От засухи до засухи

От засухи до засухи

О том, что нужно делать, чтобы наша страна не превратилась в пустыню

Наталья Устюгова,info@aif.md

Долгожданные дожди немного оросили измождённую почву Молдовы, однако то, что засохло ранее, ушло безвозвратно. В любом случае проблема осталась. Мы понимаем, что бессильны перед природой, но надо признаться, что мы даже и не пытаемся противостоять стихии.

 

Ощутимый урон

Нынешний сезон стал для фермеров республики настоящим испытанием. Мало того что цены на топливо и удобрения взлетели до немыслимого уровня, так ещё и засуха вмешалась. Эксперты предрекают, что в местностях, где было мало дождей, урожай будет на 50% меньше, чем в прошлом году, а там, где в последние три месяца влаги вообще не было, некоторые культуры уже погибли.

– Более половины полей подсолнечника и кукурузы в Республике Молдова серьёзно пострадали от засухи. Есть участки подсолнечника, с которых фермеры ничего не соберут. Нет смысла выходить в поле с комбайном, потому что услуги по уборке стоят дороже, чем урожай, который они получат и продадут, – сообщил исполнительный директор Национальной федерации фермеров Василий Мырзенко в интервью для ipn.md. – Производственные затраты фермера на гектар подсолнечника или кукурузы составляют 8 – 10 тысяч леев. Семена стали дороже, удобрения и дизельное топливо тоже подорожали. Большое количество фермеров не смогут покрыть производственные затраты. Но хуже всего то, что у них не будет достаточно денег, чтобы начать новый сельскохозяйственный цикл. В августе-сентябре мы уже должны начать подготовку земли для посева озимой пшеницы и ячменя.

По мнению экспертов, больше всего от засухи пострадали участки подсолнечника и кукурузы в районах Штефан Водэ, Чимишлия, Новые Анены, Страшены, Калараш, Теленешты. Но потери ощутимы во всех регионах республики. Сельхозпроизводители очень надеются, что государственные органы изыщут средства для их поддержки, чтобы посевные работы не оказались под угрозой срыва.

Проблемы, с которыми мы сталкиваемся в земледелии, не экономические и не финансовые – это духовные проблемы. Что-то происходит с нашими душами, менталитетом. Мы хотим доминировать над природой, а надо бы её модель использовать для разумного хозяйствования на земле.

Минус кукуруза

Увы, к засухе фермеры уже привыкли. Но, как правило, потери считались по осени, когда собран весь урожай, а итог подводился после его реализации. В нынешнем сезоне некоторые культуры уже можно вычесть из списка доходных.

– Урожай кукурузы у нас пострадал на 100%, дожди запоздали, она высохла и её не оживить, – уточняет председатель колхоза «Победа» (с. Копчак, Чадыр-Лунгский район) Николай Драган. – Предполагаю, что по всему югу похожая ситуация. А кукуруза – одна из важных составляющих кормовой базы животноводства. Силос из неё уже не сделаешь, а в сухом варианте энергетическая ценность снижается в разы. Не представляю, чем сейчас кормить коров, овец и свиней. Подсолнечник держался лучше, посмотрим, сколько в итоге получим. Конечно, меньше, чем в прошлом году. По крайней мере ядра полные, может, потому что у нас рядом с полями пасека – это полторы тысячи пчелиных ульев. По винограду тоже сложно делать прогнозы. В этом году много персиков, только их некуда девать.

Как уточнил Н. Драган, приобретать оросительные системы для колхоза – пустая затея по той простой причине, что запасов воды нет. Небольшие озёра высохли, да и надолго ли их хватило бы? На один гектар нужно минимум 50 – 60 тонн воды, а в колхозе более 6 тыс. гектаров. Строить для полива артезианские скважины – тоже сомнительное решение вопроса. Подземных вод в Гагаузии не так много, и питьевая вода необходима для нужд населения. Дело идёт к полному опустыниванию региона. Если раньше неурожайные сезоны случались раз в 3–4 года, то сейчас чуть ли не через год.

По подсчётам председателя колхоза, в этом году себестоимость одного килограмма пшеницы составляет 6–6,5 лея. Закупают её по цене около 5 леев. Даже по этой, всегда прибыльной позиции, фермеры остаются в убытке.

 

Как в сберкассе

Серьёзно пострадали от засухи и крестьянские хозяйства. Как говорят жители сёл, которые крайне редко используют гербициды и всякую там химию (ведь для себя выращивают), картошка в этом году как в сберкассе: сколько посадил – столько примерно и убрал. Правда, посадил старую, а собрал горсть молодой. И так практически по всем позициям.

