Взять огонь на себя

Взять огонь на себя

Дмитрий Польщин – об экстремальной профессии и беспечности граждан

Пожарный – одна из самых героических профессий. Каждый день может случиться очередной незапланированный бой с опасным бушующим противником, с которым невозможно договориться – только побороть. Эта работа для настоящих мужчин.

Сегодняшний собеседник «АиФ в Молдове» – защитник наших домов и жизней, командир отделения дежурного караула пожарно-спасательного отряда сектора Центр Генерального инспектората по чрезвычайным ситуациям Дмитрий Польщин.

Цифры
1758 пожаров произошло в 2020 году на территории Молдовы. Жизни 302 человек удалось сохранить в прошлом году в результате спасательных операций при чрезвычайных ситуациях.

Тяжело в учении

– Дмитрий, когда вы решили, что станете пожарным?

– Я с детства стремился помогать людям, сотрудничал с благотворительными организациями. Даже в армии служил в мирных войсках – был сапёром. После службы мне посоветовали эту профессию. Ну я и подумал: что может быть лучше, чем спасать жизни людей. Чтобы попасть в эту службу, нужно пройти медицинскую комиссию. Думаю, большинство пожарных находят своё призвание случайно. Никто к этому заранее не готовится. Все навыки и знания я получал в учебном центре. Раньше уделяли больше времени теории, а практику осваивали боем. Сейчас ввели разные практические занятия – к примеру, огневые симуляторы, где можно прочувствовать силу огня. Но на занятиях, если ты ошибся, инструктор поправит, в реальной же ситуации необходимо принимать решения самому и очень быстро.

– Мы по привычке связываем пожарных только с тушением огня. В каких спасательных операциях вы ещё принимаете участие?

– Во всех, где нужна помощь службы по чрезвычайным ситуациям. У нас есть специализированные подразделения, например скалолазы, водолазы, химзащита. А наши дежурные отряды – универсальны. Кроме пожаров, выезжаем на ДТП, иногда приходится вырезать людей из повреждённых машин. Оказываем им первую помощь и потом передаём врачам.

– У вас есть медицинские навыки?

– Я, как инструктор и парамедик, проходил подготовку в Европе, потом ещё в Твери в МЧС России. Необходимые базовые знания по спасению жизни у всех наших ребят есть.

В странах ЕС, в США к пожарным в любых ситуациях относятся, как к героям. Мы не претендуем на звание героев, достаточно уважительного отношения. Мы всегда открыты к общению. Не придумывайте про нас истории, обратитесь – и мы расскажем правду.

Как в последний день

– Как складываются будни спасателей?

– Мы не спим 25 часов в сутки, как гласят советские анекдоты. Помимо непосредственных дежурств, у нас есть учебные классы, где мы, как школьники, повторяем старую теорию и записываем в тетрадки всё новое. Кроме того, мы следим за чистотой территории, ухаживаем за техникой. Существует и такое понятие, как пожарно-прикладной спорт, сбор и выезд по тревоге, потому что экипаж должен выехать в полном обмундировании в течение одной минуты и т. д. Так что день пожарного проходит нескучно.

– Ожидание вызова всегда тревожно?

– Когда я стал пожарным и начал встречаться с будущей женой, подписывал фотографии так: «Люблю тебя, как жизнь, и каждый день живу, как последний». Это на самом деле так. Ребята, не вернувшиеся с пожара, не знали, что им выпадет такая смена. Сигнал тревоги – и ты уже на взводе, пошёл адреналин, ты не знаешь, куда едешь и что тебя ждёт, ведь бывало с огнём сражались по 30 часов. Знаешь только, что тебя ждут, ты там нужен. И да, каждый бой может быть последним.

– Недавно у вас родился малыш, которого ваша супруга решила назвать вашим именем. Как она относится к вашей работе?

– Это наш четвёртый ребёнок. Все жёны пожарных привыкают к такому ритму жизни. Возможно, они маскируют свои эмоции, чтобы нам легче было нести смену. Они у нас стойкие, очень сплочённые, и мы всегда ощущаем их поддержку.

 

Укрощение страха

– Бытует мнение, что спасатели бесстрашны. Бояться – это нормально?

– Я считаю, что пожарный, который не боится, это потенциальный пострадавший. Должно срабатывать чувство самосохранения. Но с опытом этот страх трансформируется, переходит на другой уровень, ведь от твоего психоэмоционального состояния зависит и поведение людей, которых спасаешь. Был случай, когда мы с парализованной женщиной на 14-м этаже были отрезаны огнём. Я понимал, что наш единственный выход – это эвакуация. Нам нужно было либо пробиваться через огонь, либо выходить по автолестнице, но оба варианта не подходили. Когда я увидел белый пар, понял, что идут наши. Но что было бы с той женщиной, если бы я показал ей свой страх? Она и без того была в панике. Со временем страх становится контролируемым, организм проще реагирует на высокие температуры, ты уже умеешь читать пожары по дыму, рассчитывать сложность конструкции. Конечно, всё не предугадаешь, это всё-таки неконтролируемая стихия.

