NAŢIONALьный конфликт

NAŢIONALьный конфликт

Светлана Доготару – об обвинениях бывшего вышестоящего руководителя

В столичной мэрии разгорелся скандал из-за выдачи разрешения на снос гостиницы Național. Вице-мэр по вопросам градостроительства Виктор Киронда обвинил главного архитектора Кишинёва в нарушении действующего законодательства, в коррупции и потребовал её отставки. В итоге всё закончилось освобождением от должности самого заместителя мэра.

О том, в чём причина конфликта, законно ли выдано разрешение на снос бывшего отеля «Интурист» в интервью главному редактору «АиФ в Молдове» рассказывает начальник Управления архитектуры, градостроительства и земельных отношений, главный архитектор Кишинёва Светлана Доготару.

 

Площадка для пиара

– Госпожа Доготару, так в чём конкретно вас обвиняет Виктор Киронда? Если честно, из-за его противоречивых заявлений в разных СМИ не совсем понятно: либо он против сноса гостиницы Național, либо не возражает, но подчёркивает, что вы нарушили процедуру выдачи разрешения на снос разрушающегося здания в центре города.

– Скорее всего, уже экс-вице-мэр сам запутался, в чём хочет меня обвинить. Он начал с требования о моей отставке, объяснив это тем, что отзывает свою поддержку мне, так как именно он пригласил меня на работу. Примерно так он строил свои отношения с сотрудниками из отделов и управлений, находящихся у него в подчинении, – по типу мелкого царька, который оказывает свою поддержку или отказывается от неё, забывая, что я назначена на должность главного архитектора Кишинёва распоряжением мэра по результатам конкурса.

По правде, я была готова написать заявление, – и сделала бы это, если бы В. Киронда через некоторых муниципальных советников не организовал настоящую травлю меня в мунсовете. Мне пришлось объяснять, что мы все работаем в рамках законных трудовых отношений.

Что касается обвинений, связанных с гостиницей Național, то для него это площадка для собственного пиара. И как аргумент в пользу сказанного: у вице-мэра есть все полномочия по приостановке действия и по отмене любого выданного разрешительного документа. Почему он не сделал этого? Взял и отменил бы этот документ, а на пресс-конференции у него было бы не бледное лицо, а весомые аргументы в пользу своего заявленного профессионализма. На вопрос из зала, почему он этого не сделал, последовал ответ, что нет аргументов… Также вице-мэр обязан провести внутреннее расследование по всем вопросам, когда возникает подозрение в неправомерных действиях сотрудников. Но и этого он не посчитал нужным сделать – просто написал донос в прокуратуру со множеством ложных утверждений.

Не знаю, почему мой вышестоящий начальник так поступил, хотя сам утверждает каждый раз, что не против сноса данной гостиницы… Но как только у него начались серьёзные проблемы, молодой человек решил изобразить из себя жертву: якобы его не понимают, не слушают, а прислушиваются к Доготару. И в этом тоже нет ничего странного. Все пытаются прислушиваться к мнению специалистов с большим опытом работы.

Всем тяжело, но надо понимать, что застройщики не просто так бегают за документами. Они – это экономика города, они формируют бюджет, за ними огромные коллективы рабочих. И мы обязаны обеспечить процесс выдачи разрешительных документом, иначе нам здесь делать нечего.

Пытка, а не попытка

– Ваш оппонент говорил, что две попытки получить разрешение на снос здания не увенчались успехом. И вот третья – удалась, потому что Вы якобы воспользовались моментом, когда он был в отпуске. Вы в курсе, почему до этого отказывали в сносе гостиницы?

– Сказанную им неправду легко опровергнуть: документы доступны и легко можно проверить, когда они были подписаны мною и переданы на подпись вице-мэру. Тогда он не был в отпуске и даже не планировал. Только он так быстро оформил это в очередную  кляузу на меня, не задав ни единого вопроса ни мне, ни моим коллегам, ни специалистам юридического отдела. После того как Центр по борьбе с коррупцией проверил на законность и вернул нам дело с сопроводительным письмом на имя мэра, в документах были проставлены недостающие резолюции и выданы застройщику. Вот в это время Виктор Киронда действительно был в отпуске, и его обязанности выполнял другой вице-мэр.

Что касается первых двух отказов на выдачу разрешения на снос гостиницы. Для получения авторизации на снос необходимо было выполнить ряд требований. И делалось это заказчиком частями. Пока не было выполнено всё, что требовалось, мы не выдали разрешительный документ. Это и предоставление ПОСа (проект организации работ по сносу), и установление защитных зон в документе, и согласование со службами, со смежными владельцами участков, которые затрагиваются защитными зонами.