– Мы пытались поливать помидоры и огурцы, но не помогло, – сетует пенсионерка из села Малиновское Рышканского района Раиса Викнянская. – Кукуруза высохла, бахча очень плохая. Будет очень мало фасоли и корнеплодов. Собрали немного лука, правда он очень мелкий. В этом году со старыми запасами ещё может как-то и перезимуем. Что будет дальше – даже страшно представить.

Как правило, жители сёл являются владельцами земельных квот, которые они сдают в аренду местным лидерам. Сейчас они надеются на то, что фермеры, пользующиеся их наделами, оплатят арендную плату. Чаще всего это натуральная оплата – пшеница, кукуруза, подсолнечник. Кто-то добавляет сахар, фрукты, овощи и т. д. На самом деле всё должно быть прописано в договоре аренды земли. В нынешнем сезоне соответствовать установленным обязательствам у лидеров едва ли получится. Чего-то может не хватить. Но, как правило, квотчики – люди понимающие, сами на земле трудятся, всё своими глазами видят.

– В первую очередь предприниматели стараются рассчитываться с кредитами, но и про квотчиков никогда не забывают. Это важно. Жителям сёл нужна поддержка, – говорит руководитель фермерского хозяйства «Lider-Nord» SV (Рышканский район) Вячеслав Сырбу. – Каждый лидер будет решать этот вопрос по-своему, но с учётом интересов людей. К примеру, кукурузу можно заменить пшеницей, можно перенести выдачу продукции на следующий год или произвести оплату в денежном эквиваленте. Я считаю себя фермером-оптимистом. Спасибо за то, что выросло. На севере будет какой-то урожай кукурузы. Много зависит от того, сколько осадков выпало, какие используются технологии выращивания, какие удобрения, средства защиты. Далеко не последнюю роль играет качество семян. Замечено, что кукуруза, выращенная из молдавских семян, более устойчива к высоким температурам. Конечно, для растениеводства было бы неплохо использовать орошение. И даже если какие-то небольшие озёра есть, нет смысла их опустошать. Один день – и воды нет.

Фермер считает, что при тотальной засухе в Молдове проблемы аграрного сектора при помощи ирригации решить невозможно. Сейчас некоторые хозяйства планируют строительство закрытых водохранилищ с использованием подземных или дождевых вод для орошения 50 – 100 гектаров земли. Для выращивания овощей или других культур, требующих постоянного полива, это актуально. Однако строительство каждого такого резервуара требует научно-технического обоснования, изучения местности и очень много средств.

Справка
Сеть подземных вод в Молдове включает около 112 тыс. родников и колодцев (общественных и частных) и более 3 тыс. действующих артезианских скважин. В Молдове подземные воды являются основным источником питьевой воды для 100% сельского и 30% городского населения (65% всего населения страны).

Водный исход

Увы, на самом деле далеко не все наши озёра подходят для орошения, особенно, как было упомянуто выше, в периоды гидрологической засухи. Есть водоёмы, где даже рыба гибнет от нехватки кислорода и должного объёма воды. Задыхающееся озеро никто не вправе эксплуатировать, даже в благих целях, а чтобы его спасти, необходимо приложить некоторые усилия.

– Что важно делать – так это расчищать от мусора роднички и небольшие речушки, питающие водоёмы, – утверждает доктор биологических наук Василий Доманчук. – В этой части все жители должны быть едиными. Что касается орошения с использованием озёрной воды, то нужно действовать очень осторожно. Качать воду можно только при условии, что средняя глубина водоёма составляет не менее 1,5 метра. Если уровень ниже, никто не имеет права пользоваться этой водой. Этот норматив закреплён в законодательных природоохранных актах. Но на самом деле законы нарушаются.

В Молдове более 4 тыс. больших и малых водоёмов плюс водохранилища, есть множество малых рек, а также Прут и Днестр, вместе они создают свой микроклимат. Это нужно ценить и беречь. К сожалению, к концу июля высохли реки Делия, Нырнова, Сарата, Тигеч, Солонец, Когылник (приток Реута), Кула, Кушмирка, Быцовац, Лунга, Лунгуца, Шальча-Маре и Кагул. При благоприятных погодных условиях они восстановятся, только им надо хоть немного помочь.

