Президентами не рождаются

Президентами не рождаются

Игорь Додон – о молдавской политике, российском кредите и о семье

Ежемесячные встречи с представителями СМИ – добрая традиция главы государства. Но из-за пандемии несколько месяцев приходилось общаться онлайн. 24 июля, в конце политического года, Игорь Додон решил собрать журналистов на территории загородной резиденции в Кондрице.

Пресс-конференция длилась три часа. Политический лидер отвечал без шпаргалок, а вопросов, в большинстве очень важных, было много. Некоторые из них «АиФ в Молдове» публикует в сокращённом варианте.

 

Выбор народа

– Быть главой государства сложно и ответственно. Вы не устали быть президентом? Многие партии уже выдвинули своих кандидатов, а вы пока официально об этом не объявляете.

– Я не устал помогать людям. Ещё в 2009 году, после выборов и апрельских событий, когда в сентябре ушёл в оппозицию, решил, что останусь в Молдове и буду помогать людям. В какой должности – решит народ. Считаю, что мне дали шанс оказывать эту помощь. Вероятно, можно было сделать больше, если бы 2,5 года не было войны с Плахотнюком, когда нас блокировали. За период президентства я посетил более 600 населённых пунктов, мы реально помогли сотням тысяч наших граждан. Одно из серьёзных достижений – мы справились с Плахотнюком. Чтобы идти на другой срок, необходима серьёзная цель. Для меня такая цель – решение приднестровского конфликта. Если я пойму, что можно объединить страну, – для этого стоит побороться.

– От оппозиции всё чаще звучат голоса в поддержку повторений событий апреля 2009 года. Возможна ли подобная дестабилизация и готова ли власть к такому развитию событий?

– Любая революция должна иметь внешнюю поддержку. Без неё я не вижу возможности организации майдана или повторения 7 апреля в нашей стране. Дестабилизация ситуации в Молдове не выгодна ни восточным, ни западным партнёрам, тем более что в этом году в некоторых странах тоже пройдут выборы. Но обстановка может и поменяться. На данном этапе я не наблюдаю серьёзного геополитического интереса и соблазна воспользоваться победой нашего кандидата, чтобы дестабилизировать в Молдове ситуацию. Но если, не дай бог, что-нибудь случится, никто сдавать власть, как в 2009 году, не будет. Наши правоохранительные органы хорошо подготовлены. При этом мы будем действовать строго в рамках закона.

Сейчас я стал более осторожным в прогнозах и высказываниях. Мне кажется, что и сам я изменился (надеюсь, в лучшую сторону), очень многое понял. Раньше был более категоричен в геополитических вопросах, но осознал, что для Молдовы единственное спасение – именно взвешенная позиция внутренней и внешней политики.

Сдержанный оптимизм

– В начале своего мандата Вы неоднократно заявляли, что приднестровская проблема будет решена в ближайшее время. Сейчас прежнего оптимизма по поводу объединения страны уже нет. Даже пандемия ковида не смогла объединить берега. Какие реальные перспективы решения проблемы Вы видите сегодня?

– Сейчас я стал более осторожным в прогнозах и высказываниях. Мне кажется, что и сам я изменился (надеюсь, в лучшую сторону), очень многое понял. Раньше был более категоричен в геополитических вопросах, но осознал, что для Молдовы единственное спасение – именно взвешенная позиция внутренней и внешней политики. Почему я думаю, что приднестровский конфликт можно решить? Закончатся избирательные кампании в разных странах, и большие геополитические игроки захотят показать здесь какую-то историю успеха. Думаю, что объединить Молдову выгодно не только нам, но и русским, и американцам, и европейцам. Вот тогда у нас появится шанс. С августа 2017 года моей задачей было попытаться убедить в этом больших геополитических игроков. Варианты объединения берегов Молдовы я обсуждал со многими политиками, вот почему выказываю определённый сдержанный оптимизм.

– Парламентская комиссия по вопросам права, назначениям и иммунитету дала положительное заключение на гагаузский пакет законодательных инициатив. Произойдёт ли гармонизация регионального и национального законодательств? Некоторые политики этот пакет отвергают. К примеру, депутат Слусарь утверждает, что он опасен.

– Некоторые политики говорят одно, думают о другом, а делают третье. Уверен, если этот депутат приедет в Гагаузию – заговорит по-другому. Моя позиция по данному вопросу никогда не менялась. Считаю, что нужно было выполнять обязательства, которые взял на себя Кишинёв ещё в начале 90-х. Этот компромисс был результатом долгих переговоров ещё в то время. Если бы мы тогда не договорились, не дай бог, у нас было бы второе «приднестровье». Мы смогли на каком-то этапе остановить это противостояние. Гагаузия отказалась от некоторых своих требований, а Кишинёв взял на себя ряд обязательств, прописанных в Законе об особом правовом статусе Гагаузии, принятом в 1994 году. Мы будем настаивать, чтобы этот пакет был принят. Когда? Посмотрим, что скажет парламент. Для этого нужен 51 голос. Некоторые положения этого закона надо актуализировать с учётом изменения других законодательных актов. Я готов его промульгировать.

