Реинкарнация бизнеса

Реинкарнация бизнеса

О том, как будет переформатирована деловая среда Молдовы

Пандемия устроила предпринимателям серьёзную проверку на прочность. В каждой стране мира она проходит с учётом суровости карантинных мер и поддержки государства. Но решать, кто выживет после этих испытаний, будем мы, потребители, ведь всё зависит от наших желаний, возможностей и платёжеспособности.

 

В выигрыше инвесторы

Последнее чрезвычайное положение, введённое временным правительством, судя по всему, больших изменений в жизнь граждан Молдовы не привнесло. Большинство предприятий и государственных учреждений работают, граждане гуляют в парках и наслаждаются весной. Но есть и страдающие от ограничений. Это поставщики услуг сектора HoReCa, где ужесточились требования по графику работы, и выпускники гимназических и лицейских классов, которым после дистанционного обучения всё-таки придётся сдавать экзамены. Вместе с тем сложно оспорить тот факт, что за минувший год в Молдове серьёзно пострадали малый и средний бизнес.

Как заметил экономический эксперт Виорел Гырбу, длящаяся уже год пандемия коронавируса приводит не только к депрессиям у граждан, но и серьёзнейшим образом бьёт по экономике. Однако есть и те, кто смог в период пандемии разбогатеть. В первую очередь заработали продавцы медикаментов, спрос на которые значительно вырос. Не остались в накладе частные медицинские центры и лаборатории, а также супермаркеты, которые не закрывались ни на один день.

– Пандемия ударила по всем статьям экономики. Кризис всегда означает перераспределение. Кто плохо спрогнозировал свой бизнес, оказался в неприятной ситуации, – таких вытолкнули с рынка. Их место занимают другие, – рассказывает Виорел Гырбу. – Выживут только большие и сильные – в мире именно такие бизнес-структуры не разоряются, а получают прибыль в кризисных условиях. Иностранные исследователи отмечают, что во время пандемии выиграли крупные бизнесмены, а средние и мелкие обанкротились. Тем более в такой стране, как Молдова.

Эксперт предупредил, что нас ждут серьёзные проблемы. В выигрыше в нашей стране будут в первую очередь иностранные инвесторы. Они почувствуют себя более комфортно и расширят своё влияние в Молдове.

Выживут только большие и сильные – именно такие бизнес-структуры в мире не разоряются, а получают прибыль в кризисных условиях. Иностранные исследователи отмечают, что во время пандемии выиграли крупные бизнесмены, а средние и мелкие обанкротились. Тем более в такой стране, как Молдова.

Рынок без сбыта

Сельскохозяйственный бизнес тоже давно еле держится на плаву, а пандемический и очень засушливый год только оголил все проблемы.

Руководитель питомниководческого хозяйства АО MECGRATO Георгий Пуркаряну считает, что аграрный сектор тоже ждёт переформатирование: мелкие хозяйства уйдут с рынка, а крупные, специализирующиеся на нескольких культурах или видах деятельности, ещё как-то удержатся.

Кто успел закупить хорошую технику, продолжат работать. У мелких хозяйств, погрязших в кредитах, будущего нет, – считает Георгий Пуркаряну. – Растениеводы страдают от засухи, но в садоводстве и питомниководстве тоже ситуация непонятная. В нашей отрасли её необходимо просчитывать на десятилетия, а у нас делается только локальный прогноз. Если в этом году цены на фрукты нет, то и новые плантации никто сажать не будет. К началу апреля цена яблок, хранящихся в холодильных установках, была ниже осенней, а это уже убытки. И опять же страдают маленькие фермы, где нет своей технической базы. Власти говорят, что наш рынок европейский, но что-то я этого не замечаю. Не вижу, чтобы кто-то отгружал яблоки в Голландию, Италию или Польшу. Доступный для Молдовы европейский рынок простирается до Ясс и Сучавы, но не далее. Неопределённость никуда не ведёт. Нельзя вкладывать деньги в тот же питомник и каждый год сжигать 20–40 тысяч саженцев. Это не бизнес. К сожалению, наши садоводы не привыкли строить планы на 2–3 года вперёд.

Любая проблема производства начинается с конца, то есть с определения рынков сбыта. Есть рынок – можно работать. Сейчас у производителей фруктов появилась ещё одна проблема: как и было запланировано ранее, Россия отменила беспошлинный ввоз молдавской продукции – в частности яблок. Игорь Додон, будучи президентом, успешно решал эту проблему, а действующие официальные лица государства демонстративно её игнорируют. Они не ведут по этому поводу официальных переговоров с РФ.