Вызывает опасения и состояние подземных вод республики. Из-за длительного отсутствия дождей резко снизился уровень грунтовых вод в артезианских скважинах, которых в Молдове более 3 тыс. Падение уровня воды наблюдают с марта, в июле он упал на 2 метра. В комментариях интернет-порталу NewsMaker главный гидрогеолог госпредприятия «Гидрогеологическая экспедиция Молдовы EHGEOM» Аурелия Донос отметила, что до недавнего времени в Молдове подземные воды использовали в основном как источник питьевой воды, но из-за снижения количества осадков и более частых засух подземные воды стали всё больше использовать для орошения сельскохозяйственных угодий.

– В 2020 году власти страны приняли Положение об использовании подземных вод для капельного орошения сельхозземель, занятых плодоовощными культурами, – уточняет А. Донос. – После этого активизировалось незаконное бурение артезианских скважин. При этом использование подземных вод для орошения без комплексных гидрогеологических исследований, связанных с качеством воды, может привести к отрицательному воздействию на почвы.

Напомним, что большая часть подземных вод характеризуется высокой минерализацией, что может привести к деградации земли.

 

Спасёт облесение

Экологи отмечают, что засухи этого года и последних лет напрямую связаны с климатическими изменениями, происходящими на планете. Подобные ситуации повторяются всё чаще – например, в 2015–2016 годах, в 2019 году. В дальнейшем будет увеличиваться частота засух и наводнений, ведь изменение климата означает увеличение количества экстремальных явлений.

– У нас неблагоприятный прогноз для низовьев Днестра: в Северном Причерноморье распределение осадков будет таким, что в верховьях Днестра их количество будет сохраняться, а в низовьях сокращаться, – поясняет руководитель международной ассоциации хранителей реки Днестр Eco-Tiras доктор биологических наук Илья Тромбицкий. – Ситуацию с обмелением рек могут спасти только долгосрочные меры: облесение территории бассейна Днестра, его берегов и притоков, посадка полезащитных лесных полос, которые смогут удерживать влагу. Мы живём от засухи до засухи. Когда у нас засуха, говорим, что надо что-то делать, а как только она проходит, мы об этом забываем.

Эколог утверждает, что, в частности, необходимо упростить процедуру перевода сельхозземель в лесные угодья. Сейчас при бонитете почвы более 40 баллов это можно сделать по разрешению правительства. Только лес способен удерживать осадки, когда они выпадают. Леса выравнивают сток осадков в реки, удерживают влагу, не давая ей моментально стечь после хорошего дождя.

Насколько исправили ситуацию прошедшие по респуб-лике дожди, покажет время, но пока земля не пропиталась влагой до необходимого уровня. Сейчас ясно одно: если мы не хотим, чтобы Молдова превратилась в пустыню, надо действовать уже сегодня. Мы и так упустили слишком много времени.

 

Комментарий специалиста

Всех спасут Днестр и Прут

Владимир Гараба, председатель Кишинёвской территориальной организации «Экологическое движение Молдовы»:

– В случае гидрологической засухи, которая зависит от климатических условий, мы мало что можем сделать. В 2022 году мы наблюдаем большой дефицит осадков и в Молдове, и на Украине. А в 2021 году, наоборот, выпало много осадков, реки были полноводными, озёра пополнились водой. Другое дело – почвенная засуха, справиться с которой можно, увеличивая площадь орошаемых земель. В этом году мы столкнулись и с гидрологической, и с почвенной засухой. К сожалению, они часто сопутствуют друг другу, тем не менее не всегда совпадают. Полноводность Прута и Днестра мало зависит от погоды в нашем регионе. Малые реки питаются из разных источников и уже давно находятся в затяжной гидрологической засухе – лет 15 – 20. Происходит это потому, что на них строят дамбы, законно или не законно, вода удерживается и далее уже никуда не попадает. Гидрологическая засуха малых рек – это хронический процесс.

Что касается ирригации, то до 1990 года у нас 330 тыс. гектаров были орошаемыми, сейчас только 30 тыс. Надо вернуться к прежним объёмам, а лучше увеличить орошаемые площади до 500 тыс. гектаров. Воду для орошения надо брать исключительно из Днестра и Прута, но её не должны использовать необдуманно. Речь идёт о строительстве сети водохранилищ, куда будет закачиваться вода не только в летнее, но и в зимнее время, то есть мы говорим о создании водных запасов, которые будут распределяться по республике через систему водопроводов при помощи насосных станций. Да, всё это непросто и очень дорого. Это огромные капиталовложения, большую часть которых должно взять на себя государство. Нужно построить аквадуки до населённых пунктов, а строительство внутренних сетей – забота фермеров. Идеальный и экономичный вариант использования водных ресурсов – капельное орошение. Мы находимся в зоне неустойчивого земледелия, поэтому ирригация нужна обязательно. Тем более с учётом грядущих климатических изменений.

