Последний шедевр Эпельбаума 

Последний шедевр Эпельбаума 

О том, как через 30 лет осуществилась мечта известного скульптора

27 января весь мир отмечает Международный день памяти жертв Холокоста, который в Молдове совпадает с Национальным днём памяти. Как же мы помним своё прошлое? За 30 лет независимости в Молдове не было издано ни одной книги об этом трагическом событии при поддержке государства. Все памятники и обелиски на местах массовых расстрелов евреев – тоже не от власти…

 

Второй – после Дубиновского

Наум Эпельбаум… Каждый кишинёвец старшего поколения при имени этого скульптора вспоминает монумент «Освобождение» на площади у Академии наук Молдовы, выполненный им совместно со скульптором-портретистом Лазарем Дубиновским, скорбную фигуру раввина – памятник жертвам кишинёвского гетто на улице Иерусалимской. Жители Кожушны благодарны ваятелю за монумент в виде кольца на пилонах и трёх рельефов в память о сельчанах, погибших на полях боёв Второй мировой войны. Но большинство работ мастера постигла судьба многих произведений монументального искусства советского времени – их безжалостно уничтожили.

По мнению доктора искусствоведения Людмилы Томы, Наум Эпельбаум – один из крупных художников советского периода. Хотя в монументальной скульптуре работало много талантливых мастеров, Наум Эпельбаум после Лазаря Дубиновского – второй. Уроженец Белгород-Днестровского, он в 1930 году с родителями переехал в Кишинёв. Творческий путь начал в конце 50-х годов, как и его жена Брунгильда Эпельбаум-Марченко – тоже очень талантливый скульптор. Бруна – портретист, мастер рельефов, Наум много сделал для монументального искусства.

Кто знает, какие ещё шедевры создал бы художник, если бы остался жить в Молдове. Но скульптор, как многие в 90-х, когда страну захлестнула волна национализма и лозунг «чемодан – вокзал – Россия» звучал отовсюду, с семьёй уехал в Израиль. Многие задумки скульптора остались нереализованными…

Любой монумент – символ своего времени, исторический его маркер. Бережное отношение к лучшим образцам монументального наследия, которое нам досталось, не просто любовь к камням. Это – уважение к себе, к своему прошлому, к своей стране. Если мы считаем себя частью мировой культуры, то давайте свою эту часть ценить.

Война сломала планы

Живя в Израиле, маэстро в 70-летнем возрасте освоил компьютер и занимался компьютерной графикой, выполняя эскизы для своих композиций из керамики, которую создавал в квартире, служившей маэстро и мастерской.

Больше всего Наум Моисеевич жалел о неосуществлённом проекте мемориального комплекса в Дубоссарах, где на исходе сентября 1941 года произошла одна из кровавых трагедий в истории Молдовы. Маленький городок на берегу Днестра фашисты превратили в Бабий Яр, расстреляв здесь более 18 тыс. человек. По предложению уроженца Дубоссар, архитектора Семёна Шойхета, Эпельбаум взялся за создание памятника жертвам дубоссарской трагедии – сделал макет скульптуры, долго её обдумывал. Модель подготовили к отливке. Но в 1992 году вспыхнул вооружённый конфликт на Днестре, и Дубоссарам стало не до мемориала – в городе шли бои…

 

Память сердца

Гипсовая модель памятника жертвам дубоссарской трагедии, которую предстояло перевести в натуральную величину и отлить в бронзе, осталась в мастерской известного мастера по литью Дмитрия Шевченко.

– Сначала я даже забыл о работе Эпельбаума, которая пылилась в углу мастерской. Но наткнувшись на скульптуру однажды, впоследствии не мог избавиться от мыслей о ней: фигура женщины без лица, без глаз не отпускала меня. Не проходило недели, чтобы я не приходил на неё посмотреть. И однажды пришло решение самостоятельно отлить модель в металле, как этого хотел её создатель, – рассказывает член Союза художников МССР, скульптор Дмитрий Шевченко.

К супругам Эпельбаум Дмитрий всегда испытывал особые чувства. Ведь именно они приняли его в свою мастерскую, когда после окончания Художественного института в Таллине (ныне Эстонская академия художеств) Шевченко приехал по распределению в Кишинёв. Он работал с супругами Эпельбаумами под одной крышей, пока ему не выделили мастерскую. Дмитрий, привезя из Эстонии технику чеканки и литья, скоро превратился в одного из лучших специалистов по переводу скульптурных моделей в металл, дерево, камень. Он всегда помнил доброе отношение к нему четы скульпторов.