– Это был один из самых сложных ваших выездов?

– Нет, тогда всё закончилось хорошо. У меня были пожары, где я сам чуть не погиб, лежал в реанимации. Были ситуации, когда горели огромные конструкции по шесть тысяч квадратных метров. Но морально и для меня, и для моего друга и напарника Тимура Томаша очень сложно переживать ситуации, когда гибнут люди. Не забуду, как на одном серьёзном ДТП я пытался откачать молодую беременную женщину, но она умерла у меня на руках. А для Тимура самым сложным случаем, думаю, был взрыв на Московском проспекте, потому что там были и дети. Пожарные не считают, сколько жизней они спасли или не смогли спасти. Воспоминания склонны накапливаться, и это тяжело психологически.

 

Неоправданный риск

– Случаются ложные вызовы?

– Достаточно часто. Помню, поступил вызов, что горит квартира и внутри слышны детские крики. Можете представить наше состояние. Водитель ехал так быстро, как только мог, ведь от него зависит, насколько быстро экипаж прибудет к месту. По пути к нам присоединилась полицейская машина, чтобы помочь очистить дорогу. Когда мы прибыли, всё было спокойно. Конечно, хорошо, что не было беды. Но, к сожалению, люди не понимают, что во время ложного вызова мог случиться другой пожар и погибли бы люди. Не хотят задумываться и о нашем моральном состоянии, и о рисках, связанных с движением к месту происшествия.

– Дорожные пробки часто мешают?

– Среднее время прибытия в пределах нашего района Центр – до 5 минут. Конечно, улицы столицы перегружены. Мы как-то ехали на вызов в район Центрального рынка и очень жёстко застряли на одной из прилегающих к пожару улиц. Мы выскочили из машины и в боевом обмундировании побежали к месту происшествия.

– Неправильно припаркованные машины, наверное, тоже мешают проезду?

– Повсеместно. В Кишинёве проблема парковок существует давно, и не раз нам вручную приходилось передвигать мешающие движению машины, особенно когда пожар происходил в высотных домах.

– Пожарные гидранты у нас где-то имеются? Их что-то не видно.

– С этим у нас всё в порядке. Вы их не видите, потому что они скрыты в канализационных люках. У нас есть карты расположения гидрантов, мы два раза в год их проверяем, а отчёты направляем в Апэ-канал для устранения неполадок. В столице проблем нет, но они могут возникать в безводных сёлах. Там применяются другие стратегии – к примеру, по использованию воды из колодцев и водоёмов. Тушение пожаров – это целая наука.

– А как с техническим оснащением?

– С этим всё хорошо. К примеру, у нас есть автоподъёмник высотой 71 метр. Не все страны Европы могут себе позволить такую роскошь. Хотя всегда может быть ещё лучше.

 

Защита Польщина

– Когда горело здание Национальной филармонии, в адрес пожарных прозвучало много нелестных слов…

– Из-за этого я и стал активным пользователем социальных сетей. Хочу защитить нашу профессию. Когда молодой пожарный приезжает на горящий объект, работает до изнеможения и надеется, что его старания будут одобрены, а тут по новостям очевидцы говорят, что мы поздно приехали, не так, как надо, работали. Конечно, обидно до слёз. И когда ты выезжаешь на следующий вызов, с которого реально можно не вернуться, думаешь: а стоит ли так стараться… Я, как командир отделения, оценив ситуацию, могу не вести людей в огонь, могу прикрыться рекомендациями и инструкциями Устава, сказав, что моему отделению угрожала реальная опасность, и спасатели будут тушить пожар только снаружи.

Огонь – неуправляемая стихия, с ним сложно бороться. Если граждане будут скептически относиться к работе спасателей, то на места тушения пожаров будут приезжать морально сломленные люди. Я надеюсь и верю, что мы сможем воспитать поколение устойчивых к стрессу пожарных, способных игнорировать претензии зевак. В странах ЕС, в США к пожарным в любых ситуациях относятся, как к героям. Мы не претендуем на звание героев, достаточно уважительного отношения. Мы всегда открыты к общению. Не придумывайте про нас истории, обратитесь – и мы расскажем правду.

Наталья Устюгова

Facebook Комментарии
Share Button

Оставьте комментарий

Адрес редакции: Кишинев, ул. Дософтей, 122, офис 4. Тел. 022 85-60-88;
Рекламный отдел: +373 22 85 60 99; +373 69 24 51 62 / e-mail: exclusivmedia@mail.ru; zelinskaia_nata@mail.ru
PP Exclusiv Media SRL © Аргументы и факты в Молдове; e-mail: info@aif.md