Осязаемая скульптура

Осязаемая скульптура

Вячеслав Жиглицкий – о тайнах профессии, аистах и защите от вандалов

Светлана Виноградова, info@aif.md

На бульваре Г. Виеру Недавно был установлен симпатичный фонтанчик с голубем.

Это ещё одна композиция жанровой городской (уличной) скульптуры, выполненная командой JZ&B Studio под руководством известного молдавского скульптора Вячеслава Жиглицкого. В этой области студия работает несколько лет и фактически стала основателем современной городской скульптуры в Кишинёве.

ДОСЬЕ
Вячеслав Жиглицкий родился 6 февраля 1970 г. в г. Слободзее. Окончил Республиканское художественно-педагогическое училище имени И. Е. Репина и Академию музыки, театра и изобразительных искусств. За свои заслуги удостоен звания Почётный гражданин Кишинёва.

Игра в команде

– Вячеслав, а что означает JZ&B Studio?

– Это Жиглицкий, Зайцев – тоже Вячеслав, мой учитель и компаньон, – и Базарова Татьяна, скульптор и моя супруга. Мы все являемся основателями творческой группы. Вячеслав Зайцев несколько лет назад ушёл из жизни. Мы с Татьяной очень благодарны Учителю, который нас пригласил в мастерскую, поддержал, открыл тайны профессии и всему обучил. Вместе с нами в студии работают 15 человек. Создание любой городской скульптуры или памятника – это командная работа, потому что включает несколько этапов: эскиз, работу с глиной, снятие формы, отливку из бронзы, обработку. Это сложный, многоступенчатый процесс, требующий профессиональных навыков и умений в различных областях. Поэтому один я без коллектива ничего бы сделать не смог. Правда, не все скульпторы – командные игроки, и многие страдают от того, что не могут создать свою команду.

 

Не проходите мимо!

– Какой должна быть городская скульптура, чтобы никого не оставляла равнодушным?

– В первую очередь она должна нравиться самому автору, чтобы он создавал её с любовью. Стремился в своём творчестве к непосредственности, ведь такие скульптуры, в отличие от серьёзных монументальных памятников, обыгрываются с юмором и тонкой иронией. Они интерактивны, то есть провоцируют прохожих на действие: потрогать, посидеть рядом, сфотографироваться и т. д. Главное – не хочется пройти мимо. Это раньше у нас было представление о скульптуре, как об объекте, до которого нельзя дотронуться, будто это нечто неприкосновенное. В этом смысле JZ&B Studio сделала большой шаг вперёд, показав, что скульптура может и должна быть доступна для осязания. Жанровая скульптура вдохновляет, радует и украшает городскую среду. Вокруг неё всегда создаётся некая особая атмосфера, насыщенная позитивной энергетикой. Такие объекты по размерам почти соизмеримы с людьми, только чуть побольше. Если делать меньше, человек в бронзе будет выглядеть карликом. Потому мы рассчитываем в среднем на 15% крупнее. В городской жанровой скульптуре главное – идея, сюжет. Ещё важный момент – она должна находиться на уровне пешехода, так как для неё не предполагается постамент. И необходимо исполнять её без выступающих острых мест, чтобы скульптура никого не ранила.

– Диктует ли городская среда образы?

– Конечно. Я в 99% случаях создаю композицию в зависимости от места – привязка к окружающему ландшафту очень важна. Перед началом работы выхожу на объект, изучаю, как и что здесь можно расположить. Во всех проектах студия сотрудничает с архитекторами. Постепенно появляется идея, затем делаю эскиз на бумаге, леплю и т. д. Должна созреть полная картинка – как скульптура будет себя чувствовать в том или ином пространстве.

– Что тебе ближе – абстрактная форма или конкретные образы?

– Когда учился в Академии музыки, театра и изобразительных искусств, готовил диплом – увлекался работами более абстрактными. Со временем стал интересен и реализм, в котором чаще всего исполнены и уличные скульптуры. Но и абстракция продолжает привлекать. Кстати, её очень мало в Кишинёве, видимо, пока не очень востребована инвесторами, которые заказывают городские скульптуры. А я мечтаю, чтобы в Кишинёве появлялась не только реалистическая жанровая скульптура, но и стилизованная. Кстати, возле аэропорта должна была быть установлена современная стилизованная абстрактная скульптура аиста, скажу без ложной скромности – предмет нашей гордости. Но тогда ситуация в стране не позволила это сделать. А она может стать символом молдавской столицы.

Создание любой городской скульптуры или памятника – это командная работа, потому что включает несколько этапов: эскиз, работу с глиной, снятие формы, отливку из бронзы, обработку. Это сложный, многоступенчатый процесс, требующий профессиональных навыков и умений в различных областях. Поэтому один я без коллектива ничего бы сделать не смог.

Места силы

– Черпаешь ли ты вдохновение в городе? Какие места в Кишинёве мог бы назвать своими местами силы?

