Психологическая загрузка

Психологическая загрузка

О том, какие последствия для здоровья несёт COVID-19

Ковид серьёзно пошатнул здоровье миллионов людей, но учёные говорят, что даже после исхода пандемии человечество продолжит сталкиваться с серьёзными проблемами. В частности они коснутся психоэмоциональных расстройств как переболевших людей, так и переживших в изоляции многочисленные карантины.

 

Страх как тревожно!

Председатель Общества психиатров, наркологов, психотерапевтов и клинических психологов РМ Жанна Кихай говорит, что уже сейчас заметно, как увеличилась нагрузка на специалистов. При этом необходимую помощь может получить любой житель страны, поскольку в каждом районе функционируют коммунитарные центры психического здоровья, где работают социальные работники, психологи и психиатры. Правда, последних немного не хватает.

– Проблема даже не в том, хватает или нет специалистов, а в том, что наши граждане очень редко обращаются за помощью, – уточняет Жанна Кихай. – Они либо стесняются, либо не осознают серьёзности нарушений психоэмоционального состояния. Из-за этого в будущем нас ждёт увеличение числа людей с нарушениями психического здоровья. Условно их можно разделить на три группы: люди, у которых появились страх и тревога, связанные с коронавирусной инфекцией; пациенты, у которых уже были психоэмоциональные проблемы и они продолжают усугубляться; переболевшие COVID-19, когда болезнь оставила негативные последствия в виде нарушения мышления и внимания, расстройств эмоциональной и эффективной сфер.

В профессионализме специалистов, работающих в государственных медицинских учреждениях, Жанна Кихай не сомневается, поскольку они постоянно повышают квалификацию, изучают новые рекомендации ВОЗ и международных медицинских сообществ, в том числе и связанные с постковидными состояниями. Вместе с тем очень сложно подсчитать, сколько психологов работает в частном порядке, а тем более оценить, насколько высок их профессиональный уровень. Поэтому если вы хотите обратиться к специалисту такого профиля, изучите его дипломы.

Если мы реально хотим пережить этот кризис, то индивидуальная или групповая психологическая помощь может быть одним из инструментов поддержки населения.

Мозговой туман

Согласно обсервационным тематическим исследованиям, около половины заболевших COVID-19 имели различные неврологические проявления и осложнения. Механизмы, лежащие в основе этих состояний, пристально изучались и специалистами Государственного университета медицины и фармации им. Н. Тестемицану. Их статьи и описательные резюме являются частью мировых исследований.

– В настоящее время нет чётких доказательств прямого повреждения центральной нервной системы вирусом SARS-CoV-2. Скорее на неё влияют иммунные и воспалительные механизмы организма в ответ на инфекцию, – поясняет доктор медицинских наук, доцент, генеральный секретарь Общества неврологов Александр Гаснас. – Тем не менее осложнения со стороны центральной нервной системы могут возникать как в остром периоде заболевания, так и после излечения от COVID-19. Спектр неврологических осложнений включает некротизирующую энцефалопатию, поперечный миелит, острый диссеминированный энцефаломиелит, синдром Гийена-Барре, эпилептические припадки и инсульт. Проявления, которые продолжаются или возникают в течение четырёх недель после первичного заражения, называются «длительными последствиями COVID-19».

Коронавирусная инфекция также может вызывать психологические последствия. Многие пациенты отмечают депрессию (32,6%), тревогу (35,7%), нарушения сна (41,9%) или даже психоз (4%), головокружение (до 30%), утомляемость и общую слабость (до 70%). Во время пандемии клинически проявлялись нарушение памяти и когнитивных функций, болевые синдромы, которые могут сохраняться и после выздоровления. Клинические испытания показывают, что у таких пациентов наблюдается ухудшение памяти даже в тот период, когда вирус в организме уже не обнаруживается. Например, у 50 – 80% людей с COVID-19 эти симптомы наблюдаются даже через три месяца после начала заболевания.

К неврологическим проявлениям после COVID-19 относятся утомляемость, головная боль, трудности с концентрацией внимания («мозговой туман»), нарушения сна, головокружение, парестезии конечностей, перепады настроения, нарушения обонятельного восприятия и вкусовых ощущений.

Как уточнил Александр Гаснас, механизмы и предрасполагающие факторы отдалённых неврологических осложнений остаются малоизученными. Их детальная расшифровка станет возможной после дальнейших исследований, которые будут способствовать разработке эффективных стратегий лечения и профилактики.

