Ничего, кроме правды

Ничего, кроме правды

Андрей Буруянэ – о труде кинодокументалиста и эмоциональном мире фильма

В Национальной библиотеке состоялась презентация книги известного кинорежиссёра-документалиста Андрея Буруянэ «Правда в кадре и за его пределами».

Андрей Буруянэ – автор двух полнометражных документальных фильмов о Марии Биешу, Евгении Доге, Штефане Петраке, Николае Сулаке и других  деятелях молдавской культуры, и не только о них. На презентации он признался, что в своей автобиографической книге стремился быть максимально беспристрастным. 

ДОСЬЕ
Андрей Буруянэ родился 24.09.1936 г. в с. Кэрпинень Хынчештского района. Окончил Киевский институт киноинженеров по специальности «звук».  На киностудии Moldova-film создал 41 документальный фильм, из которых 4 полнометражных и единственный в республике стереофонический Moldova mea. На ТВМ – более 10 короткометражных и 4 полнометражных. Был автором сценариев многих документальных лент на киностудии и телевидении. Обладатель почётного звания Om Emerit и ряда медалей союзного и республиканского значения.

Равноправие героя и режиссёра

– Каково это – быть беспристрастным в наш век социальной поляризации, разделения общества на своих и чужих?

– Чтобы быть беспристрастным, надо знать правду. Я был воспитан так, что нужно быть справедливым, говорить правду, от неё не увиливать, найти способ её выразить. А для этого нужно многое изучать. Моя деятельность связана с историей как отдельных великих личностей, так и с жизнью молдавского народа в целом, с жизнью человечества, если хотите, ведь работа кинематографиста не может быть вне мировой истории. Если делаешь фильм о таком талантливом  человеке, как Мария Биешу, должен знать о ней как можно больше. Как и о любом другом человеке, будь он из сферы искусства или сельского хозяйства. Ты не имеешь права ни подняться над ним, смотреть свысока, ни опуститься ниже – то есть нужно найти баланс, чтобы сложилось равноправие героя и режиссёра. Этот баланс позволяет найти общий язык с человеком и, в конечном итоге, докопаться до правды. По большому счёту, стать беспристрастным.

 

«Песнь любви»

– Как вы нашли баланс, снимая Марию Биешу?

– Я учился в институте киноинженеров в Киеве, и  этот город стал для меня большим открытием в плане культуры: я полюбил театр, симфоническую музыку, оперу, балет. Не пропускал ни одной премьеры. Поэтому с Марией Лукьяновной мне было очень легко общаться на профессиональном языке. Когда Биешу вернулась из Токио с титулом «Лучшая Чио-Чио-сан мира», в Москве её встретили с большими почестями. Звонили так часто, что не давали спать. А когда она прилетела в Кишинёв, то прошла абсолютно никем не замеченная. Я не мог пройти мимо этого факта, ведь Мария Лукьяновна – гордость республики и Советского Союза. И решил заказать в аэропорту самолёт специально для съёмок эпизода о встрече Марии Биешу, пригласить телевидение, радио, чтобы  встречали с хлебом-солью. Приехали мама и сестра певицы, поклонники её таланта. И получился реальный приём, хотя по своему воплощению он напоминал художественный фильм.

Кстати, закадровый текст к фильму «Песнь любви» о Марии Биешу читал Иннокентий Смоктуновский. Он был написан специально для него. И я понимал, что именно такая великая личность в кинематографическом мире может себе позволить сказать некоторые вещи, которые мне бы в Молдавии запретили. Например, фразу: «Боже мой, до чего сладок вкус хлеба!» Ведь это была возможность высказаться по-человечески, душевно.

– В чём смысл труда кинодокументалиста?

– Роль кинодокументалиста – оставить будущим поколениям летопись  о нашей современности, действительности. Очень важно сохранить на экране талант великих личностей из мира искусства, дарованный им Богом. К сожалению, в наших архивах мало записей выступлений Марии Биешу, Штефана Петраке и других исполнителей – их не много снимали.

Если изображение близко к разуму, то звук ближе к сердцу.

Звук, как чудо

– Как режиссёр, какую правду о звуке в кино можете нам поведать?

– Начну с того, что отдельно взятое изображение – вещь очень конкретная и имеет свои ограничения. Например, ваша ручка – она и в фильме ручка, и более ничего. Обзор человеческого глаза – 65%. А звук – везде и всюду вокруг нас. Кино, как искусство киноизображения, включает в себя три важнейших понятия: изображение само по себе,  звук и монтаж. Звук, в отличие от изображения, невидим в видимом мире. Очень важно, как соединяются, сливаются звук с изображением. Звук может аккомпанировать, объяснять, дополнять изображение или быть в контрапункте с ним. Именно контрапункт создаёт много интересного. Так создаются метафоры, неожиданные психологические понятия, решения ситуаций.

– Например, какие?

– Зритель видит на экране худого человека и ожидает, что у него тонкий  голос, а он вдруг заговорил басом. Получился  диссонанс, который создал совсем другой образ и произвёл шокирующее впечатление на зрителя.

Показывают свадьбу: гости весёлые, танцуют. Вдруг камера наезжает на жениха – и звучит траурная музыка, подчёркивая таким образом, что он даже не знает, на ком женился и не представляет, что его ожидает после свадьбы.

