От прикола – до режиссёра

От прикола – до режиссёра

Дмитрий Коев – о выбранной профессии, репертуаре и тенденциях современного театра

Наталья Устюгова, info@aif.md

Под занавес театрального сезона Государственный русский драматический театр им. А. П. Чехова представил две премьеры. Одна из них принадлежит актёру и режиссёру театра Дмитрию Коеву, который в день первого показа отметил пусть и не круглый, но значимый юбилей.

ДОСЬЕ
Дмитрий Коев родился 17 июня 1977 года. В 1993 г. обучался в театральной студии при театре им. А. П. Чехова у заслуженной артистки России Р. Кирилловой. После окончания школы поступил в Государственный институт искусств Молдовы на факультет «актёр театра и кино» (мастерская В. Мадана и П. Баракчи). С 1999 г. – актёр ГРДТ им. А. П. Чехова. В 2013 г. получил степень магистра по специальности «режиссёр драматического театра». Заслуженный артист РМ, член Союза театральных деятелей РМ.

Необычный подарок

– Премьера 15-го спектакля, в котором вы выступаете как режиссёр, прошла в день вашего 45-летия. Заранее планировали?

– Я начал работу над спектаклем в апреле и его выход с днём рождения не сопоставлял. Уже ближе к июню позвонил директор театра Константин Харет и спросил, не хочу ли я выпустить премьеру в свой юбилей? Конечно, я согласился. Получился такой необычный подарок.

– Почему выбор пал именно на мистическую комедию «Женщины без границ» автора Юрия Полякова?

– Случайно. В прошлом году я поставил комедию по пьесе Александра Коровкина «Осторожно, тётки!» к 75-летию Людмилы Колохиной, где она играет одну из главных ролей. За сезон мы сыграли 18 спектаклей. Наш художественный руководитель Виталий Дручек предложил создать ещё нечто подобное. Я вспомнил, что московский драматург Юрий Поляков предложил мне поставить какую-то из его пьес. Одну из них – «Как боги» – он мне прислал, но она не понравилась из-за трагичного финала. Тогда я просто стал перечитывать все его произведения и нашёл «Женщин без границ».

– Театр несколько лет подряд выезжал на различные международные фестивали, в частности в бывшие союзные республики. В прошлом году на фестивале HOMO LUDENS в Николаеве ваш «Белый кролик, или Когда не все дома» удостоился номинации «Лучшая комедия фестиваля». Как складывается этот год?

– На самом деле этот спектакль получил четыре премии. В этом году мы должны были поехать на фестивали в Белоруссию и в Армению, но по понятным причинам остаёмся дома. В Грузии и в России планировались мастер-классы для наших актёров и режиссёров.

– Должен ли театр выносить политическую тему на сцену?

– Везде должны быть свои рамки. У того же Полякова очень много политических моментов – пьесы-то современные. Поэтому мы немного, так сказать, почистили текст, и зрители, которые не читали пьесу в оригинале, этого не заметили.

– Сколько в итоге в спектакле остаётся от автора и сколько занимает видение режиссёра?

– Дело автора – написать, а режиссёр уже ищет решения, использует фантазию и воображение, включает музыкальные номера, придумывает декорации. В этом процессе задействовано много людей. Драматурги, конечно, очень не любят, когда их переделывают.

Если говорить о профессиональных критиках, то их в Молдове осталось очень мало. Оставшиеся, как правило, симпатизируют определённым театрам, но нас это не смущает.

Сама Каменева благословила

– Вы начинали свою карьеру как актёр, как занесло в эту профессию?

– Я мечтал быть художником, у меня это получалось. Эти навыки мне помогают, когда я придумываю декорации к своим спектаклям, делаю наброски, а потом передаю нашему художнику Юрию Матею. Актёром я стал совершенно случайно. Нас, ещё школьников, привели в театр, а мы там вели себя шумно. В антракте к нам подошла Любовь Рощина (она до сих пор наш администратор), пристыдила нас, а потом сказала, что театр набирает талантливых ребят в молодёжную студию. Ну мы и пошли вроде как поприкалываться, и вот я прикалываюсь до сих пор.

– В юности вам казалось, что актёром быть легко?

– На самом деле профессия актёра очень сложная. Моя творческая карьера сложилась не сразу, в 90-х даже приходилось подрабатывать, устанавливая декорации. Уже потом появились характерные и комедийные роли. Но ещё в студенчестве мне удавались капустники. Наш художественный руководитель Нелли Каменева заметила мои способности и стала ангажировать на создание капустников к юбилеям актёров театра. Она же и предложила мне поставить спектакль на сцене нашего театра. Нелли Ивановна была великолепная актриса, я играл лакея в последнем в её жизни спектакле.

