Пять ударов по молдавской медицине

Пять ударов по молдавской медицине

О том, как проевропейцы угробили систему здравоохранения РМ

За все годы правления альянсов за европейскую интеграцию олигархи предпринимали постоянные атаки на медицину, реализуя проекты по оптимизации больниц, приватизации, рационализации… На самом деле речь шла, с одной стороны, о заказе международных финансовых институтов, а с другой – о желании прихватить земли больниц в пользу строительной мафии…

 

Удар 1-й: проект по объединению больниц

Первый удар был нанесён 22 декабря 2012 года. Тогда министр здравоохранения от ЛДПМ и коллега М. Санду А. Усатый подписал указ №1317 о слиянии 17 больниц столицы. Вы видели в этой связи протесты Санду, Алайбы, Гросу и других? Мы тоже нет. Так они же были частью одной команды! Короче, схема была такой: А. Усатый предлагал объединить по 3–4 больницы под «общим руководством». Таким образом из 17 оставались 5–6 больниц, а остальные фактически ликвидировались.

Объединить их предполагалось следующим образом: Клиническую больницу инфекционных заболеваний им. Тома Чорбэ с Центром СПИДа и Рес-публиканским кожно-венерологическим диспансером; Рес-публиканскую клиническую больницу с Кардиологическим институтом и Институтом неврологии и нейрохирургии; Институт здоровья матери и ребёнка с Республиканской детской больницей им. Э. Коцаги; Детскую муниципальную больницу им. В. Игнатенко с Муниципальной детской больницей № 1 и Муниципальной детской инфекционной больницей; Национальный научно-практический центр экстренной медицины с Клинической больницей травматологии и ортопедии и отделением травматологии РКБ; Институт фтизиопульмонологии
им. К. Драганюка с Муниципальной туберкулёзной больницей и с Ворниченской фтизиопульмонологической больницей. Однако после череды скандалов и протестов работников медучреждений и партий приказ был отменён.

Больше всего пострадали неврология, хирургия, детские отделения. Физиопневмология – на 600 единиц! Потом, когда пришёл ковид, мы об этом очень пожалели. Уменьшение количества койко-мест привело к сокращению врачей на 328 единиц: в 2014 г. у нас их было 12 880, в 2019-м стало 12 552.

Удар 2-й: приватизация больницы им. Тома Чорбэ

11 сентября 2013 г. правительство Лянкэ/Санду приняло постановление № 764/2013. Согласно ему в список объектов, которые подлежат приватизации, были включены стратегические объекты молдавской медицины, культуры и науки. В него включили типографию Академии наук, столовую Crizantema (АНМ), базу отдыха Ştiinţa (тоже собственность Академии наук). М. Санду присутствовала на том заседании. Но посмотрите на стенограмму – она не сказала ни слова! Она промолчала. Выступали против только М. Формузал и Г. Дука. Министр Бодиштяну отстоял легкоатлетический манеж, который исключили из списка.

Министр финансов А. Арапу из ЛДПМ и В. Лазэр из ДПМ жёстче всех проталкивали приватизацию. В список также включили Инфекционную больницу им Т. Чорбэ с прилегающим земельным участком площадью 2,8465 га (Кишинёв, проспект Штефана чел Маре, 190) и Больницу травматологии и ортопедии с прилегающим земельным участком 2,0485 гa (Кишинёв, пр-т Штефана чел Маре, 163). Если ранее эти два объекта не фигурировали в списке объектов приватизации, то после появления данного постановления в «Официальном мониторе» 27 сентября 2013 г. их выставили на торги.

Напомним, что эти две больницы являются историческими памятниками. Часть инфекционной больницы имени Т. Чорбэ была построена в 1896 году, травматологическая больница – 1832 года. Они охранялись государством. По Закону № 413 от 27.05.1999 г. «О культуре» такие исторические объекты нельзя приватизировать. Но Лянкэ, Санду и другие пошли по беспределу. Эти два участка расположены в центре столицы и имеют почти 5 га земли. К ним давно присматривалась строительная мафия. Сегодня эти два участка стоили бы около €48 млн. И не нужно забывать, что в больнице им. Тома Чорбэ работали 360 медиков.

