Художник из Молдовы открыл “Дверь в другой мир”(фото)

Марк  Верлан, который в узких кругах известен как Мариока Сын Дождя – один из самых оригинальных художников Молдовы. Он основатель ультрастебанического направления в изобразительном искусстве. Недавно наш герой принял участие в Венецианском Биенале современного искусства – крупнейшем международном арт-событии. Представив на выставке свою инсталляцию «Дверь в другой мир» – дверь, обитую всевозможной старой обувью, Марк заинтересовал своей работой представителей Нью-Йоркского Музея современного искусства. А также приобщил читателей Молдовы к мировому современному искусству.

Дверь в творческий мир

– Марк, расскажи об истории твоей работы и о том, как стал участником Венецианского Биенале?

– Моим друзьям Игорю Авраменко и Алене Кононовой – дизайнерам и художникам, живущим в Италии, настолько полюбилась моя дверь, что они решили продемонстрировать ее на Международном Венецианском Биенале современного искусства. Они-то и занялись организацией нашего участия.
Концепцию работы, которую назвал «Дверь в другой мир» можно развить в двух направлениях. Первая – это внешние проблемы, а именно неразрешенный Приднестровский конфликт. Дверь в этом случае символизирует границу и возможность открыть ее и объединиться. Много ботиночек означает, что людей, для которых это важно, очень много. Похожая проблематика была у израильтян. Их павильон был засыпан песком, в который они бросали ножички, уподобляя детской игре и интерпретируя как передел мира. Второе значение касается моего личного восприятия и видения. Дверь как порог между жизнью и смертью, переход из нашего мира в послесмертие. Своей инсталляцией мне хотелось подчеркнуть, что мы всегда находимся перед дверью, каждую секунду. Кроме того, в физическом мире мы вместе. Но есть еще мир политики, бизнеса, искусства.
Инсталляцией «Дверь в другой мир» я  приглашаю зрителя  из физического мира перейти в измерение  творческое, проделать  это путешествие  вместе со мной.

Дверь, обитая всевозможной старой обувью, заинтересовала представителей Нью-Йоркского Музея современного искусства

– Как долго «обрастала» дверь обувью?

– Довольно долго. Мне хотелось ее оббить не просто старой обувью, а такой, которая была бы выразительной, красноречивой и, глядя на нее, человек бы видел историю, путь, пройденный ее хозяином. К примеру, по женской изящной туфельке точно представил образ ее обладательницы или по дряхлому ботинку – страстного путешественника.

Таким образом, когда  работа была завершена, а понадобилось около  четырех лет, она  представила собой  пласт человеческих жизней, причем людей  самых разных, оставивших свой «след» на моей двери.

На  что горазд современный творец

– Что тебя, как художника впечатлило на Биенале?

– Корейцы показались мне очень интересными с их высокими технологиями. Корейские экспонаты: человек бьет робота, а другой робот качает человека на руках. Или заходишь в павильон – на всех стенах зеркала и когда подходишь к одному из них и смотришь на свое отражение, вместо своей головы, видишь голову Иисус Христа, Будды и других святых и пророков, изображения которых меняются с большой скоростью. В другом зале также много зеркал и когда ты приближаешься к ним, наблюдаешь особый спецэффект: словно пуля разбивает зеркало, и осколки летят во все стороны. Конечно, это только на экране, но ощущение очень реалистично, эффект галлюцинации сто процентный. Были экспонаты в других залах, которые вводили в заблуждение или их тестовая нагрузка была излишне мудрствующей. К примеру, в голландском павильоне находился длинный белый стол и кучки земли вокруг. Больше ничего. В павильоне Никарагуа стоял телевизор, по которому бежали какие-то титры и перед ним три стула. Садись, смотри, вникай. И понимай, как знаешь. Русские в этом году навезли досок, создали образ концлагеря. Еще лет 10-15 на художественных выставках не раз появлялся этот образ, поэтому их павильон казался скучным. Американский экспонат: на башню установили танк гусеницами вверх. А на гусенице беговая дорожка. Человек включает мотор и бежит по ней. О глубокой концепции говорить не приходиться, но образ показался забавным.

