Твоё собачье дело

Твоё собачье дело

В чём заключается работа волонтёра в приюте для животных

Журналист «АиФ в Молдове» испытал на себе, каково быть волонтёром и ухаживать за бездомными животными целый день. Собираясь в приют, я рассчитывал, что попаду на кухню – помешивать в кастрюлях кашу и добавлять в неё мясные обрезки. Но не тут-то было!

 

Каша – еда не наша

Тема бездомных животных в нашей стране стоит довольно остро. Основная концентрация дворняжек наблюдается в больших городах, в частности в Кишинёве. Раньше профильная муниципальная служба их отстреливала и свозила за город, где закапывала. Это место назвали некрополем. Некоторые так и продолжают употреблять этот термин, хотя сегодня на том месте располагается Муниципальная служба по отлову и стерилизации животных. Именно туда, на дальнюю окраину, практически в голое поле, отправился я, чтобы вместе с другими добровольцами проявить свои волонтёрские способности, выяснить, насколько развито во мне чувство сострадания и готовности помочь уличным собакам.

За оградой Службы по отлову и стерилизации животных сегодня обитает до одной тысячи четвероногих друзей человека – это подобранные на улице дворняги, потеряшки и просто выброшенные бывшими хозяевами домашние питомцы. Собак там лечат, стерилизуют и кормят, но… только сухим кормом. Дело в том, что он содержит все необходимые минералы, витамины, белки и максимально приближён к пищевым пристрастиям собак. Многие из попавших в приют псов и такой еды не видели годами. Кашу собакам не варят – я зря к этой работе готовился. Оказывается, чтобы три раза в день кормить тысячу животных кашами, нужна фабрика-кухня. Притом кашки – вовсе не собачья еда. Эти животные по своему биологическому назначению – падальщики, поэтому протухшая пища им больше по вкусу.

80% животных, попадающих в приют, – уличные собаки. За оградой Службы по отлову и стерилизации животных сегодня обитает до одной тысячи четвероногих друзей человека – это подобранные на улице дворняги, потеряшки и просто выброшенные бывшими хозяевами домашние питомцы.

В периметре вольера

Работник службы отлова, выдавая мне волонтёрский инвентарь – совок, грабли и метлу, болтал без умолку. Из его рассказа я узнал, что вся территория питомника поделена на вольеры, которые устроены так, чтобы их обитатели не мешали друг другу. Но особо вредные особи мужского пола начинают делить территорию. Ещё, поддаваясь зову природы, собаки сбиваются в стаи, в которых обязательно заводится вожак. Вожаки пытаются устроить потасовки. Особо рьяных «бойцов» приходится распределять в другие вольеры или рассаживать по клеткам. В клетки также размещают и только что пойманных животных, которые обычно сильно перепуганы. Они не понимают, где оказались и почему вокруг так много собак. Новичками приходится заниматься отдельно – в основном, оказывать медицинскую помощь, избавлять от паразитов. Поэтому работники, которых в приюте около 30 человек, не сидят без дела.

 

Породистые тоже плачут

В собачьем приюте я увидел псов всех мастей и размеров. Есть и породистые. За одной из решёток сверкнули голубые глаза хаски, за другой несчастный пекинес уставился на меня единственным глазом. У ограды, грустно повесив уши, сидела такса. Это собаки, которых бросили хозяева. Так случается часто. Животное, неподготовленное к жизни на улице, быстро погибает. Хаски, пекинесу и таксе ещё повезло. Их кормят, и они в приюте в безопасности. Если получится, волонтёры найдут им новых хозяев.

«Пристроить собаку – одна из задач нашей службы, – объяснял мне один из работников. –Видите, легковушка подъехала? Похоже, ищут себе собаку». Действительно приехали за собачкой. Социальная реклама «Возьми себе животное из приюта» делает своё дело. Молодой паре нужна собака небольшая, дружелюбная для их детей. Будет жить в доме. Нашли быстро. Приглянулся кокер-спаниель, покладистая девчонка: длиннющие висящие уши, курносый нос, тоска в тёмных глазах, в которых читается: «Возьмите меня, я хорошая». Новых хозяев предупреждают: если животное не понравится, пожалуйста, верните его в приют, а не вышвыривайте на улицу. Женщина постелила на заднем сидении старое покрывало – для перевозки спасённого кокера-спаниеля, а муж достал из багажника большой пакет – 10 килограммов собачьего корма. Это подарок приюту.

 

Пыльная работа

Работа у волонтёра нехитрая, но физически тяжёлая. Собаки живут в вольерах, там же справляют свои физиологические потребности. Так как животных в приюте под тысячу, то и последствий жизнедеятельности хоть отбавляй. Рабочие муниципальной службы с утра до вечера убирают территорию, а вот под будками не всегда успевают. Этим занимаются волонтёры. На данный вид работ отправился и я. Чтобы убрать под будкой, надо её сдвинуть или перевернуть на бок. На расчистку этой территории у меня ушло около двух часов. Передвинул с десяток будок, с непривычки стало ломить руки и спину.

