? Может, надо как-то засекретить планируемый реестр лиц, отказавшихся или согласившихся стать посмертными донорами органов? Как это ни наивно, но речь идёт об элементарном человеческом страхе.

– Мы следуем Закону №71 «О регистрах» от 2007 года и другим законодательным актам, регламентирующим вопрос защиты персональных данных, хотим создать этот сайт максимально защищённым. Но, по статистике, шанс стать реципиентом в сто раз выше, чем стать донором. Поэтому, мне кажется, что с отказами стать донором работать проще, чем с теми, кто согласился или промолчал. При этом с каждым отказом можно работать индивидуально. Если человек соглашается быть донором органов, это не значит, что он обязательно умрёт. Это всё предрассудки.

– Если есть какой-то закон, обязательно найдётся человек, который попытается его нарушить…

– Для нарушителей существует Уголовный кодекс, и наказание предусмотрено очень суровое, причём даже на международном уровне. Как ни парадоксально, иногда к нам приходят сообщения, что человек хочет продать свою почку. Такую информацию мы направляем в Национальный комитет по борьбе с торговлей людьми. Но не всегда понятно, откуда у людей такие мысли.

– Всё из-за неблагополучного материального состояния…

– Возможно. Но продажа органов в любом случае нелегальна. Это как в коррупции – виноват не только тот, кто берёт взятку, но и кто её даёт.

 

Органы не продаются

– Вернёмся к главной теме. Трансплантология в нашей стране набирает обороты?

– Да, мы растём. Время ковида немного выбило из размеренного русла, но мы возвращаемся к прежним планам: ежегодно 20 пересадок печени и минимум 30 пересадок почек. Мы немного задерживаемся из-за того, что во время пандемии износилось необходимое диагностическое оборудование, которое сейчас обновляется. Но в первую очередь нам нужны доноры и тот элемент удачи, когда органы донора совместимы с организмом реципиента.

– А как с врачами? Сейчас, как правило, молодые специалисты набираются опыта и уезжают. И это их право на достойную жизнь.

– Сейчас подход немного иной. Когда мы обучаем молодых врачей трансплантологии, мы поясняем, что вкладываем в них инвестиции, и они просто обязаны хотя бы некоторое время поддерживать отечественную медицину. Мы должны стараться удержать как можно дольше наших врачей на родине.

– Как можно их поддержать?

– Сейчас обсуждается вариант материальной поддержки врачей, осуществляющих трансплантацию органов. Медицинские учреждения, в которых проводятся такие процедуры, получают компенсацию расходов. Мы предлагаем, чтобы из этой суммы за каждую операцию перечислялись и дополнительные средства для врача. Тогда наши трансплантологи будут мотивированы.

– Операции по пересадке органов в Молдове проводятся бесплатно?

– В государственных клиниках, а точнее – в одной из них. Если речь идёт о пересадке тканей, то выбор частных клиник достаточно широк.

– Если гражданину Молдовы понадобится пересадка органа, которая в нашей стране не проводится, придётся ехать за границу? Это же стоит огромных денег!

– Всегда есть варианты. Начнём с того, что у многих наших граждан есть двойное гражданство стран ЕС или РФ. В этих странах есть свой лист ожидания. Некоторые страны готовы поставить в очередь после приобретения иностранными гражданами страхового полиса. Но везде оплачиваются только медицинские услуги. Донорские органы предоставляются бесплатно, то есть не за деньги. Продавать их – кощунство. За это строго наказывают. Плата за них – чья-то жизнь.

– У вашего агентства есть обратная связь с населением? По всей вероятности, вопросов, связанных с этой темой, будет немало.

– У нас есть и график приёма граждан, и более излюбленные после пандемии формы общения через Вайбер, электронную почту или посредством мобильной связи. Мы готовы ответить на любые вопросы. Мы постараемся обновить и наш сайт, для того чтобы опубликовать ответы на самые важные темы. Мы хотим, чтобы люди нам доверяли.

Facebook Комментарии
Share Button

Оставьте комментарий

Адрес редакции: Кишинев, ул. Дософтей, 122, офис 4. Тел. 022 85-60-88;
Рекламный отдел: +373 22 85 60 99; +373 69 24 51 62 / e-mail: exclusivmedia@mail.ru; zelinskaia_nata@mail.ru
PP Exclusiv Media SRL © Аргументы и факты в Молдове; e-mail: info@aif.md