НеблаКОВИДный вирус

НеблаКОВИДный вирус

Алла Токарчук – о защитных масках, терпении врачей и неверии пациентов

COVID-19 гуляет по миру, ежедневно унося тысячи жизней. Его не надо бояться, но им надо научиться управлять, потому что он останется с нами навсегда. Проблема в том, что он по-прежнему остаётся неизвестным и непредсказуемым, а поэтому очень опасным.

О том, как правильно себя вести в условиях коронавируса, рассказывает независимый консультант в области здравоохранения Алла Токарчук.

 

Консолидация всех и вся

– Вы – одна из немногих специалистов, кто ещё в начале пандемии предложила свой план действий по борьбе с коронавирусом, причём совершенно бескорыстно. Какие рекомендации вы давали правительству и какие из них были приняты?

– Я вернулась в Кишинёв 1 марта и ушла на самоизоляцию, во время которой стала изучать различную информацию и поняла, в чём дело. Мой опыт подсказал, с чем мы столкнулись. Первая мысль – надо создать единый штаб из лучших специалистов, исключая политическую составляющую. Была необходима консолидация всех сил, всех прослоек общества. Первые свои рекомендации я опубликовала в социальных сетях. Потом меня попросили расписать план более детально. Знаю, что он попал в Министерство здравоохранения. Большая часть моих рекомендаций была внедрена. Но не утверждаю, что это только моя заслуга – в Молдове есть врачи, у которых было аналогичное мнение.

– Тем не менее экспертов вашего профиля не так много. С чего вы начинали?

– С 1993 по 2006 год я работала в одном из подразделений Аптечного управления Молдовы, которое потом было реорганизовано. Параллельно работала в Ассоциации фармацевтов Молдовы и в 2005 году была избрана президентом этой организации. В 2006-м ушла из государственного сектора и с тех пор работаю в международных структурах, курирующих несколько регионов. И да, людей, которые могут объединить весь спектр проблем в кризисной ситуации, на самом деле не так много.

Если оценивать масштабно – это совершенно новая, малоизученная болезнь, от которой ещё не существует лечения. Никто не знает, как вирус себя проявит. У одних лёгкие горят, у других отказывают почки, у третьих случаются инфаркты или инсульты, а у кого-то проявляется психоз.

Запоздалый ответ

– Прошло полгода с момента, когда мир узнал о новом штамме вируса COVID. Можно делать какие-то выводы, анализировать ошибки?

– Нам следует рассматривать ту нишу, в которую должен был вписаться COVID-19. В системе каждой страны должен присутствовать компонент, отвечающий за болезни, которые провоцируются вирусами и инфекциями. Врачи – а в первую очередь вся система здравоохранения – всегда должны быть готовы к тому, что может возникнуть чрезвычайная ситуация. Ещё в 2003 году, когда появился такой диагноз, как атипичная пневмония, ВОЗ разработала план действий в подобных ситуациях для каждой страны. Так что Молдова, по сути, должна была быть ко всему готова. И когда в конце декабря Китай объявил о появлении нового вируса, все эти планы нужно было поднять и активировать.

– Но атипичная пневмония, вирус Эбола, свиной и птичий гриппы обошли нас стороной.

– В марте мы распаковывали защитные костюмы, которые были подготовлены для борьбы с Эболой. Элементы готовности были либо упущены, либо о них не знали. Поэтому мы немного опоздали с ответом вирусу. Но если в январе-феврале мы не были готовы к борьбе с ним, то к середине апреля наверстали упущенное – эпидемия была под контролем. Все введённые карантинные меры сыграли позитивную роль.

– К сожалению, наши люди этого не ценят…

– Они этого ещё не понимают. Для них это нечто абстрактное, что не может случиться с ними. При этом мы знаем, что количество заболевших у нас намного больше, чем озвучивается. Мы признаёмся, что у нас нет возможности полностью всё это контролировать.

 

Фактор бедности

– В борьбе с коронавирусом ошибки совершали все страны. Какие были допущены правительством Молдовы?

– Я пытаюсь смотреть на ситуацию комплексно и не могу назвать действия правительства ошибочными. Возможно, в плане каких-то технических вопросов были упущения: мы не всех тестировали, не отслеживали контакты, не контролировали карантинные меры. ВОЗ предлагала около ста мер безопасности. Каждая страна выбирала те варианты, к которым была готова, – с учётом состояния экономики, менталитета граждан, их образовательного уровня и т. д.

– Но ведь не всё зависит от решений правительства. Население не спешило соблюдать карантинные меры…

– Это говорит о низком уровне доверия к органам власти. У людей на протяжении многих лет сложилась некая матрица недоверия к системе управления. Кроме того, в Молдове наблюдается фактор бедности населения и государства. Люди, потерявшие работу, не получали никаких компенсаций, как это было сделано во многих странах.

– Но вы по мере возможностей соблюдаете карантинные меры?