Со мной плечом к плечу трудились 20 молодых ребят-волонтёров. В приюте ими очень довольны. Они помогают уже 1,5 года, приходят два раза в месяц на целый день: очищают территорию, выметают из-под будок грязь, моют миски, из которых пьют воду животные. Ещё молодые помощники выгуливают собак, вычёсывают им шерсть. Поначалу я удивился, спросив ребят, зачем в приюте выгуливать собак. Оказывается, очень даже нужно. В своей дикой жизни животные бегали, где хотели, а в питомнике – клетки и вольеры. Особенно не побегаешь. А им хочется размять лапы, обнюхать округу – собаки же.

 

Четвёрка тянет удалая

«Вы как, не против выгулять пару псов?» – интересуется работник. «Нет, не против», – отвечаю. Беру сразу четвёрку. «Не много ли?» – удивляется напарник. «Да нет. Так получилось, что у меня дома трое четвероногих, так что кое-какой опыт массового выгула имеется», – говорю не без гордости.

Мне передали поводки четырёх покладистых и неагрессивных собак. Это мальчик – белый голубоглазый хаски и три дворовые девчонки: белая с рыжими пятнами, чёрная и пушистая, как лиса-чернобурка, и грязно-белая, похожая на большую болонку. Собаки счастливы, что могут погулять. «Чернобурка» даже пытается подпрыгнуть и лизнуть меня в губы. Мои ноги тут же опутывают четыре поводка – собаки пытаются тащить меня в разные стороны. Им что-то надо вынюхать под кустами и кочками, а кобельку хаски ещё и пометить территорию. К тому же он сразу почувствовал себя вожаком этой маленькой стаи.

Девчонки больше трусили рядом, но иногда «болонка» норовила что-то раскопать. В целом прогулка получилась неплохая. Правда, возвращаться в вольер самец хаски не захотел. Я тянул за его поводок, а он упёрся четырьмя лапами, того и гляди вырвется из ошейника, а потом ищи-свищи его в поле. На помощь пришли работники приюта, и мы совместными усилиями впихнули хаски обратно в вольер. Остальные три собаки бегали вокруг и помахивали хвостами. Смею предположить, что им понравилось, как мы управились с вожаком.

 

На языке благодарности

После прогулки мне поручили вычёсывание собак. Четвероногие друзья человека постоянно линяют, и эту ненужную шерсть необходимо удалять специальными расчёсками и чесалками. Собаки от этой процедуры млеют: стоят, не шелохнувшись, прикрыв глаза. Главное не переусердствовать – сильно не нажимать на расчёску или скребок, чтобы не поцарапать собаке кожу. Они сами подставляют бока и части тела, которые им хочется, чтобы почесали. Самые доверчивые, раскинув лапы, ложатся на спину. Вот за этим занятием я провёл полтора часа, вычесав с десяток псин. Они были довольны – облизывали мне руки, кто-то норовил даже моё лицо языком достать.

День волонтёра пролетел быстро. Хоть к концу дня я и подустал, но испытывал глубокое удовлетворение от принесённой пользы приюту. Порадовало, что есть у нас молодые люди, которые не комментариями в соцсетях защищают бездомных животных, а конкретными делами облегчают их жизнь в неволе.

 

Комментарий

Роман Трахтман, руководитель Муниципальной службы по отлову и стерилизации животных:

– Приют может содержать максимум одну тысячу собак, а потребности в 10 раз больше. Всё зависит от того, как руководство города решит: либо мы собираем всех бездомных собак в приют, либо учимся жить рядом с ними. Но лучше их всё-таки собрать, потому что ненормально, когда дворняги предоставлены сами себе и разгуливают по улицам. Считается, что бездомные собаки уничтожают крыс и тем помогают городу, но это не так. Всё живое быстро приспосабливается к лёгким условиям жизни. В городах большая кормовая база – пищевые отходы. Плюс люди, которые кормят собак. В таких условиях животное расслабляется и охотиться не будет. Кошки ещё сохранили природные охотничьи навыки, а собаки давно их растеряли. Уличные собаки живут в плохих условиях. Грязное и голодное животное воспринимается обществом почти как паразит. Вид бродяжки не пробуждает во многих людях желания накормить его и предоставить ему кров. Поэтому чем больше бездомных собак на улицах, тем слабее будет развиваться культура одомашнивания животных.

 

Игорь Сафонов

Facebook Комментарии
Share Button

Комментарии (1)

Оставьте комментарий

Адрес редакции: Кишинев, ул. Дософтей, 122, офис 4. Тел. 022 85-60-88;
Рекламный отдел: +373 22 85 60 99; +373 69 24 51 62 / e-mail: exclusivmedia@mail.ru; zelinskaia_nata@mail.ru
PP Exclusiv Media SRL © Аргументы и факты в Молдове; e-mail: info@aif.md