 

Кредит доверия

– Сейчас готовится новое соглашение о кредите от РФ. Стоит ли при нынешнем составе парламента и Конституционного суда тратить на это время?

–  Кредит, который Российская Федерация запланировала выделить Молдове, заложен в российском бюджете. Переговоры следует вести. Я не согласен с решением Конституционного суда и говорил об этом не раз публично. Но если мы примем всё, что было в том соглашении (а мы намерены пойти по пунктам), то не вижу оснований, чтобы другие партии в парламенте не поддержали, потому что эти деньги нужны, а кредит выдаётся на хороших условиях. Так что я настроен оптимистично. Если мы завершим переговоры – а я думаю их можно провести достаточно быстро, в течение августа, – то в новой сессии парламента можем вынести это соглашение на голосование. Насколько я знаю, правительство уже получило положительный отзыв от парламентской комиссии.

 

Праздник с ограничениями

– Из-за пандемии празднование 75-летия Победы предполагалось перенести с 9 мая на 24 августа. Состоятся ли запланированные мероприятия?

– Правительственная комиссия продлила чрезвычайный режим как минимум до 1 сентября, что предусматривает запрет на массовые мероприятия. Конечно, 24 августа мы будем отмечать великий День освобождения Молдовы от фашистов, но не в запланированном формате. То есть без маршей, концертов, акций, в которых участвовало бы более 50 человек. Подобные меры предпринимают и другие страны. К примеру, в России «Бессмертный полк», запланированный на 2 сентября, отложен на 9 мая следующего года. Поэтому если мы хотим избавиться от коронавируса, нужно эти ограничения соблюдать.

 

Дефицит общения

– Как Вы и Ваша семья переносите карантинные меры? Что изменилось, от чего пришлось отказаться?

– Из нашего непосредственного окружения никто ковидом пока не заболел, хотя у меня очень много контактов – я езжу по стране. Риск большой. Но на данном этапе нас болезнь миновала. Надо будет провериться на антитела – может, у нас уже был коронавирус в скрытой форме. Если говорить о нашей семье, тяжелее всего детям и супруге. Старший сын занимается водным поло, но бассейн закрыт, средний – теннисом увлекается, тоже на тренировки не ходит, младший хочет в детсад. Дети скучают по общению.

– Сейчас среди родителей проводится опрос: должны ли дети идти в школу 1 сентября или следует продолжить дистанционное обучение? Мнения разделились. Готово ли правительство к новым вариантам обучения и как решить технический вопрос по оснащению компьютерами и доступом к интернету, если дети продолжат учиться удалённо? Что Вы, как отец и президент, думаете по этому поводу?

– Школа – не только учёба, но и определённое развитие для ребёнка, элемент социализации. Я за то, чтобы школы работали. В каком формате – будет решаться в каждом конкретном случае. В сёлах число учеников заметно сократилось, там двух смен для учёбы не нужно, места всем хватает. Если же мы говорим о городских и столичных школах, то здесь надо рассматривать варианты. Что касается технической части – мы сейчас более подготовлены, чем в марте. Вместе с тем ищем возможности выделить дополнительные средства, потому что нет компьютеров даже у некоторых учителей, не только у детей. Никто к этому не был готов.

 

С учётом рисков

– Что оказалось самым трудным в Вашей работе и в какой мере это совпало с теми представлениями, которые у Вас были до вступления в должность?

– Никто не готов к этой должности. Нет такой школы, где ведётся подготовка президентов или министров. Конечно, сейчас я знаю гораздо больше, чем в 2016 году, когда только принял присягу. Часто общаюсь с первыми двумя президентами. У каждого были свои сложности: у Снегура – война на Днестре, у Лучинского – кризис 1998 года. Но они говорят, что такого хаоса и противодействия ранее не было. К чему было сложно привыкнуть нашей семье – это к охране. Однако и по статусу, и с учётом некоторых рисков она нужна. Некоторые мои советники до сих пор считают, что произошедшая 9 сентября 2018 года авария не была случайной.

– Когда планируете вновь встретиться с представителями СМИ?

– 24 августа я представлю отчёт о своей деятельности. Считаю, что мы сделали очень много.

Подготовила
Наталья Устюгова

Facebook Комментарии
Share Button

Комментарии (1)

  1. “”Одно из серьёзных достижений – мы справились с Плахотнюком.””

    “”А та, поднявши нос,
    В ответ ей говорит: «Откуда? — мы пахали!»””

    Могу напомнить, что Плахотнюк покинул Молдавию после непродолжительной беседы с послом США Дереком Хоганом. Так что зря прешединтул уподобляется мухе, сидящей на роге быка.

    0
Адрес редакции: Кишинев, ул. Дософтей, 122, офис 4. Тел. 022 85-60-88;
Рекламный отдел: +373 22 85 60 99; +373 69 24 51 62 / e-mail: exclusivmedia@mail.ru; zelinskaia_nata@mail.ru
PP Exclusiv Media SRL © Аргументы и факты в Молдове; e-mail: info@aif.md