Сельский учитель уходит в историю

Сельский учитель уходит в историю

О том, почему необходимо вернуть престиж профессии педагога

Отношение к системе образования всегда являлось показателем уровня социальной справедливости. Все дети имеют право учиться в родном населённом пункте, в тёплых классах, в достойных условиях и у хороших учителей. У сельских ребятишек должны быть равные условия с городскими. На деле же всё происходит с точностью до наоборот.

 

Потерянные бюджетники

Как так получилось, что за пару десятилетий профессия учителя потеряла свой престиж? Всё очень просто. Власти не нужны образованные люди. Из-за низких зарплат тысячи педагогов уехали за границу в поисках лучшей жизни или нашли более денежную работу. После 2014 года, когда школы стали массово закрываться, система образования потеряла ещё более 10 тыс. педагогических кадров. Вернуть их уже практически невозможно, как невозможно вновь открыть закрытые школы.

– В педагогические вузы на бюджетные места принимают достаточно большое количество студентов, но после окончания учёбы в системе образования остаётся не более 15% выпускников, остальные уходят, – уточняет доктор философских наук, экс-министр образования Корнелиу Попович. – Отсюда и дефицит – более 2000 вакантных мест. Возникает вопрос: почему мы тратим столько денег на их подготовку? У нас более 40% преподавателей – это люди предпенсионного и пенсионного возраста, которые в любой момент могут уйти. Доля учителей моложе 30 лет сократилась до 9%.

Но поедет ли молодёжь в населённые пункты, где учебные заведения со дня на день могут прекратить своё существование? Если уж кто-то и решил выбрать себе эту сложную по нашим временам профессию, то лучше осядет в столице, где также не хватает молодых специалистов, но есть возможности для карьерного роста. При этом коллективы сельских школ стареют, и, кажется, такое положение вполне устраивает нашу власть.

В педагогические вузы на бюджетные места принимают достаточно большое количество студентов, но после окончания учёбы в системе образования остаётся не более 15% выпускников, остальные уходят. Отсюда и дефицит – более 2000 вакантных мест.

Сию минуту не получится

В Государственном педагогическом университете им. И. Крянгэ (ГПУ) есть много специальностей, которые можно использовать не только в школах – это программисты, переводчики, дизайнеры интерьеров. Причём если речь идёт об обучении по контракту, то здесь цены заметно ниже, чем в других вузах. Всем студентам непедагогических специальностей предлагается психолого-педагогический модуль, то есть они все могут работать в школах. Но не хотят.

– Подготовку педагогических кадров надо рассматривать на уровне государства как социальную проблему, – считает ректор ГПУ им. И. Крянгэ Александра Барбэнягрэ. – В её решении должны быть задействованы и профильное министерство, и районные управления образования, и примэрии, и учебные заведения, и вузы. Все эти структуры должны взаимодействовать. Мы готовим педагогов, но они должны закрепиться на местах. К сожалению, этого не происходит. Вопрос в том, как встречают молодых учителей, какие им создают условия для работы и т. д. И вообще, мы не можем выдать специалиста по требованию, сию минуту, необходимо заранее просчитывать, где появятся вакансии и необходимы молодые кадры.

По мнению А. Барбэнягрэ, причин, по которым молодые люди не спешат осваивать педагогические специальности и, в частности, ехать на работу в сёла, достаточно много – это низкая заработная плата, отсутствие условий для проживания, возможности профессионального роста и, в целом, нет уверенности в завтрашнем дне.

 

Пенсионеры на подхвате

Когда-то все выпускники вузов должны были отрабатывать три года в тех местах, где были востребованы их профессии. Данное требование было спорным и нарушало права новоиспечённых специалистов, но дыры в штатных расписаниях были закрыты. После того как в 2005 году Республика Молдова присоединилась к Болонскому процессу, это правило отменили, но сохранились другие варианты вербовки кадров. Согласно регламенту Министерства образования и исследований, на педагогические специальности вне конкурса могут поступать дети из семей педагогов и выпускники лицеев, у которых есть рекомендательное письмо от педагогических коллективов и средний балл по бакалавру не ниже восьмёрки.

– Возвращение к старой практике, когда школы отправляли своих выпускников на учёбу, чтобы они потом вернулись, могло бы улучшить ситуацию, – считает проректор по учебной работе Педагогического университета им. Крянгэ Анжела Шолкан. – Однако возможность зачисления на основе рекомендательного письма не используется. Два года назад у нас было три студента с рекомендациями, а в прошлом году – ни одного.

