С языка Пушкина – на язык Эминеску

С языка Пушкина – на язык Эминеску

Диана Жалбэ – о выбранной профессии, переводах на заказ и для души

В её доме с рождения звучали и молдавский, и русский. Оба языка – родные. Диана переводит русскую классику – Пушкина, Некрасова, Лермонтова, Твардовского, Друнину – на молдавский язык, Матковского, Александри, Эминеску – на русский. Кто сейчас возьмётся за военную лирику Константина Симонова, в наши-то дни конъюнктуры и ревизии ценностей? А эта девушка двадцати шести лет от роду берётся! Потому что, говорит, есть такие шедевры, о которых должны знать все.

В сентябре 2020 года поэтесса и литературный переводчик Диана Жалбэ стала лауреатом международной премии «Содружество дебютов».

ДОСЬЕ
Диана Жалбэ – поэтесса, литературный переводчик, член Ассоциации русских писателей РМ. Окончила МолдГУ по специальности прикладной французский и английский язык. Лауреат международной премии «Содружество дебютов» Межгосударственного фонда гуманитарного сотрудничества государств – участников СНГ (2020 г.). Лауреат Республиканского литературного конкурса для молодёжи «Взлётная полоса» (2012, 2015 гг.), премий «Под сенью Долны» (2014, 2016 гг.). 2-е место в конкурсе переводчиков «Свеча толмача» в рамках Всемирного поэтического фестиваля «Эмигрантская лира» (2018 г.).

Дело выбора

– Диана, бум на специальность переводчика мы пережили раньше, в 90-е. А чем был продиктован ваш выбор?

– Тут две причины: первая – я очень любила переводить стихотворения ещё со школы, а вторая состоит в том, что из-за моих ограниченных физических возможностей мне было бы трудно ходить куда-то на работу, и мои родные посоветовали выбрать такую профессию, которая позволяла бы работать дома. Скажу честно: что касается магистратуры, то я специально выбрала устный перевод, несмотря на то что мне он даётся намного сложнее, нежели письменный. Но ещё ни разу я не пожалела о том, что сделала именно такой выбор.

– Первое произведение, переведённое вами, – что это было? Речь идёт об осознанном выборе.

– Стихотворение Михая Эминеску «De ce nu-mi vii?». Выбора как такового не было, просто я прочитала уже существующий перевод и решила попробовать. Перевела за час, может, даже за полчаса. На вдохновении.

– Вы переводите классику молдавскую/румынскую на русский язык, и русскую – на молдавский. Удивительно. Ведь её уже переводили, и это не самый востребованный материал. Есть модные писатели, у которых тиражи, они в шорт-листах. Почему так?

– Здесь нужно очень чётко разграничить, о каком именно переводе идёт речь. Переводчик – это моя профессия, я получаю заказы и выполняю их, переводя то, что дают. Если же мы говорим о том, что касается творческой составляющей, а именно – литературного перевода, то я перевожу классику не потому, что её уже переводили, а потому, что я её читала и читаю. А современных авторов я начала открывать для себя совсем недавно. Вообще, что касается литературного перевода как хобби, я думаю, нужно переводить то, что нравится. Это – с одной стороны. Но с другой – я берусь и за произведения, которые никто ещё не переводил. Допустим, я не нашла перевода «Моцарта и Сальери» Пушкина или «Русских женщин» Некрасова.

Востребованность произведения для меня не имеет никакого значения. Более того, скажу, что мне не очень нравится переводить литературу на заказ, исключение – поэма «Битва на Днестре» Михаила Лупашко об освобождении Молдовы от фашистских захватчиков. Я получила удовольствие, но… Но, повторюсь, я люблю переводить то, что хорошо знаю, то, что выбрала сама, и то, что мне близко и дорого.

Если переводишь художественное произведение, то, помимо отличного знания обоих языков, важно чувствовать их, чтобы передать эмоции, ритм, стиль эпохи, писателя, героев. У меня, как у читателя, должно остаться ощущение, что я прочла русского поэта, и не задумываться при этом, что это был сейчас молдавский язык.

Тонкости перевода

– В чём сложность перевода русского автора на молдавский, и наоборот? Есть ли какие-то нюансы, специфичные для того или иного языка?

– Есть и различия, и определённые нюансы. Думаю, самое сложное – передать дух эпохи. Например, если я перевожу произведение, где действие происходит в России XIX века, то у потенциального читателя Некрасова на молдавском языке должно сложиться ощущение, что он попал в атмосферу того времени. Даже при том, что есть слова, которые можно перевести в варианте, который больше на слуху у молдоязычных читателей, не владеющих русским языком. Но если этого не было в России, я не имею права использовать удобный для себя вариант. И я буду искать долго, пока не найду максимально подходящий. Самый яркий пример, с которым я столкнулась, когда переводила «Русских женщин» Некрасова, – это диалог княгини Трубецкой и губернатора Иркутска. Я задалась вопросом, как перевести слово «княгиня». С одной стороны, что-то похожее на герцога и есть в молдавском – ducesa, то есть герцогиня. Это слово на слуху особенно для тех, кто читал классику на молдавском. Но в России-то не было такого титула, то есть титул герцога подданному России присваивался другими государствами, и только один человек был с титулом герцога – это Александр Данилович Меньшиков. А значит герцог и князь – разные титулы. В конце концов после мучительных поисков я всё же нашла эквивалент слову «княгиня», и мне удалось сохранить смысл в полном его объёме. Ведь даже если ты делаешь сноску и объясняешь, всё равно крайне важно передать нравы, обычаи, манеру общения, дух времени и места. Это в равной степени относится к переводу с русского на молдавский, и наоборот.