 

Наедине со всеми

Международные медицинские ассоциации выходят с рекомендациями, как подготовиться к жизни после ковида. Что касается психического здоровья, то во многих странах беседа с психологом включена в медицинскую страховку. Не всё можно лечить исключительно лекарствами, и граждан любыми возможными способами, включая рекламные панно, приглашают на беседу с врачами этого профиля.

– Специалисты системы здравоохранения Молдовы также должны всесторонне изучить постковидную ситуацию и решить, к какому результату они хотят прийти, – считает международный эксперт в области здравоохранения Алла Токарчук. – Следует работать с теми данными, которыми мы располагаем сегодня. Если имеются какие-то элементы, которые можно использовать, то надо принять их во внимание и, соответственно, выделять ресурсы. Психологи должны быть не только в поликлиниках, но и во всех школах. Возможно, медицинская страховая компания может включить этот компонент в пакет услуг. Под медицинским контролем должны находиться все жители республики. В сёлах наблюдать за ментальным здоровьем людей могут семейные врачи или социальные работники. В маленьких населённых пунктах, чтобы покрыть дефицит медицинских кадров, следует использовать групповую психотерапию. Если мы реально хотим пережить этот кризис, то индивидуальная или групповая психологическая помощь может быть одним из инструментов поддержки населения.

Из-за кризисов, включая социально-экономический, люди приобретают психоэмоциональные проблемы, которые наслаиваются друг на друга, и если их не решать, они будут усугубляться. Запущенные депрессии придётся лечить медикаментозно, а данная нагрузка ляжет на государство. Эти люди не смогут работать, им придётся оплачивать больничные листы или выплачивать пособие по нетрудоспособности. Предполагается, что нас ждёт большое количество депрессий с возможным последующим суицидом. В данном случае гражданское общество тоже может сыграть позитивную роль – не оставлять людей наедине с собой и по мере возможности вовлекать их в социальную активность. Кстати, вакцинация снижает риск осложнений. Делайте выводы.

 

Мнение Греку

Не взять себя в руки

Система здравоохранения абсолютно не готова к потенциальному увеличению числа психоэмоциональных расстройств, лечение которых возможно только при комплексном подходе. В этом направлении даже сейчас не ведётся должной профилактики. За период пандемии и карантинных мер более чем на 20% возросло хроническое потребление алкогольных напитков и других психоактивных веществ. Люди, у которых нет денег на частного специалиста, по-своему решают психологические проблемы. Многие из них приобрели зависимость, и теперь лечить их надо по-другому. Опять же нужны специалисты уже другого уровня, которых тоже не хватает. Кроме того, известны случаи непрофессиональной психологической помощи. Некоторые, якобы психологи, выдают себя за таковых, не имея профессиональных лицензий. С другой стороны, государство нам не предоставляет и этого. Во многих странах работают целые институты, где специалисты проходят аттестацию по разным профилям. В скандинавских странах появились даже психологи-вирусологи, т. е. специалисты, которые призваны отслеживать постковидные состояния пациентов и помогать им восстанавливаться. Если проблему не решает психолог, приходит черёд психиатра, что предполагает приём психотропных препаратов, подавляющих человеческие эмоции. В итоге такое лечение приносит больше вреда, чем пользы.

К сожалению, в Молдове до сих пор парламентом не принят закон о профессии и деятельности психолога, хотя все утверждают, что такой документ очень нужен. А проект его был разработан уже давно. У нас в стране очень много психологов, которые не заинтересованы в его продвижении, потому что он предполагает контроль профессиональной и финансовой деятельности. В Молдове психические заболевания считаются второстепенными. На постковидные депрессии или панические атаки никто не обращает внимания. Вместо лечения пациентам рекомендуют взять себя в руки или же выпить снотворное на ночь, чтобы хорошо выспаться.

Мирча Греку,
президент Международного центра по профилактике аддиктивного поведения (CIPIDA),
психолог

 

Наталья Устюгова

Facebook Комментарии
Share Button

Sorry, comments are closed for this post.

Адрес редакции: Кишинев, ул. Дософтей, 122, офис 4. Тел. 022 85-60-88;
Рекламный отдел: +373 22 85 60 99; +373 69 24 51 62 / e-mail: exclusivmedia@mail.ru; zelinskaia_nata@mail.ru
PP Exclusiv Media SRL © Аргументы и факты в Молдове; e-mail: info@aif.md