– Места моей силы – это весь Кишинёв и вся Одесса. В Кишинёве я рос и учился, в Одессе проводил много времени каждое лето у родственников, вдохновлялся морем, пейзажами… Думаю, что меня духовно взрастила и наполнила именно эта связка Одесса – Кишинёв, ауры этих городов смешались гармонично. И с жанровой городской скульптурой я познакомился именно в Одессе, где она появилась гораздо раньше.

Одна из любимых улиц в Кишинёве – бывшая С. Бурлаченко, где я рос. Она находится возле парка имени Бориса Главана. Уже много лет я живу на Скулянке, около парка Ла Извор. Мне по жизни везёт на парки, и, видимо, соединение природы наших парков и городской среды тоже что-то отложило в душе. Вообще люблю наши кишинёвские парки. Радует то, что мэрия ремонтирует и благоустраивает городские скверы. Настоящее волшебство произошло на улице Миорица: заброшенное место превратилось в сквер с различным спортивным оборудованием, с велодорожками и т. д. Не так давно мы установили там композицию «Миорица» — овечка и пастух, играющий на дудочке, а в сквере на Рышкановке – композицию «Гугуцэ». Надеюсь, что скоро появится и семиметровая «Шапка Гугуцэ» в центре столицы. Эта серия из наших молдавских сказок и баллад. Хочу продолжить тему – здесь большой простор для фантазии и созидания.

– Твоя команда чувствует поддержку городских властей?

– Колоссальную. Власти заказывают студии немало работ: например «Миорицу», «Веронику Микле», тот же фонтанчик на бул. Г. Виеру.

 

Котик-первопроходец

– А первой городской скульптурой JZ&B Studio стали мальчик с девочкой на скамейке, наблюдающие за голубями и котом на ул. 31 Августа?

– Первой скульптурой стал «Кот» Татьяны Базаровой в одном из столичных фитнес-клубов. Потом появился Хрюша на Московском проспекте. А вообще самую первую работу в этом жанре мы установили в Одессе, возле Национального университета «Одесская морская академия». Вторую – в Брашове. И только потом появилась скульптура-фонтан перед Академией экономических знаний Молдовы, которую студия исполнила вместе с учителем Вячеславом Зайцевым. Она называется «Нота бене», символизирует бесконечное движение вверх, высшее знание. Скульптура выполнена в стиле постмодерн. Также студия исполнила скульптуру Папы Римского Иоанна Павла II, сидящего на скамейке, которая установлена в сквере Кафедрального собора Божественного провидения в Кишинёве. С ним охотно фотографируются прихожане.

– Правда ли, что скульптуры полые внутри?

– Да, это так. Хотя и весят много: бронза – тяжёлый металл. Мы стараемся создавать скульптуры в крупной пластике до 6–7 мм толщиной, это наиболее оптимально по технологии. Некоторые умудряются отливать и трёхмиллиметровые работы, что не оправдывает себя по части прочности произведения. Мы же стремимся создавать произведения искусства, отличающиеся долговечностью. И их хорошо закрепляем – от вандалов. Антивандальная защита – это очень мощная каркасная система внутри скульптуры, изготавливается из стали.

 

Аллея славы

– Расскажи, пожалуйста, подробнее об одном из крупных проектов JZ&B Studio – серии бюстов врачей…

– Это грандиозный проект бывшего ректора Государственного университета медицины и фармации Молдовы имени Н. Тестемицану Иона Абабия. Он приурочен к 70-летию медуниверситета. На Аллее медицинской славы уже установлено около 50 бюстов медикам с мировыми именами. В проекте задействованы не только специалисты JZ&B Studio, но и другие молдавские скульпторы. Также памятники будут установлены у медцентров в Кишинёве, в других местах, связанных с деятельностью светил медицины. Вообще наша студия работает во всех жанрах в скульптуре – от малой пластики до монументальной. В малой пластике сотрудничаем с галереями разных стран, представляем им авторские работы мои и Татьяны Базаровой.

– Многие произведения студии находятся в коллекциях президентов: Владимира Путина, Александра Лукашенко, Николя Саркози…

– Продолжу список: они есть у всех президентов стран СНГ и многих других государств. В частности три скульптуры находятся у президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана… Зинаида Гречаная подарила Владимиру Путину от нашей мастерской аиста со стразами. Причём эту работу пришлось выполнить за несколько часов – был срочный заказ. А я как раз находился в Одессе. Ночью приехал в Кишинёв, ночью же вылепили, днём уже всё было готово. Конечно, мы пошли на большой риск, но справились. По-другому и быть не могло.

Facebook Комментарии
Share Button

Sorry, comments are closed for this post.

Адрес редакции: Кишинев, ул. Дософтей, 122, офис 4. Тел. 022 85-60-88;
Рекламный отдел: +373 22 85 60 99; +373 69 24 51 62 / e-mail: exclusivmedia@mail.ru; zelinskaia_nata@mail.ru
PP Exclusiv Media SRL © Аргументы и факты в Молдове; e-mail: info@aif.md