– Как долго потом редактируете? Бываете ли окончательно удовлетворены результатом? Или перевод напечатали, а вы читаете и думаете, что всё же тут можно было иначе сделать?

– Безусловно, любой литературный процесс подразумевает редактуру. Я могу быть сама удовлетворена, но… И на любое замечание реагирую спокойно, с благодарностью, без обиды. Хотя, признаюсь, раньше более остро реагировала. Это касается в основном переводов на русский. У меня крайне редко бывает состояние окончательного удовлетворения. Нет, я, конечно, могу быть рада, очень рада, что, наконец, перевела, но это не значит, что больше не вернусь к этому переводу, что он не будет редактироваться и изменяться.

– Я уже поняла, что переводы на заказ – это профессиональная деятельность, а литературные произведения – это по велению души. Тогда можно говорить о том, что бывает состояние, когда накатило, когда вдохновение?

– Что касается литературного перевода, то я перевожу то, что мне нравится. И действительно, если вдохновение нагрянет – никуда уже не денешься. Самое неприятное, когда вдохновение накрывает в полночь, а сил бежать к компьютеру уже никаких нет, и тогда я записываю на телефон. Ничего не поделаешь, нужно успеть записать мысль, пока не забыла. Но в этом есть своя прелесть. Наверное, мне было бы грустно, если бы приходилось переводить литературные произведения на заказ.

Между классиками и современниками

– Есть любимые авторы? Кто? Почему?

– Насчёт любимых авторов – сложный вопрос. Мне очень многие нравятся – Пушкин, Лермонтов, Некрасов, Твардовский, Шолохов, Булгаков, Эминеску, Александри, Матковски. Люблю разных писателей и жанры разные. Из последнего, что прочитала и очень понравилось, – это молдавский перевод Аньес Мартен-Люган «Счастливые люди читают книжки и пьют кофе». Объяснить почему? Потому что очень жизненно… Но знаете, я обычно не пытаюсь определить, чем произведение меня зацепило. А ещё я очень стараюсь не перечитывать по десять раз, чтобы сэкономить время и прочесть что-то новое. У меня есть такая дурная привычка, но я стараюсь от неё избавиться.

– И всё же, если говорить о выборе произведения для перевода… современные авторы вам не интересны? Или дело в чём-то другом?

– Дело даже не в том, интересны те или иные авторы или нет. Просто надо очень хорошо знать современную литературу, а я только сейчас перешла к ней. Дело в том, что я читала очень много классики XVIII – XIX веков. Рассказы, повести, романы – мне это близко. А современной литературой я не прониклась ещё настолько, чтобы переводить. Не пришло, видно, ещё время для меня заняться ею. Не готова. Бывают исключения. Например, я перевела одно стихотворение Олеси Рудягиной, но и оно написано на историческую тему…

– Какими качествами, с вашей точки зрения, должен обязательно обладать переводчик?

– Если переводишь художественное произведение, то, помимо отличного знания обоих языков, важно чувствовать их, чтобы передать эмоции, ритм, стиль эпохи, писателя, героев. У меня, как у читателя, должно остаться ощущение, что я прочла русского поэта, и не задумываться при этом, что это был сейчас молдавский язык.

– Вы стали лауреатом международной премии «Содружество дебютов». В каком смысле эта премия для вас важна? Вообще, мне кажется, труд переводчика – он всё же всегда в тени.

– Честно сказать, я перевожу ради перевода. Мне доставляет удовольствие сам процесс. Конечно, приятно, когда тебя замечают, но, думаю, я бы не достигла ничего без Ассоциации русских писателей Молдовы. Я им очень благодарна, потому что без их поддержки, критики, помощи я бы не находилась там, где нахожусь сейчас в творческом плане. Не было бы поездки на семинары в Минск, на фестиваль «Эмигрантская лира» и на другие очень важные для меня мероприятия. А что касается труда переводчика… Да, он остаётся в тени, но этот труд важен, потому что есть произведения на такие душераздирающие темы, что их должны читать как можно больше людей.

Инна Желтова

Facebook Комментарии
Share Button

Оставьте комментарий

Адрес редакции: Кишинев, ул. Дософтей, 122, офис 4. Тел. 022 85-60-88;
Рекламный отдел: +373 22 85 60 99; +373 69 24 51 62 / e-mail: exclusivmedia@mail.ru; zelinskaia_nata@mail.ru
PP Exclusiv Media SRL © Аргументы и факты в Молдове; e-mail: info@aif.md