Война среди ясного неба

Война среди ясного неба

О том, каким запомнился ветеранам первый день ВОВ

22 июня, в годовщину начала Великой Отечественной войны, в Республике Молдова, как во многих странах СНГ и Европы, проходит День памяти и скорби. Накануне этой даты в редакцию «АиФ в Молдове» обратился публицист Николай Чобану, который владеет уникальным материалом – записями воспоминаний ветеранов Великой Отечественной войны – жителей обоих берегов Днестра, а также других республик СССР, приехавших после окончания войны в Молдавию для восстановления её народного хозяйства.

Как рассказал «АиФ» Николай Чобану, с 2007 по 2018 год он, как энтузиаст и собиратель военной истории, в свободное от работы время встречался с фронтовиками и записывал их воспоминания, которые в полной версии сегодня можно прочесть на сайте https://iremember.ru/. За 12 лет работы ему удалось собрать около двухсот интервью с ветеранами, из которых около ста проживали в Молдове, а остальные – в России и на Украине. Из большого списка фронтовиков мало кто дожил до сегодняшних дней, а вот их рассказы до нас дошли. К дате памяти Николай Чобану предоставил нашей газете воспоминания нескольких ветеранов о том, каким они запомнили тот тёплый по-летнему, но такой холодный по событиям и внутренним ощущениям день.

 

Истребительный батальон

Ныне здравствующий Владимир Викторович Войцехович, 1924 г. р., Кишинёв (встретил войну в своём родном селе Скобровка Минской области):

«Время было тревожное, и у людей было общее ощущение, что война непременно будет, но не завтра или послезавтра. Например, в школе огромное внимание уделялось патриотическому воспитанию, физической и военной подготовке. А когда по радио объявили, что немцы на нас напали, у людей был самый настоящий шок.

Я как раз возвращался с рыбалки и ещё удивлялся в то утро, почему столько самолётов над нами летает. Потом вижу: люди стоят и слушают на улице сообщение по радио…

22 июня у нас в школе должен был состояться выпускной бал, но его отменили, так как в шесть часов вечера был налёт немецкой авиации, и у нас в Пуховичах разбомбили военный городок и нефтебазу. Надо сказать, что никакого страха тогда у меня ещё не возникло, я даже с интересом наблюдал, как самолёты сбрасывают над нашей головой бомбы, за что отец меня даже обругал. Но военные тогда находились в летних лагерях, поэтому в городке погиб только один человек. А вот нефтебаза горела два дня…

В прифронтовой полосе действовало много немецких диверсантов и агентов, и райкому партии поручили сформировать истребительный батальон, основной задачей которого должна стать борьба с ними. Уже 24 июня меня и семь моих одноклассников направили служить в этот батальон. Причём когда нас увозили, мы были уверены, что разгромим немцев буквально за несколько дней».

Время было тревожное, и у людей было общее ощущение, что война непременно будет, но не завтра или послезавтра. А когда по радио объявили, что немцы на нас напали, у людей был самый настоящий шок.

Грудью закрыть Родину

Сушкова-Урсул Антонина Николаевна, 1920 г. р., уроженка Татарии:

«В июне 41-го я оканчивала в Казани 3-й курс филфака пединститута. Помню, готовилась к экзамену, когда прибежал брат со словами: «Война!» А в понедельник с утра в институте организовали митинг, так после него мы целой колонной девчат пошли в республиканский военкомат и просились на фронт. Настроение было исключительное – готовы были грудью закрыть Родину! К тому же мы и медицинские курсы к тому времени прошли, и немецкий язык изучали. Но нам сказали подождать и вскоре вместо передовой направили помогать собирать урожай».

 

Винтовкой – в небо

Иван Савельевич Поян, 1925 г. р., уроженец Кишинёва:

«Когда началась война, мне исполнилось всего 16 лет. Я успел окончить семь классов, но к тому времени уже подрабатывал в свободное от учёбы время помощником контролёра в «Водоканалтресте», после уроков бегал туда на смену. Утром в то воскресенье я уже был на работе, когда увидел, что центр Кишинёва бомбят румынские самолёты. А потом они прилетели и к нам…

Один из милиционеров, охранявший «Водоканалтрест», взобрался на небольшой пригорок – туда, где и сейчас церковь стоит, – и начал стрелять по ним из своей винтовки. Я видел, что от его выстрела один из самолётов задымил и со снижением пошёл в сторону Рышкановки. Я побежал домой и в центре города увидел ещё дымящиеся воронки, первых раненых и убитых…»