В целом же, современное искусство обладает некоей тенденцией: под видом искусства очень часто баламуты выдают бессодержательные работы. Бесспорно, сегодня создать какой-то новый образ, жанр практически невозможно. Поэтому многие современные художники, насмотревшись чьих-то шедевров, полагают, что скомпилировав чужие идей, способны создать свой не менее сильный образ. Конечно же, выходит совсем не то, о чем им грезится. Но выдают они свои профанические работы под видом современного искусства с глубокой концепцией и проблематикой.

Особый успех и неожиданные встречи

– А как реагировал зритель на твою работу?

– По глазам  человека можно однозначно понять – почувствовал ли он образ, понял, стал ли сопричастен художнику. Я наблюдал, как сонные глаза посетителей оживлялись, в них загорался огонек, когда они подходили к моей двери. Забавно, что реакция моих соседей в Кишиневе была совершенно иной – они даже полицию собирались вызывать, полагая, что у меня не все в порядке с головой.

Куратор же  Венецианского Биенале сообщил, что сейчас ведутся переговоры с представителями Нью-Йоркского Музея современного искусства, заинтересовавшейся моей инсталляцией и желающей ее приобрести. Поступили предложения участвовать в выставках других городов Италии. В целом же, Венецианское Биенале по важности и авторитету подобно Евровидению в музыкальном мире. Даже лучше, потому что ближе к истинному искусству. Ведущие аукционные дома –  Критис, Сотбис задействованы в выставке. Во время проведения экспозиции, съезжаются лучшие художники, дизайнеры из 120 стран мира и, конечно же, меценаты и коллекционеры современного искусства, следящие за тенденциями и художниками. В настоящее время в выставке экспонируются в основном коллажи, инсталляции и всевозможные арт-объекты. Очень мало картин. Причем сама выставка тоже очень свободна, как все современное искусство. Творческие работы могут располагаться в павильонах, на открытом пространстве, даже в центре Венеции или ее двориках. Но все это в рамках одного Биенале.

– Довелось с кем-нибудь  познакомиться?

– В это время  у пристани стояла яхта Абрамовича. И вот как-то на берегу, мы с бочкой вина и мамалыгой прекрасно проводим вечер в Венеции, как вдруг вижу мужчину, кого-то очень мне напомиающего. Говорю ему: «Что-то мне Ваше лицо очень знакомо». «Абрамович, Абрамович», – ответил он. Думали его пригласить, а он сам пришел.

–  Поездка в Венецию  вдохновила тебя, возникли новые  образы?

– Венеция очаровательна, это бесспорно. Но сейчас идет работа с режиссером Юрием Лонковым. Он снимает кино «Художник и муза», где я играю одну из главных ролей.
Я обратил внимание на то, как реагируют люди на мое творчество. Их оно веселит. Вызывает добрый смех. Меня это натолкнуло нам мысль. Я назвал своей стиль – ультрастебаническим и запатентовал.

Я получил официальное  подтверждение от государства тому, что являюсь основателем ультрастебанического направления в изобразительном искусстве.

– Безусловно, это ничего коренным образом не меняет. Однако… Оно очень емко и многомерно. В Японии бамбук на ветру и камень означал протест простив существующей системы. При помощи образов и подтекстов я помогаю человеку относиться к существующим в нашем обществе проблемам с юмором, без излишней горечи и негатива, которого и так слишком много вокруг.

Екатерина Кожухарь

Работы некоторых художников на Венецианском Биенале современного искусства

Facebook Комментарии
Share Button

Sorry, comments are closed for this post.

Адрес редакции: Кишинев, ул. Дософтей, 122, офис 4. Тел. 022 85-60-88;
Рекламный отдел: +373 22 85 60 99; +373 69 24 51 62 / e-mail: exclusivmedia@mail.ru; zelinskaia_nata@mail.ru
PP Exclusiv Media SRL © Аргументы и факты в Молдове; e-mail: info@aif.md