Сейчас сложно понять, что Министерство образования предпринимает, чтобы привлечь и удержать молодых специалистов в школах. Благо на помощь приходят учителя-пенсионеры.

– Душой мы остаёмся молодыми и всегда готовы прийти на помощь своим школам, – утверждает учитель английского языка Галина Гаврилюк (Рышканский р-н). – Я раньше и подумать не могла, что в 70 лет смогу освоить технику онлайн-обучения, но всё получилось. Так что когда меня пригласили на работу, я с радостью согласилась. Приятно снова стать частью коллектива, учить детей. Они у нас очень славные и достойны полноценного обучения.

Молодых специалистов не хватает не только в детских садах и в школах, но и в вузах. Эта профессия теряет свою популярность. Раньше слово УЧИТЕЛЬ звучало гордо – сейчас оно ассоциируется с бедностью, а порой и с безысходностью. Педагогические специальности вновь должны стать престижными, иначе у Молдовы просто не будет достойного будущего.

 

Комментарий

Деньгами не заманишь!

Валерий Мудук, депутат парламента, секретарь комиссии по местному управлению:

– Подготовкой и распределением педагогических кадров должно заниматься Министерство образования, не может же каждое учебное заведение в частном порядке обращаться в вузы. Сейчас дефицит кадров покрывается за счёт учителей пенсионного возраста, но это не будет продолжаться вечно. Молодые кадры не спешат в сельские школы даже несмотря на то, что там они в течение первых трёх лет получают материальную помощь от государства в размере 120 тыс. леев, по 40 тыс. каждый год. Они ищут более комфортные и перспективные места работы. С повышением цен на энергоносители желающих поехать в глубинку станет ещё меньше.

Функции местной администрации – это материальное обеспечение учебных заведений, и с этим сейчас возникают большие вопросы. Базовая ставка оплаты учителей немного увеличилась, и эту разницу оплачивают из местных бюджетов в надежде на то, что расходы, как и положено, будут покрыты из государственной казны. Но центральная власть до сих пор не рассчиталась. Такая же ситуация с 13-й зарплатой и с разницей после повышения цен на энергоносители. Все дополнительные, ранее не предусмотренные расходы ложатся на плечи местных администраций, и неясно, когда этот дефицит будет погашен. Я считаю, что необходимо пересмотреть принцип финансирования учебных заведений с учётом интересов учащихся сельской местности.

 

Мнение Беляковой

Не допустить параллельные миры

Ситуация с педагогическими кадрами, конечно, аховая, особенно в школах с русским языком обучения. Самая большая проблема с малокомплектными школами, где один учитель преподаёт несколько предметов, и это сказывается на качестве образования. Есть проблемы с математиками, физиками, химиками и т. д. Немного стал страдать и уровень подготовки кадров, возможно потому, что критерии отбора на эти специальности снизились, а требования к педагогам повысились.

Если говорить о закрытии школ, то ситуации очень разные и каждая из них требует детального рассмотрения. К примеру, если взять школу в селе Мисовка Яловенского района, то это последнее учебное заведение с русским языком обучения в данной местности и её нужно сохранить. Я думаю, надо привлечь к решению вопроса местные власти, сама школа с ситуацией не справится. Ещё на уровне обучения студентов надо кого-то из ребят присматривать, пытаться чем-то их заинтересовать. Ситуация разъяснится скорее всего к концу учебного года.

Министерство многие вещи отдало на откуп местным властям, поэтому я поставила перед собой цель связаться со всеми управлениями народного образования и актуализировать информацию по наличию и нехватке педагогических кадров. Мы также не знаем, в каком количестве школ с государственным языком обучения остался русский язык, который стал предметом по выбору. Это тоже большая проблема, потому что мы должны сохранять межкультурные связи. И если русский язык будет уходить из национальных школ, наша молодёжь начнёт жить в параллельных мирах. С другой стороны, в русскоязычных учреждениях, в том числе и в детских садах, не хватает преподавателей, являющихся носителями государственного языка. В частности это касается регионов с компактным проживанием населения, где русский является основным языком общения.

Елена Белякова,
депутат парламента, член комиссии по образованию, науке и исследованиям

 

Наталья Устюгова

Facebook Комментарии
Share Button

Sorry, comments are closed for this post.

Адрес редакции: Кишинев, ул. Дософтей, 122, офис 4. Тел. 022 85-60-88;
Рекламный отдел: +373 22 85 60 99; +373 69 24 51 62 / e-mail: exclusivmedia@mail.ru; zelinskaia_nata@mail.ru
PP Exclusiv Media SRL © Аргументы и факты в Молдове; e-mail: info@aif.md