Дмитрий Шевченко для себя решил довести до конца начатый Эпельбаумом проект. Вот только лишних денег у литейщика тогда не было. Он обратился за помощью в Еврейскую общину – там только развели руками. Тогда Шевченко стал по частям покупать бронзу в пунктах приёма металла – и история затянулась не на одно десятилетие. В прошлом году Дмитрий Игнатьевич наконец отлил скульптуру в бронзе, а потом через социальные сети разыскал зятя Наума Эпельбаума и сообщил ему, что памятник дубоссарским мученикам готов. Наум Моисеевич (а он был уже тогда тяжело болен), услышав эту новость, от счастья расплакался…

 

Мнение Орлова

Деньги мастера не заменят

Я очень рад, что удалось сохранить прекрасное творение Наума Эпельбаума. Это замечательное событие для культурного сообщества столицы и страны. Но как мы ценим памятники культурного наследия, среди которых есть работы очень высокого уровня?

Говоря о сохранности памятника, обычно имеют в виду его состояние, постамент. Но скульптура связана с окружающим пространством: изменение пространства вокруг памятника меняет его восприятие. Сегодня фигуру Котовского закрывает остановка, магазин и кафе. Против этого безобразия чуть ли не десятилетие бился известный искусствовед Дмитрий Гольцов, и он оказался бессилен перед владельцем этой точки общепита.

Говорят, что кишинёвский цирк, наконец, отреставрируют. Уже мало кто помнит, что в нём, кроме дивной скульптурной композиции на фасаде здания, имелись настоящие сокровища и внутри. По бокам лестничных маршей висели два пятиметровых панно художника-керамиста Луизы Янцен и её мужа Эдуарда Саакова. За панно в цирке и в правительственном Зале дружбы (теперь Дворец Республики) авторы удостоились в 1986 году золотых медалей Академии художеств СССР. Теперь одно панно в цирке разбито вандалами. А ведь это произведение мирового уровня! Я интересовался на кафедре керамики Санкт-Петербургской художественно-промышленной академии имени А. Штиглица стоимостью реставрации разбитого панно Луизы Янцен. Мне ответили, что дело уже не в деньгах. Нет мастеров уровня Янцен, которые сумели бы восстановить её творение…

Другой артефакт – монументальная роспись Ильи Богдеско и его соавтора Леонида Беляева в фойе Дома культуры села Кицканы. Дивная роспись под названием «Гостеприимная Молдавия» выполнена темперой на холсте, наклеенном на стену. За эту работу в 1970 году живописцев наградили золотой медалью Академии художеств СССР. За последние десятилетия шедевр серьёзно пострадал, над ним нависла угроза исчезновения. Самое невероятное, что роспись Богдеско государством не охраняется. Сельский Дом культуры не занесён даже в Реестр памятников культурного наследия Приднестровья!

Любой монумент – символ своего времени, исторический его маркер. Бережное отношение к лучшим образцам монументального наследия, которое нам досталось, – не просто любовь к камням. Это уважение к себе, к своему прошлому, к своей стране. Если мы считаем себя частью мировой культуры, то давайте свою эту часть ценить.

Михаил Орлов, архитектор, дизайнер

 

Комментарий

Послание потомкам

Юлия Шейнман, директор общественной организации Еврейская община Республики Молдова:

– Еврейская община РМ в этом году приняла решение приобрести монумент «Жертвам холокоста», созданный известным скульптором Наумом Эпельбаумом перед его отъездом в Израиль и завершённый его коллегой Дмитрием Шевченко.

Руководство общины занимается согласованием с городскими властями места для установки памятника. Надеемся, что процедура выдачи разрешения долго не затянется и мы сумеем завершить возведение скульптуры именитого ваятеля либо к 75-летию освобождения немецкого концлагеря Аушвиц-Биркенау, либо к празднованию 75-летия Победы в Великой Отечественной войне.

В Молдове, в том числе и в Кишинёве, многие места хранят трагическую память о тысячах уроженцев нашего края, убитых и замученных в годы войны только за то, что они были евреями. Наш долг – увековечить память об этих известных и безымянных жертвах холокоста. Каждое талантливое творение таких мастеров, как Эпельбаум, рассказывает потомкам о страшных и кровавых уроках истории, которые не должны больше повториться.

 

Татьяна СОЛОВЬЁВА

Facebook Комментарии
Share Button

Sorry, comments are closed for this post.

Адрес редакции: Кишинев, ул. Дософтей, 122, офис 4. Тел. 022 85-60-88;
Рекламный отдел: +373 22 85 60 99; +373 69 24 51 62 / e-mail: exclusivmedia@mail.ru; zelinskaia_nata@mail.ru
PP Exclusiv Media SRL © Аргументы и факты в Молдове; e-mail: info@aif.md