По болевым точкам отношений

По болевым точкам отношений

О том, как Молдова будет решать вопросы геополитики и свои проблемы

Молдо-российские отношения всё чаще становятся эпицентром политических баталий. Впрочем, перед выборами градус кипения дискуссий несколько понизился – правые силы не хотят открыто конфликтовать с пророссийски настроенным электоратом. Но выборы пройдут – и новой власти в любом случае придётся корректировать свои отношения со многими странами, в том числе и с Российской Федерацией.

Своё мнение о связях РМ и РФ на платформе медиаклуба Format A3 высказала российский эксперт-политолог доктор политических наук, профессор РАНХиГС при президенте РФ, доцент МГУ им. Ломоносова Наталья Харитонова. «АиФ в Молдове» в сокращении публикует некоторые вопросы и ответы, прозвучавшие в рамках онлайн-встречи.

 

Ключевые сюжеты

– Какие болевые точки на данный момент существуют в молдо-российских отношениях?

– Вопрос непростой, и в данном случае я могу дать лишь личную оценку. Сегодня это отсутствие понимания того, что ждёт приднестровское урегулирование. В 2017 году Конституционный суд Молдовы принял решение, согласно которому Россия оккупирует часть молдавской территории, за этим последовала декларация парламента о необходимости вывода российского военного контингента. Потом появилась и резолюция Ассамблеи ООН о том, что Россия должна вывести свои силы. Документ не обязателен к исполнению, тем не менее за всю историю урегулирования приднестровского конфликта об этом впервые заговорили на площадке такого уровня. Конечно, данный сюжет мешает позитивному развитию молдо-российских отношений. И это, пожалуй, ключевая болевая точка. Второй сюжет связан со сложными политическими процессами внутри самой республики, с противоборством между различными политическими силами, которые имеют разную геополитическую ориентацию.

– Недавно Госдума РФ приняла заявление с осуждением действий президента Молдовы Майи Санду и её сторонников, ведущих к срыву урегулирования конфликта в Приднестровье. Каких последствий следует ожидать после этого заявления?

– Мои ощущения – что эффект от этого заявления нижней палаты будет скромным. Таких заявлений было энное количество. Упомянутое стало ответом на запрос со стороны приднестровских властей. Заявление политическое, это обозначение позиции России, которая, по сути, неизменна многие годы. Одновременно в официальных документах РФ говорится, что решение приднестровского конфликта будет иметь место только при условии сохранения государственных границ Молдовы 1991 года. Что касается позиции молдавских официальных властей, здесь всё предельно ясно. Майя Санду, будучи ещё премьером, очень чётко обозначала свою позицию по приднестровскому вопросу, она подчёркивала, что не видит необходимости в переговорном процессе. Она считает, что есть закон 2005 года об основных положениях особого правового статуса населённых пунктов Приднестровья в составе РМ и необходимо их просто выполнять. Став президентом, она фактически подтвердила свою позицию, вслух признала, что мягкий подход к решению приднестровского конфликта себя не оправдал и необходимо действовать другим инструментом, более жёстко. Что это значит, мы примерно представляем, речь идёт о сценарии по отношению к миротворцам. Опять же, как мне видится, очень большая проблема в том, что молдавская сторона, я имею в виду правящую власть, не разделяет в своей политической риторике миротворцев и ОГРВ. Когда говорится, что российские военные угрожают региональной безопасности Молдовы, Украины и ЕС, – это вызывает недоумение.

Программа-максимум РФ – вернуть Молдову в поле восточного влияния, в геополитическое поле России. Программа-минимум – это создание пояса нейтральных государств, которые не проводят откровенную антироссийскую политику.

Трек для сотрудничества

– Какие области сотрудничества с Молдовой могли бы заинтересовать РФ?

– Ничего принципиально нового мы не увидим. Большей частью это всё-таки сельское хозяйство, потому что российский рынок абсолютно бездонный. Качественная продукция Молдовы сегодня заменена поставками товаров более низкого качества из других стран. Те же, кто традиционно ориентировались на молдавскую продукцию, многие годы по этому поводу находятся в жутком расстройстве. Политологи понимают, что это связано с событиями по подписанию договора с Евроассоциацией, когда Молдову пытались поставить между выбором. Он был сделан в пользу ЕС, и Россия пошла на определённые ограничения поставок. Вскоре режим немножко ослабился благодаря договорённостям между правительствами Молдовы и РФ. Какое-то количество молдавских компаний продолжает поставки, но это капля в море. Потенциально сельское хозяйство – широченный трек, на котором можно хорошо выстраивать сотрудничество.