 

Валюта для кураторов

Надо признать, что Молдова – самое бедное государство в Европе. Возможности нашей страны, по сравнению к другим государствам, не так велики. Тем не менее мы видим, как США и ЕС делают огромные финансовые вливания и населению, и бизнесу.

– Если мы проанализируем последний год, то увидим, что наши валютные резервы выросли примерно с $3 млрд до $4 млрд. Страна нищая, а Национальный банк сидит на этих деньгах. Поэтому предложение Партии социалистов часть этих средств направить в экономику вполне логично, – считает доктор экономики Михаил Пойсик. – Валютные резервы должны составлять трёхмесячный объём импорта – у нас примерно в четыре раза больше. Парадокс в том, что мы эти резервы размещаем в международных финансовых организациях практически под нулевой процент, а кредиты берём под серьёзные процентные ставки. Кураторы по развитию говорят, чтобы мы не тратили свои резервы, потому что они дают нам кредиты под определённые условия, в ряд которых входит и обязательство не трогать нашу валюту. Молдавские апологеты Запада во главе с госпожой Санду, пресмыкаясь перед этим самым Западом, стараются все их идеи реализовать. По сути дела мы сами себя закабаляем. Могли бы оказать помощь малому и среднему бизнесу в условиях пандемии, но у нас связаны руки.

Самая большая проблема Молдовы в том, что мы живём чужим умом. Естественно, рынок товаров и услуг будет переформатирован. Малый и средний бизнесы наименее устойчивы, потому что у них запас прочности гораздо меньше. Грядёт своеобразная реинкарнация бизнеса. В условиях кризиса всегда слабый умирает, а выживают сильнейшие.

 

Комментарий

Негласная изоляция

Аннета Засавицки, президент Национальной ассоциации ресторанов и развлекательных заведений РМ:

– В результате последних введённых ограничений сектор HoReCa оказался в негласной изоляции. Работая только до  20:00 и со множеством ограничений, связанных с соблюдением дистанции, а также с количеством людей, которым разрешено находиться в заведении, исключающим возможность организации мероприятия, сектор HoReCa потерпел убытки в размере 75% по сравнению с 2019 годом и около 50% – по сравнению с летним периодом 2020-го.

 

Мнение Кушнира

Мир не будет прежним

Если говорить о бизнесе в целом, то он у нас и до коронавируса испытывал немалые проблемы, и одна из них – налоги. У нас если вкладываешь в какое-то дело один лей, то отчисляешь в виде налогов примерно столько же. Количество налогов у нас зашкаливает. Тут и без всяких карантинных мероприятий было тяжело, а они только усугубили ситуацию. И сложно сказать, когда по некоторым позициям мы вернёмся хотя бы к уровню 2019 года.

Если говорить о людях, которые остались без работы, это в первую очередь представители гостинично-ресторанного бизнеса. Но за них хотя бы пытаются заступиться. А кто защитит работников культуры и искусства? Я не могу понять, как они выживают. В частности те, кто зарабатывал на жизнь индивидуальными выступлениями.

Сложно сказать, какая из сфер бизнеса выйдет из пандемии с наименьшими потерями. Всё меняется. Нельзя обозначить какие-то определённые приоритеты. Должно пройти несколько лет. Но уже сейчас можно сказать, что нас ждёт нехватка продовольствия местного происхождения. К примеру, мы уже сейчас импортируем мясо, а наши производители мясных продуктов закрывают свои производства. Так что при правильно расставленных акцентах поддержки со стороны государства сельское хозяйство должно развиваться.

Придёт время – бизнес восстановится. Другой вопрос: с какими потерями он придёт к возрождению. Может быть, в процентном соотношении на какое-то время сократится доля малого и среднего звена. Не может существовать общество, если что-то выпадает из общего производства. Могут появиться и какие-то новые структуры. Ведь мы не знаем, чего захотят люди после окончания пандемии, как будут складываться их отношения. Но однозначно: мир уже не будет прежним, а следовательно у людей могут появиться новые запросы, на которые обязательно отреагирует бизнес. Ну а пока какие-то прогнозы строить рано.

Григорий Кушнир,
президент кинокомпании Profilm-company

 

Наталья Устюгова

Facebook Комментарии
Share Button

Оставьте комментарий

Адрес редакции: Кишинев, ул. Дософтей, 122, офис 4. Тел. 022 85-60-88;
Рекламный отдел: +373 22 85 60 99; +373 69 24 51 62 / e-mail: exclusivmedia@mail.ru; zelinskaia_nata@mail.ru
PP Exclusiv Media SRL © Аргументы и факты в Молдове; e-mail: info@aif.md