Один перед ковидом

Один перед ковидом

Корреспондент «АиФ в Молдове» подхватил коронавирус и попал в больницу

Как защищаться от коронавируса – непонятно. Из своего опыта скажу, что маски помогают мало. И на спад ковид, похоже, не идёт.

В больнице на Moldexpo, где я в августе проходил лечение, видел очереди из десятка выстроившихся одна за другой машин скорой помощи, которые привозили новых товарищей по несчастью. Но если так случилось, что болезнь нужно лечить в стационаре, то важно следовать предписаниям врачей и заряжаться оптимизмом. Последнее очень мне помогло.

 

Не обычная простуда

Замечу сразу: так как я вхожу в группу риска, то с самого первого дня пандемии строго соблюдал все рекомендации специалистов по условиям гигиены и безопасности – носил маску, дезинфицировал руки, держал социальную дистанцию, работал онлайн, минимизировал контакты. В общем, блюл себя строго. Болезнь запустила свой механизм сразу после того, как я в один из жарких августовских дней выпил ледяной воды. К вечеру почувствовал слабость, поднялась температура. Вкус и обоняние, как принято при ковиде, у меня не пропали, поэтому я был уверен, что это обычная простуда.

Только на третий день, когда температура взлетела под 40 градусов, я вызвал скорую. Ковид без теста не определить, но низкая сатурация и высокая температура были достаточны для моей госпитализации. Я и не сопротивлялся.

Машина скорой помощи привезла меня на Moldexpo, где под ковидбольницу переоборудовали два выставочных павильона: в одном проверяют на вирус, в другом – лечат. В отделении диагностики пациенты лежат по одному в боксе, им делают тесты, рентген и через несколько часов объявляют результат – положительный или отрицательный. Мне не повезло, я заболел. Где и как эта зараза в меня проникла – не знаю. Вроде защищался как мог.

К вечеру нас, шестёрку несчастных заболевших, перевели в больницу. Из-за высокой температуры у меня не было сил пошевелиться, а тут ещё нужно было зарегистрироваться. К столу регистратора я буквально подползал, так мне было нехорошо. Регистратор – девушка лет двадцати, упакованная в белый защитный костюм, как у американских астронавтов на Луне. Несмотря на то что к вечеру она порядком устала, нашла для меня слова сочувствия. «У вас двустороннее воспаление лёгких Мы сделаем всё, чтобы вас вылечить… Но и вы должны нам помочь. А нужно всего лишь побольше оптимизма, побольше», – сказала мне девушка. Похоже, этот простенький совет мне помог вылечиться.

Лечить начинают сразу же. Раскачиваться врачам некогда – больные поступают постоянно. Рассказы, что три дня лежал в палате и лишь раз дали таблетку парацетамола, – сказки. Даже я, полный профан в медицине, понимаю, что ковид парацетамолом не вылечишь.

Сказки о парацетамоле

Меня поселили в бокс на две кровати, одна из которых пустовала. Лечить начинают сразу же. Раскачиваться врачам некогда – больные поступают постоянно. Рассказы, что три дня лежал в палате и лишь раз дали таблетку парацетамола, – сказки. Даже я, полный профан в медицине, понимаю, что ковид парацетамолом не вылечишь.

Ко мне почти сразу пришла маленькая молоденькая (по голосу) медсестра-астронавт и с шутками стала делать уколы: «Сначала укол в животик. Это против тромбоза. А теперь в ягодицу. Это для изгнания коронавируса». В пятую точку инъекция оказалась болючим антибиотиком, от которого аж нога немеет. Потом капельница. Вторая. Так меня начали вырывать из лап коронавируса.

Кстати, таблетки дают тоже. В маленьких, скреплённых пакетиках, размером в половину спичечного коробка. Бедняги-медсёстры режут ножницами пластины с таблетками и раскладывают их по этим пакетикам. На каждом – указание о времени приёма: после завтрака, в обед или после ужина. Не знаю, как они не путаются. После выписки из больницы я замучился с этими таблетками: всё никак не запомню, когда какую принимать и в какое время.

Через два часа после госпитализации медбрат принёс ко мне в бокс небольшой серый аппарат, размером со школьный ранец. Аппарат гудел, булькал водяным фильтром и через прозрачную маску, установленную мне на лицо, гнал кислород через мои лёгкие, в которых его не хватало. Сатурация была ниже 90%. Ещё от меня категорически потребовали лежать на животе и выполнять простое упражнение – делать подряд несколько быстрых глубоких вдохов. После них появляется булькающий кашель. Так начинает отходить мокрота из лёгких. Я умудрился запутаться в катетере аппарата, но распутывать не стал – сил не было. Температура и болючий укол погрузили меня в горячую полудрёму, но я слышал шум аппарата, шаги, разговоры и прочий больничный гул.