– А как насчёт возвращения беспошлинного ввоза молдавской продукции на территорию РФ?

– Это предмет договорённости межправительственных комиссий. В каком-то виде, по каким-то компаниям эти договорённости существуют, но всё упирается в политическую повестку. К сожалению, в данном случае экономика прорастает из политики, хотя должно быть наоборот.

 

Права мигрантов

– Вы знакомы с уникальным явлением, связанным с влиянием молдавской диаспоры на политическую жизнь страны?

– Здесь две стороны вопроса: первая – права мигрантов, вторая – отношение к этому тех, кто живёт в стране. У уехавших граждан есть право. Как, к примеру, в Таджикистане. Это ещё одна небогатая постсоветская республика, в которой все привыкли, что перечисления трудовых мигрантов – а их за границей больше, чем внутри республики, – составляют размер бюджета государства, и это всех устраивает. А тем, кто остаётся в государстве и продолжает там жить, преодолевая сложности, это кажется не совсем корректным. Таковы реалии.

– Недавно Владимир Путин продлил мораторий на выдворение мигрантов из РФ до сентября. Сможет ли Россия прожить без гастарбайтеров?

– Тут нужно сразу уточнить, что речь идёт исключительно о мигрантах, не только из Молдовы, которые незаконно находятся на территории РФ, то есть которые не легализовали своё присутствие. В специфических условиях пандемии срок их выезда или легализации продлевается. Сможет ли Россия обойтись без мигрантов – вопрос сложный, потому что каждая политическая сила в России имеет свою позицию по этому вопросу.

 

Оптимальная программа

– Верите ли вы в то, что Молдова создаст провосточный, пророссийский вектор, или достаточно того, что эта страна не будет антироссийской?

– Исходя из нынешней ситуации, я пессимист – я не вижу в Молдове пророссийских мощных политических сил, которые бы этот вектор отстаивали. В лучшем случае это промолдавские силы, и слава богу, что они – промолдавские, а не прозападные. Программа-максимум – вернуть Молдову в поле восточного влияния, в геополитическое поле России. Но я пока не вижу признаков того, что эта программа-максимум будет реализована. Программа-минимум для России – это создание пояса нейтральных государств, которые не проводят откровенную антироссийскую политику. Это сегодня, на мой взгляд, лучшее, на что может рассчитывать Россия. Возможно, в ближайшем будущем что-то изменится.

– Рост прозападных настроений в Молдове и разворот на Запад во многом обусловлен деятельностью западных НПО – их в Молдове сотни. Почему же РФ не использует эти технологии?

– Мягкая сила присутствует как инструмент в концепциях внешней политики Российской Федерации в последних редакциях. Но сравнительный анализ опыта, имеющегося у Запада, и который Россия тоже пытается реализовывать на постсоветском пространстве, показывает, что в случае России этот инструмент работает крайне плохо, потому что он очень ресурсозатратный. Экономики США и Евросоюза комплексно несравнимы с российской экономикой, РФ может выделять очень небольшие средства на реализацию мягкой политики. Это основная причина. Молдова – не единственный пример: в Центральной Азии и в Закавказье точно такая же история. Пока не хватает ресурсов на это. Хотя грех это не использовать, учитывая, что в Молдове есть поколение, которое помнит Советский Союз, знает русский язык.

 

Принципиальный настрой

– Какой вы видите Россию в ближайшие 10 лет?

– Впервые с 1993 года в Конституции РФ появилась поправка, которая нас отсылает к ст. 29 Конституции СССР 1977 года, где зафиксирован один из принципов внешней политики. В связи с этим я возлагаю надежды на то, что внешняя политика РФ станет более взвешенной, последовательной и впитает в себя традиции, которые были характерны для прежних периодов развития российской государственности. Я имею в виду главу русского внешнеполитического ведомства при Александре II Александра Михайловича Горчакова и крупного деятеля Евгения Максимовича Примакова, который в непростое время шлифовал сложные вопросы. Надеюсь, что нововведения будут максимально раскрыты в новой концепции внешней политики и Россия будет более принципиально и точечно отстаивать свои национальные интересы.

Подготовила
 Наталья Устюгова

Facebook Комментарии
Share Button

Sorry, comments are closed for this post.

Адрес редакции: Кишинев, ул. Дософтей, 122, офис 4. Тел. 022 85-60-88;
Рекламный отдел: +373 22 85 60 99; +373 69 24 51 62 / e-mail: exclusivmedia@mail.ru; zelinskaia_nata@mail.ru
PP Exclusiv Media SRL © Аргументы и факты в Молдове; e-mail: info@aif.md