Кроме этого, они выставили на продажу и административный корпус Института микробиологии и вирусологии с прилегающим земельным участком (Кишинёв, пр-т Дачия, 59). Тогда директор Инфекционной больницы им. Т. Чорбэ Виктор Детишин говорил, что органы здравоохранения намеренно пытались перевести сотрудников больницы в другие учреждения. По его словам, есть люди, которым нужна земля в центре города, а она здесь стоит очень дорого. Только протесты медиков больницы Т. Чорбэ, а также ПКРМ, ПСРМ спасли клинику. 7 ноября правительство Лянкэ исключило эти две больницы из списка объектов приватизации.

 

Удар 3-й: закрытие больниц в столице

Одновременно с этим в октябре 2013 года глава столичного управления здравоохранения от ЛП М. Молдован предложил новую стратегию развития здравоохранения в Кишинёве. В документе предлагалось закрыть, а потом продать имущественные комплексы 4 больниц. Речь идёт о Городской клинической больнице № 4 (основана до 1812 г., площадь около 1 га, является архитектурным памятником национального значения) на ул. Колумна и роддом № 2, расположенный на проспекте Г. Виеру. Их должна была поглотить больница Святого Архангела Михаила (бывшая больница № 3). Муниципальный роддом № 1, что на виадуке, и Муниципальную детскую клиническую инфекционную больницу (ул. Ломоносова, 49) поглощала Муниципальная детская клиническая больница им. В. Игнатенко. Напомним, что роддом № 1 включает около 3 га земли. И там рядом либерал Ю. Дырда, чисто случайно, конечно, строил свои жилищные комплексы. Там – золотое дно!

ПСРМ остановили это. Мы протестовали у городского управления здравоохранения. Больницу № 4 не закрыли. Роддом № 2 побоялись закрыть на фоне протестов. Таким образом либералы и «зелёные» хотели отнять у государства 10 гектаров земли стоимостью в €100 млн, то есть 2 млрд леев.

Удар 4-й: Модернизация сектора здравоохранения…

В 2014 г. Молдова подписала соглашение с Всемирным банком о реализации проекта «Модернизация сектора здравоохранения в Республике Молдова». Подписывали договор однопартийцы Санду – министр здравоохранения А. Усатый и премьер-министр Ю. Лянкэ. Напомним, что сама Санду – советник Всемирного банка. Видимо, она протолкнула и проект PRIM (Реформа образования в Молдове, 2013 г.), который, по сути, преследовал цель закрытия школ и данный проект в медицине. Проект закона о ратификации договора был принят правительством на двух заседаниях: постановлением № 707 от 28 августа 2014 г. и постановлением № 62 от 6 марта 2015 г. На обоих заседаниях присутствовала М. Санду, о чём говорят протоколы заседаний.

В чём суть проекта? Нам давали почти $31 млн ($30,8 млн) в виде кредита на реформу медицины. Кредит предоставляли на 26 лет, то есть до 2040 года. Но деньги давали не просто так, а под дикий процент. С 2014 по 2019 год – под 2,5 %, с 2019 по 2029-й – под 2,9 %, с 2029 по 2039 – под 4,6 %. То есть Всемирный банк привязывал нас жёстко, чтобы не могли соскочить. Начало проекта – 01.09.2014 г., завершение – 31.12.2021 г.

Но в чём состояла реформа? Вот что мы читаем на сайте Госканцелярии: «Повышение эффективности больниц, особенно в Кишинёве, где имеется их избыток, позволит перераспределить больше ресурсов на более низкие уровни оказания помощи и в сельской местности, что будет способствовать обеспечению справедливости». То есть, по мнению Всемирного банка, в Кишинёве переизбыток больниц! Не знал, честное слово.

Внедрялись всевозможные показатели эффективности больниц! Вот один показатель, внедрённый Всемирным банком, – принятие Национальной стратегии развития системы здравоохранения, включая меры по рационализации больниц. Понимаете суть? Школы у нас оптимизировали, больницы рационализировали. Они нерациональны, нелогичны…

Ещё один из базовых показателей – количество коек для интенсивной терапии. Написано так, что сам чёрт не разберёт. Цитируем из соглашения: «Распределение DLI составляет 1200 на каждое сокращение больничной койки в отделении интенсивной терапии по сравнению с предыдущим годом, но не более 3 041 000». Переводим на обычный язык: Всемирный банк мило предлагал нам по 1200 прав заимствования (DST), то есть около $1715 за каждую закрытую койку в больнице.