 

Дан приказ: ему – на запад…

Вера Ефимовна Буренкова (Анастасова), 1934 г. р., войну встретила в селе Дунаевка Приазовского района Запорожской области:

«О начале войны мы узнали только на следующий день. Отец работал чабаном, и мы с отарой овец находились на пастбище где-то в степях. Ночью, когда мы уже спали, кто-то приехал. Я проснулась, услышала разговор родителей с этими людьми, которые говорили о начале войны, и поняла – произошло что-то страшное. Я подскочила, чтобы побежать к ним и узнать, что это за тревога, почему начали плакать женщины, но наступила на вилы и насквозь пробила себе ногу…

А в ноябре папу призвали. Помню, перед военкоматом скопилось много людей. Все с сумками, вещмешками. Кто обнимался, кто плакал, но, знаете, было столько песен… Кто-то гармошку растягивал, кто-то плясал, и все пели эти довоенные песни: «Если завтра война, всколыхнётся страна…», «Дан приказ: ему – на запад…». А мама всё время плакала, потому что нас оставалось с ней пятеро детей. Так как мобилизованных забрали не сразу, мы ещё несколько дней ходили в военкомат… Нам повезло, папа прошёл всю войну и вернулся живым».

 

«Запишите меня в добровольцы»

Константин Александрович Вакаров, 1924 г. р.,  уроженец Кишинёва:

«С весны 1941 года в Кишинёве появились слухи, что скоро начнётся война, но я их просто не воспринимал всерьёз, потому что не понимал, с какими силами румыны собираются пойти против нас воевать. Ведь когда при румынах недалеко от нашего дома стоял 30-й артиллерийский полк, я сам видел, как пушку тащила полуголодная худая лошадка, а чуть раньше её вообще быки таскали. Потому мне казалось несерьёзным, что румыны решатся с такой «мощью» пойти против Красной Армии.

В то воскресенье я работал, а когда возвращался домой, увидел, что на пересечении теперешних улиц Штефана чел Маре и Пушкина, где сейчас находится Gemenii, вплоть до самого собора валялась обувь из разбомбленного магазина…

Мы с приятелем вместе написали рапорты в военкомат, чтобы нас призвали добровольцами. Военком меня категорически не хотел призывать, но я так упорно настаивал, что он в конце концов сдался. Правда, пришлось… стать постарше. Поэтому у меня во многих документах год рождения – 1923-й. Мама, конечно, пыталась меня отговорить, но я был непреклонен, потому что, узнав вкус нормальной жизни, никогда не остался бы в оккупации.

Но я не думал, что ухожу из дома на четыре года. Разве я тогда понимал, что такое война… Как и любой подросток,  жаждал приключений, повидать новые места, особенно хотел побывать в Одессе, о которой много рассказывал один шахматист с нашей улицы. Конечно, я и мысли не допускал, что меня убьют, почему-то совсем не думал об этом».

 

Сбитый бомбардировщик

Пётр Артёмович Бойко, 1932 г. р., уроженец села Николаевка Флорештского района:

«Весть о войне пришла в нашу Николаевку с неба. В тот день над селом четыре немецких истребителя атаковали столько же советских двухмоторных самолётов. С невероятным рёвом моторов, с очередями пулемётов, как осы вокруг своей жертвы, истребители атаковали бомбардировщиков. Один загорелся и начал падать. Но экипаж из четырёх человек на парашютах приземлился благополучно.

С места падения бомбардировщика в небо взвился столб чёрного дыма. И мальчишки, и взрослые помчались к месту катастрофы. Я видел лётчиков, они уточнили маршрут и подались в сторону Кэпрешть, где проходила шоссейная дорога. К самолёту сбежались люди из трёх сёл, однако никто не приближался к пожарищу, поскольку лётчики предупредили, что могут взорваться боеприпасы. Люди постарше ещё долго ходили к сбитому бомбардировщику за дюралевой обшивкой. Из неё умельцы делали гребешки и расчёски.

Полосу подготовила Любовь Чегаровская

Facebook Комментарии
Share Button

Оставьте комментарий

Адрес редакции: Кишинев, ул. Дософтей, 122, офис 4. Тел. 022 85-60-88;
Рекламный отдел: +373 22 85 60 99; +373 69 24 51 62 / e-mail: exclusivmedia@mail.ru; zelinskaia_nata@mail.ru
PP Exclusiv Media SRL © Аргументы и факты в Молдове; e-mail: info@aif.md