Герой фильма говорит: «Мы все вместе создаём одно целое», – в то время как позади него пустые стулья зрительного зала. Или вдруг неожиданно пауза, чтобы акцентировать последующие действия. Очень важно, как в определённых местах звучит звук и какие осмысления мы ему придаём.

В моём фильме «О кей, Маня!» есть такой эпизод. Было время, когда в Молдавии в магазинах наблюдался дефицит мяса, хотя производили его, по статистическим данным, предостаточно. Зато на прилавках в изобилии была мороженая рыба. И я придумал такой приём: рыба открывает рот и произносит: «Муу-у-у!» Вызывает улыбку. Однако ясно: покупателю хочется мяса.

 

Реверберация – это звучит гордо!

– Вы являетесь сторонником использования в кино эффекта реверберации. Далеко не у всех киноманов это слово на слуху…

– Реверберация – это акустический эффект, возникающий при отражении звуковых волн от разных предметов, вызывая тем самым ещё большее количество отражений. Но на Moldova-film искусственных ревербераторов не было, и я использовал для создания такого объёмного звука бассейн для воды, который находился во дворе киностудии.  Опускал туда динамик и микрофон, записывал оригинальный звук на магнитофон, чтобы при необходимости он был повторён и использован. С помощью моего доморощенного ревербератора я озвучивал ряд фильмов, среди которых и «Лэутары» Эмиля Лотяну. Особенно эффект реверберации был использован в фильме «Нужен привратник» режиссёра Георгия Водэ. Когда Эмиль Лотяну поехал на «Мосфильм», чтобы дублировать  «Лэутары» на русский язык, имеющиеся на киностудии искусственные ревербераторы не могли отразить необходимые эффекты. Лотяну обратился ко мне с просьбой выслать эффекты, достигнутые при помощи ревербератора-бассейна.

Я много экспериментировал со звуком, чтобы добиться нужного эффекта, и создавал  звуковые решения фильмов, над которыми работал с разными режиссёрами. Они знакомились с ними только на перезаписи фильмов и даже не знали, как я их создаю.  Поэтому многие режиссёры предпочитали работать со мной.

Во время перезаписи все музыкальные составляющие будущей картины – речь, шумы, музыка, фоны – собираются и перезаписываются в единую фонограмму. И звукорежиссёр отбирает те звуки, которые имеют смысловое и психологическое значение для каждого эпизода фильма.

Я согласен с мнением британского кинорежиссёра и автора музыки своих фильмов Майком Фиггисом, который в 1990-е годы на лекциях в Международной школе звука сказал, что звук – это психологическая палитра героев, эмоциональный мир фильма. Вот почему кинорежиссёр должен быть многосторонне развитым, должен любить и понимать искусство, будь то музыка, театр, живопись, литература и др.

Я нашёл себя в кино потому, что мне нравится звук. Нравится не только музыка, не только текст, не только шумы, а то, как все они реагируют и соединяются между собой и с изображением.

 

«О кей, Маня!»

– А о чём ваш фильм «О кей, Маня!»?

– О человеке, который взял ферму в аренду в селе Бэхнэрешты Флорештского района. Маня – его фамилия. Его и ещё троих успешных деятелей в области нарождающегося предпринимательства правительство СССР направило в США для обмена опытом. В одной из бесед американцы интересуются у него: «Сколько у тебя коров?» – «300». – «Так ты самый богатый человек в Советском Союзе!» – «Но это же не мои коровы, а арендованные». – «А какой у тебя дом?» – рассказывает, что четыре комнаты, кухня и т. д. – «А туалет где?» – «А у нас, молдаван, стыдно иметь туалет в доме». В фильме после этих слов зритель видит, как его трёхлетний сын выходит из уборной на улице, а в это время звучит музыка, используемая при производственной гимнастике.

Я вообще работаю таким образом: за несколько дней до съёмки  выезжаю на место, изучаю обстановку и сообщаю, что такого-то числа буду снимать. На самом деле прихожу не в назначенное время, а через несколько дней. И человек встречает меня с огромной радостью: «А я думал, что вы уже не приедете!» Это  подогревает его интерес, он открывается больше. Я понял, что Маня – человек необычный. Кроме того что обеспечил людей работой и они начали больше зарабатывать, он ещё организовал хор из доярок. Я снимал их концерт. Они там поют: «Хорошее молоко, хорошее молоко мы все вместе сделали». Эта песня стала лейтмотивом документального фильма.

– Считаете ли вы себя реализовавшимся человеком?

– Если говорить о возрасте – а мне скоро 86, – то наверное. А что касается творчества, того, что успел сделать, – думаю, многое пока осталось за кадром.

Марина Лаврова

Facebook Комментарии
Share Button

Оставьте комментарий

Адрес редакции: Кишинев, ул. Дософтей, 122, офис 4. Тел. 022 85-60-88;
Рекламный отдел: +373 22 85 60 99; +373 69 24 51 62 / e-mail: exclusivmedia@mail.ru; zelinskaia_nata@mail.ru
PP Exclusiv Media SRL © Аргументы и факты в Молдове; e-mail: info@aif.md