 

Упёрся в Берлинскую стену

А потом я увидел Берлинскую стену и всплыли воспоминания сорокалетней давности. Тогда меня, только призванного в армию, но забракованного для службы в Афганистане из-за плохого зрения, вместе с ещё одним очкариком отправили на две недели в госпиталь на перекомиссию. Там нам сказали, что привлекут к полезным работам. Мы думали – копать траншеи. Оказалось… перебирать витамины. С просроченным сроком годности нужно было отправлять в мусорные корзины, а нормальные – на стеллажи. Но мы по неразумению, хоть и было нам по 18 лет, с товарищем решили эту «просрочку» поделить и съесть. Организмы ещё здоровые были, из обычных принимаемых нами витаминов – только прошлогодняя картошка. Вышло штук по 100 на брата. Для нас это была еда и не больше. А тут заглянула к нам врач и пришла в ужас. Голос задрожал: «Ре-ре-бята, их можно по одной штучке три раза в день! Сколько вы их съели?» На следующий день наш госпитальный рай закончился – за нами примчался из Могилёва сержант. К счастью, переживания врача не оправдались – мы чувствовали себя прекрасно. Можно сказать, нам повезло.

Вот эти далёкие воспоминания дали мне понять, что всё будет хорошо. Мне стало легко, я повеселел, успокоился. И уже к вечеру следующего дня сатурация выросла до 98%. Медсестра глазам своим не поверила, позвала двух врачей, которые тоже удивлялись. Думаю, что ковид, бродивший во мне, тоже наткнулся на Берлинскую стену из видений и решил, что ему тут делать нечего.

 

Движение к выздоровлению

Приятной неожиданностью в больнице оказалась еда: вкусная и диетическая. Отдал ей должное, ведь вкусовые ощущения у меня остались. Одно плохо – много её пропадает зря. У большинства пациентов нет аппетита. Почти у всех расстройство ЖКТ – побочный эффект коронавируса. Есть в больничном отделении и душевые, разделённые по половому признаку, но их используют в основном женщины, тем более мужская часть не особо озабочена купальными процедурами.

На следующее утро после улучшения моего состояния ко мне в бокс зашёл молодой врач и посоветовал, если нет температуры, выходить на улицу, изгонять из себя вирус. «Ходите как можно больше, ходите под солнцем, впитывайте витамин Д. Обязательно», – настаивал медик.

Многие выходят на улицу, но в основном сидят на лавочках. Я же облазил всю небольшую территорию, отведённую для прогулок. И это тоже, думаю, помогло мне расправиться с вирусом. Мой сосед по боксу попал в больницу в намного лучшем состоянии, чем я. Весёлый был и задорный, всё время что-то рассказывал. Когда не рассказывал, лежал на кровати и смотрел в мобильном телефоне бесконечные российские боевики. Чем дальше, тем больше. Меня выписывали, а ему становилось всё хуже: апатия, температура. «Как бы не попал мой сосед в красный сектор», – подумал я, уходя домой после выписки.

За время моих передвижений по больнице я успел заметить, что приспособленный под ковид-отделение павильон на Moldexpo делится на два сектора: налево – зелёный, направо от выставочного вестибюля – красный. Красный сектор – для серьёзных больных. Кроме врачей, туда никого не впускают. Я раза два видел коридор красного сектора, когда туда входили медсёстры. Он длинный и сумрачный, впечатление, что освещён луной. Первый мой сосед по палате попал туда. У него, не переставая, болели лёгкие. Он не мог ни есть, ни спать. Потемнел лицом, в последнюю ночь сидел, скорчившись на кровати. Его перевели в красный сектор рано утром. Уходил он за врачами в полной апатии, даже не ответив на моё пожелание о выздоровлении. Надеюсь, он вылечился.

 

Таблетки горстями

После недельного пребывания меня выписали из больницы, но прописали месячный курс лечения. Я засомневался, стоит ли употреблять все выписанные лекарства – список большой. Позвонил знакомой женщине-фармацевту, у которой почти 30 лет стажа. Лекарства оказались мощнейшие, но она посоветовала принимать всё и объяснила, что эти медикаменты дополняют друг друга. Ещё порекомендовала есть красный сладкий перец. Очень хорошо чистит сосуды: тромбоз – опасный спутник ковида.

Я думал, что выписанные лекарства обойдутся мне в пару тысяч леев, но оказалось не так уж и дорого – не дотянуло до 500 леев. До сих пор их принимаю.

Меня спрашивают, буду ли я вакцинироваться? Буду. В меня влили, вкололи тьму лекарств, я сжевал столько таблеток, что побочные последствия антиковидных прививок, которыми нас стращают, – ерунда по сравнению с побочным эффектом от лекарств: потеря сил, сонливость и ощущение раздвоения. Лучше вакцина.

Олег Таценко

Facebook Комментарии
Share Button

Sorry, comments are closed for this post.

Адрес редакции: Кишинев, ул. Дософтей, 122, офис 4. Тел. 022 85-60-88;
Рекламный отдел: +373 22 85 60 99; +373 69 24 51 62 / e-mail: exclusivmedia@mail.ru; zelinskaia_nata@mail.ru
PP Exclusiv Media SRL © Аргументы и факты в Молдове; e-mail: info@aif.md