 

Комментарий

Суровое лето 2022-го

Лидия Трещило, начальник Метеорологического центра Государственной гидрометеорологической службы РМ:

– По количеству осадков и запасам влаги нынешний сезон можно сравнить с 2007 и 2012 годами, которые считаются самыми суровыми в последнее двадцатилетие. Сложным был и
2020 год, но всё равно он был несколько мягче. Этим летом мы наблюдаем высокий температурный режим, но не аномальный, как, к примеру, в Западной Европе, где температура поднималась выше 40 градусов. У нас максимальный уровень составлял 37 градусов. Наши службы постоянно фиксируют температуру. Измерительные приборы находятся на высоте двух метров от земли, в тени, при естественной или принудительной вентиляции воздуха. Естественно, если брать городские условия, где асфальт, там будут совершенно другие показания. И надо учесть, что обычный термометр часто показывает температуру разогретого стекла. Хотя в Молдове в июне-июле температурный режим был выше нормы на 1–2 градуса, у нас были и достаточно прохладные для лета дни. Помогало и то, что у нас не было так называемых тропический ночей, когда температура не опускается ниже 25 градусов. В относительно прохладные ночи сельхозкультуры могли немного отдохнуть от жары.

 

Мнение Боинчана

Консервативная система земледелия

Ситуация нынешнего года будет наблюдаться и далее. Как из неё выходить? Я уже неоднократно отмечал, что нам необходимы системные изменения в управлении сельским хозяйством страны. Необходимо вернуться к схеме севооборотов, а также перейти на консервативную систему земледелия, т. е. как можно меньше пахать или даже полностью отказаться от вспашки. Ранее мы ошибочно считали, что внесение минеральных удобрений – это панацея от всех бед, но это далеко не так. Необходимы органические удобрения.

Конечно, орошение нельзя снимать с повестки дня, однако оно – как тушение пожара, когда другие методы уже исчерпаны. Орошение позволяет бороться с последствиями засухи, но её причины кроются в потере качества почвы, она исчерпала способность полноценно поглощать воду, которая выпадает в виде атмосферных осадков. Здесь, как и в медицине, нелепо бороться с последствиями, не устранив причину проблемы. И вообще неправильно вспоминать о засухе только в тот период, когда она нагрянула. Сейчас она у нас всегда должна быть ожидаемой. Именно поэтому мы должны менять отношение к нашим почвам. В этом контексте необходимо отметить и низкую лесистость Молдовы, которая в идеале должна составлять около 30% территории страны, а эта цифра примерно в три раза ниже. Всё взаимосвязано.

Для полива подходят только воды Днестра и Прута, именно там минерализация соответствует нормам. Можно накапливать дождевую воду в искусственных водоёмах, но это дорого. Однако есть долгосрочный, но верный способ вернуть почве способность удерживать влагу. Для этого необходимо периодически выращивать на полях многолетние травы с мощной корневой системой, которые обогащают почву углеродом. К примеру, выращивая люцерну, её можно использовать как корм для скота, а потом навоз использовать в качестве удобрений. Всем знакомая, но позабытая схема. При таком подходе почва лучше структурируется и, соответственно, лучше сохраняет влагу. Когда почва уплотнённая, вода просто стекает с поверхности, что мы часто и наблюдаем.

Мы никак не можем осознать, что нынешняя прибыль, извлекаемая из земли, приводит к её гибели, мы нещадно её эксплуатируем, ничего не давая взамен. С таким отношением к почве мы останемся у разбитого корыта. Проблемы, с которыми мы сталкиваемся в земледелии, не экономические и не финансовые – это духовные проблемы. Что-то происходит с нашими душами, менталитетом. Мы хотим доминировать над природой, а надо бы её модель использовать для разумного хозяйствования на земле.

Борис Боинчан,
директор НИИ полевых культур «Селекция»,
доктор сельскохозяйственных наук, профессор.

Facebook Комментарии
Share Button

Sorry, comments are closed for this post.

Адрес редакции: Кишинев, ул. Дософтей, 122, офис 4. Тел. 022 85-60-88;
Рекламный отдел: +373 22 85 60 99; +373 69 24 51 62 / e-mail: exclusivmedia@mail.ru; zelinskaia_nata@mail.ru
PP Exclusiv Media SRL © Аргументы и факты в Молдове; e-mail: info@aif.md