– Соблюдаю их всегда, потому что отношу себя к группе риска. Я приняла решение, что отвечаю за себя и должна себя защитить. Осознаю, что этот вирус непредсказуем, у него разные клинические проявления. Если оценивать масштабно – это совершенно новая, малоизученная болезнь, от которой ещё не существует лечения. Никто не знает, как вирус себя проявит. У одних лёгкие горят, у других отказывают почки, у третьих случаются инфаркты или инсульты, а у кого-то проявляется психоз.

 

Подогретое неверие

– Каждый день растёт число умерших от COVID-19, но люди не хотят в это верить, а некоторые политики подогревают это неверие…

– Во всём мире в этой ситуации население можно разделить на три группы. Первая – те, кто сразу понимают и принимают ситуацию, новую реальность. Вторая – те, кто не отрицают ситуацию, но приходят к её осознанию со временем. И есть те, кто всё отрицают до конца. Чаще всего корни отрицания таятся на уровне подсознания – людям просто страшно принять происходящее. Это уже больше психологическая проблема. Все информационные потоки тоже должны были быть построены исходя из этих факторов. Но всё время выплёскивалась фальшивая информация о теории мирового заговора, чипировании, использовании 5G и т. д. Эти страшилки существуют более 20 лет, а COVID-19 стал новым поводом для их распространения. И никто не опровергал эту фальшивую информацию.

– Может быть, надо консолидировать часть общества, чтобы проводить просветительскую работу с неверящими?

– У меня была идея создать ассоциацию людей, переболевших COVID-19, чтобы они рассказывали, как пережили эту болезнь. В социальных сетях уже появляются такие откровения, но в районных центрах, а тем более в сёлах, не все пользуются интернетом. Надо пояснять людям, что следует носить маски, соблюдать социальную дистанцию и просто беречь себя и своих близких.

– К ношению масок начинают выказывать недоверие…

– Я и ранее говорила, что есть две категории людей, которые носят защитные маски (не говорю о врачах). Первая категория – обычно молодые люди, которые носят маски как элемент социальной ответственности, чтобы не заразить своих близких, потому что у молодых болезнь может протекать бессимптомно. Вторая категория – те, кто носят маски, чтобы защитить себя, несущих ответственность за своё здоровье и не перекладывающих все проблемы на плечи врачей. Неправильное ношение масок вообще не хочется обсуждать – это просто невежество.

 

«Бессмертные» раздражители

– Почему в Молдове заболело так много врачей? Только из-за отсутствия защитных средств?

– Вначале действительно не хватало защитных средств. Кроме того, пациенты, болеющие ковид, приходили к врачам на приём и заражали их. Второй элемент присутствует до сих пор. Потом добавился ещё один фактор – врачи просто устают. После тяжёлой смены, из-за чрезмерной усталости они делают технические ошибки, раньше времени снимают защитные костюмы. Они работают до изнеможения, и их можно понять.

– Может случиться так, что врачи, которые так тяжело отрабатывают свои смены и видят, с каким пренебрежением люди относятся к ситуации, просто начнут игнорировать нерадивых потенциальных пациентов?

– Я этому не удивлюсь. У моего племянника, который вышел после тяжёлой смены и увидел, как беспечно немолодые женщины общаются без защитных масок, был эмоциональный срыв. Он спросил их: «Думаете, что вы бессмертны?» Врачей можно понять. Вместо шести, их работает трое, потому что часть медиков заражены или находятся на карантине. Конечно, когда они видят всеобщую безответственность, эмоционально перегорают.

– Мы должны свыкнуться с мыслью, что придётся всегда жить с COVID-19?

– Да, при этом надо учесть, что эта болезнь очень контагиозная и от неё ещё нет вакцины.

– Как вы думаете, стоит ли 1 сентября возобновлять работу учебных заведений?

– Если мы решаем остановить вирус, тогда готовимся к открытию детских садов и школ. То есть мы должны взять его под контроль, что значит – не более 50 новых среднесуточных случаев заболеваний. Сможем ли мы это сделать
– зависит от всех нас.

Наталья Устюгова

Facebook Комментарии
Share Button

Комментарии (1)

  1. До конца не дочитал, столь мощную порцию галиматьи выдержать тяжело. Из всех мер, выделенных “спеЧиалистами”, подобными этой, … нормальные люди придерживаются двух.
    1) Мытьё рук с мылом, пользу которого человечество доказало ещё 160 лет назад.
    2) Соблюдение дистанции минимум 1 метр, чтобы чужие заразные слюни-сопли не могли долететь до твоего лица.
    ЭТО ВСЁ. Польза масок НЕ ДОКАЗАНА. Помогают специальные медицинские маски, которых поначалу и врачам не хватало. А вот эти, которые народ шьёт из старых тряпок – тьфу, прости господи! И если бы не эти “спеЧиалисты”, все болезни бы лечились точно так же, как и три (пять-десять-тридцать) года назад.

    0

Оставьте комментарий

Адрес редакции: Кишинев, ул. Дософтей, 122, офис 4. Тел. 022 85-60-88;
Рекламный отдел: +373 22 85 60 99; +373 69 24 51 62 / e-mail: exclusivmedia@mail.ru; zelinskaia_nata@mail.ru
PP Exclusiv Media SRL © Аргументы и факты в Молдове; e-mail: info@aif.md