Как мы видим из Соглашения, была даже некая дорожная карта по закрытию коек. Цифра начиналась с «референтного уровня» в 17 586 коек. DLR#4.1: 17,000  в первый год, DLR#4.2: 16,500 – во второй год, DLR#4.3: 16,000 – в третий год, DLR#4.4: 15,000 – в четвёртый год. То есть нам Всемирный банк предложил закрыть наши койки в больницах, давая за это кредит, который мы же потом должны вернуть с огромным процентом. А что значит сокращение коек? Это сокращение медперсонала и врачей. Нет коек, нет больных – не нужны врачи! А потом и больницы. Только вдумайтесь в суть! Мы взяли кредит в 40 млн на закрытие школ, потом кредит в 30 млн на уничтожение собственных больниц. Мило, не так ли? Главное – помните: это называется модернизацией здравоохранения.

Далее нам предлагают ещё один индикатор и дорожную карту – переход больниц столицы под общий менеджмент. Что означает общий менеджмент? Сокращение руководящего персонала больниц? Мы пока не знаем. К чему привели эти реформы Всемирного банка? Об этом говорит сам ВБ на портале Госканцелярии в рубрике «Результаты»: количество ежегодных выписок из больниц неотложной помощи сокращено; уменьшено количество коек в больницах неотложной помощи; изменена стратегия развития системы здравоохранения, которая включает меры по рационализации больниц.

А теперь давайте посмотрим на данные Минздрава и Национального бюро статистики!

Количество коек в больницах в 2014 г. – 20 131, в 2019-м – 18 042! То есть минус 2089 коек. Это приблизительно 10–12 больниц.

К примеру, средние районные больницы имеют: Резина – 150 коек, Калараш – 170 коек, Кагул – 311 коек. Если брать расчёт в $1715 за койку, то мы получили от ВБ приблизительно 2 506 800 DST или $3 582 635. А если взглянуть по профилям, то больше всего пострадали неврология, хирургия, детские отделения. Физиопневмология – на 600 единиц. Потом, когда пришёл ковид, мы об этом очень пожалели. Уменьшение количества койко-мест привело к сокращению врачей на 328 единиц: в 2014 г. у нас их было 12 880, в 2019-м стало 12 552!

25 марта 2016 года был издан приказ о ликвидации 16 лабораторий из 26. Видимо, в рамках новой стратегии. Сразу после внедрения проекта в 2016 году мы получили рекордное количество смертей от онкологии – 6226, от диабета – 410 (в 2009-м – 325). В 2017 году в Молдове была зарегистрирована самая низкая рождаемость за всю историю страны – 34 060. В том же году цены на лекарства взлетели на 200–300%.

 

Удар 5-й: повышение зарплаты медикам…

В 2020–2021 гг. у нас умерло от ковида 6173 человека, из них 134 медработника.  Одно время мы занимали первые места в Европе по заражениям. А всё потому, что не хватало коек, лекарств, оборудования. И это вы называете модернизацией здравоохранения? Тогда Санду и её партия больше всех выли, что из-за Додона мы плохо справляемся, что самая бедная страна Европы не даёт достаточно денег медикам и бизнесу. Санду стала президентом и фактически аннулировала проект ПСРМ по повышению зарплат медикам на 40 %, плюнув ещё раз в лицо этим людям. Фракция ПСРМ подняла зарплаты медикам на 60 % и сделает всё, чтобы проект по их повышению ещё на 40% был внедрён.

Вывод очевидный: кто закрывает школу – открывает тюрьму, кто закрывает больницу – открывает кладбище!

В средние века в монастырях обучали и лечили. Потому что монастырь, школа и больница считались сакральными институтами. Поэтому они были единым целым. Убеждён, что так и должно быть.

Богдан Цырдя,
политолог

Facebook Комментарии
Share Button

Sorry, comments are closed for this post.

Адрес редакции: Кишинев, ул. Дософтей, 122, офис 4. Тел. 022 85-60-88;
Рекламный отдел: +373 22 85 60 99; +373 69 24 51 62 / e-mail: exclusivmedia@mail.ru; zelinskaia_nata@mail.ru
PP Exclusiv Media SRL © Аргументы и факты в Молдове; e-mail: info@aif.md