– Можно сказать, что в какой-то степени Нелли Каменева благословила вас на режиссёрскую работу…

– Но она так ничего и не увидела. Моя первая пьеса «Собака» вышла на Малой сцене уже в 2008 году. Тогда меня поддержал художественный руководитель Санду Василаке. Потом у меня появился детский спектакль. И только в 2011 году я пошёл на мастерат по режиссуре.

 

Игры будущего

– Ваши любимые роли?

– Думаю, что они не сыграны. Я играл то, что предлагали.

– Как актёр вы принимаете участие в новых спектаклях?

– Я заменял актёра в своих спектаклях «Лизистрата» и «Алиса в стране чудес». Из последних больших работ – это Тетерев из «Мещан» в постановке Вячеслава Самбриша. Признаюсь, когда долго не играешь на сцене, начинаешь терять навыки. Ещё играю в сказках Геннадия Бояркина. По секрету скажу, театр планирует поставить «Волшебную лампу Аладдина», где мне предложена роль джина. Надеемся, что всё получится. Ставить сказки сложно, никогда не знаешь, как их воспримут дети, зато они всегда говорят то, что думают. У меня есть мечта поставить музыкальную сказку «Летучий корабль», но всему своё время.

– То есть вы всё-таки остаётесь актёром?

– Официально я служу в театре штатным режиссёром, но полностью актёрскую работу бросать не планирую, тем более что в нашей труппе не хватает мужчин. Сейчас я могу выбирать роли, которые мне по душе.

 

Осторожные темы

– Театр драматический, но у вас много комедий…

– Об этом говорят и на художественном совете. У нас планируется спектакль по А. П. Чехову, сейчас подбираем пьесу. Зрителям сегодня просто необходимо чаще улыбаться. Раньше мы использовали и Малый зал, где были представлены постановки разных жанров, но сейчас он временно закрыт. Для того чтобы он снова заработал, необходимо сделать ремонт, а на это нужны деньги.

– Есть ли темы, за которые вы пока не готовы браться?

– Я хочу сделать что-нибудь из Гоголя – «Мёртвые души» или «Игроки». Мне интересен Булгаков, его «Белая гвардия», «Театральный роман».

– И, конечно же, «Мастер и Маргарита»…

– Да, в первую очередь. Но есть темы, к которым режиссёры относятся очень осторожно. Я очень люблю «Ленком» и всё, что делал Марк Захаров, но к Шекспиру он притронулся только в конце жизни. И то это была не драма, а комедия «Фальстаф». Однако спектакль не пошёл, и его убрали из репертуара театра.

– Что категорически нельзя выносить на сцену даже за большие деньги?

– Сейчас часто обсуждают постановки режиссёра, художественного руководителя Театра на Малой Бронной Константина Богомолова, который выносит на сцену половые акты или открытые действия физического насилия. Но Москва большая, там есть категория зрителей, которым это нравится. В нашем театре такое неприемлемо. Разве что можно слегка пошалить на тему эротики, и то не все поймут.

– Существует ли обратная связь со зрителями? Как вы узнаёте, о чём думают они и театральные критики?

– Сейчас многие высказывают своё мнение в социальных сетях, и можно понять, что нравится, а что – нет. А если говорить о профессиональных критиках, то их в Молдове осталось очень мало. Оставшиеся, как правило, симпатизируют определённым театрам, но нас это не смущает. Например, в России театральные критики разбирают каждую постановку по косточкам: где-то хвалят, где-то указывают на изъяны. Это и есть настоящая критика.

 

Театр будет жить

– Как долго будет сохраняться интерес к театру?

– Это непростой вопрос. Я наблюдаю, что и в России в кино создают Голливуд. На 10 – 15-й минуте я переключаю канал. В театре же редко кто уходит из зала. И следует учесть, что театр – это живое действо, настоящие люди, настоящие эмоции. А в современном кино живого мало, всё чаще актёров заменяет анимация. Поэтому, я думаю, театр будет жить.

– Людям сложно и становится всё сложнее. Насколько важны социальные постановки?

– Даже «Женщины без границ» – это в какой-то мере социальная постановка. Зрители сообщали, что они и посмеялись, и задумались.

– Каким будет 16-й спектакль?

– Я хочу поставить новый спектакль в Тирасполе – «Восемь любящих женщин», но и в родном театре, конечно, планирую новые премьеры. Что раньше появится на сцене – покажет время. Не всё зависит от нас.

Facebook Комментарии
Share Button

Sorry, comments are closed for this post.

Адрес редакции: Кишинев, ул. Дософтей, 122, офис 4. Тел. 022 85-60-88;
Рекламный отдел: +373 22 85 60 99; +373 69 24 51 62 / e-mail: exclusivmedia@mail.ru; zelinskaia_nata@mail.ru
PP Exclusiv Media SRL © Аргументы и факты в Молдове; e-mail: info@aif.md