На слушаниях – тогда ещё вице-мэр – Киронда в качестве нарушения назвал непредоставление верифицированной рабочей документации для выполнения работ по сносу. Только молодой человек не потрудился проверить, что на этот счёт говорит закон.  А закон оговаривает предоставление только ПОСа и запрещает требовать иные документы. Рабочая документация выполняется с учётом техники и оборудования, которой владеет компания, нанятая для производства работ по сносу. Это очень специфические, комплексные и серьёзные работы, за которые несут ответственность квалифицированные аттестованные специалисты, и они знают своё дело. Совершенно ясно, что никаких контрактов до получения разрешительных документов не заключается, поэтому закон и не предусматривает предоставления на момент заявки рабочей документации, а только ПОСа. Если бы нас об этом спросили, то мы бы объяснили. В управлении архитектуры много хороших специалистов. Да, эти специалисты не выходят на пресс-конференции и не пиарятся на партийных тусовках, зато они постоянно получали в свой адрес нелестные отклики со стороны того же экс-вице-мэра, который считает для себя возможными такие бестактные выпады. Странно, что молодые люди, занимающие руководящие должности, считают себя и самыми лучшими экспертами. С моей точки зрения, это тупик для руководителя.

 

По решению собственника

– Гостиница принадлежит частному лицу, а не государству. Так кому решать, сносить её или нет?

– У каждого свои права и полномочия. Собственник решает судьбу своего актива. Конечно, решение о сносе тоже принимает собственник. Права собственника защищает закон. Да, могут быть приняты и какие-нибудь ограничения, так называемые сервитуты. Например, включить объект в список охраняемых памятников. Тогда мы будем обязаны выполнять требования согласно правилам, регламентирующим проекты защитных зон и придерживаться специального законодательства. Но пока этого нет. Органы местной власти наделены полномочиями по выдаче разрешительных документов, и эти полномочия никак не построены на эмоциях или видении отдельного госслужащего. Законодательство специально принималось таким образом, чтобы работающий функционер не нарушал права заявителей только потому, что у него другой взгляд на развитие. Все замечательные градостроительные проекты и решения осуществляются строго в рамках определённого закона. Смешивать всё в одну кучу и манипулировать горожанами и их чувствами – это и цинично, и непрофессионально.

– Проводилась ли техническая экспертиза Național, и можно ли это здание восстановить, построив на его основе другой объект?

– Есть экспертиза, проведённая в 2008 году, и её результаты показывают: здание можно восстановить и построить другой объект. Вопрос в стоимости таких работ и в рациональности решения, которое принадлежит собственнику. Я часто использую фразу «технически всё возможно» (или очень многое) – люди ведь и ракеты строят, и в космос летают. Вопрос в том, сколько это стоит. Кстати, экс-вице-мэр и это моё высказывание переврал: добавил к этому, что и по закону всё возможно – вроде, я так говорю. Это он прибавил, наверное, для красного словца.

– Гостиница находится в жилом массиве. Есть ли риски для расположенных рядом жилых домов в случае её сноса?

– Риски рассчитывает проектировщик и предлагает исключающие их решения. Для обеспечения качества проектных решений у нас в законодательстве существует институт проверки и экспертизы. Разбрасываться разного рода утверждениями об этих рисках, не понимая сути процессов производства работ по сносу, тоже из разряда манипуляций. Попугать всех немного и на этом фоне красиво пропиариться.

Хочу уточнить, что ПОС разработан высококвалифицированными инженерами, и они также грамотно – совместно с компаниями, которые будут осуществлять снос, – могут подготовить и рабочую документацию, исключив возможные риски.

 

Неподъёмная ноша

– На пресс-конференциях Ваш бывший начальник критиковал, что ему постоянно приносили на подпись массу документов, и он не успевал их изучить, чтобы поставить свою резолюцию. Он медлительный, или просто документов много? Справедливы ли его обвинения?

– Объём документов очень большой, мы тоже с трудом справляемся. А представьте себе, каково нашим исполнителям, которые из-за пандемии выполняли двойные, тройные нормы по разработке документов. К тому же мы все переболели ковидом, некоторые – в тяжёлой форме, но управление не закрывали.

Всем тяжело, но надо понимать: застройщики не просто так бегают за документами. Они – это экономика города, они формируют бюджет, за ними огромные коллективы рабочих. И мы обязаны обеспечить процесс выдачи разрешительных документов, иначе нам здесь делать нечего.

А насчёт справедливости обвинений… Кого он обвиняет? Он может винить только себя за то, что взвалил на себя неподъёмную ношу. В мэрии надо работать, а для жалоб есть просторы интернета, но и то, это место больше для гражданских активистов. У руководителей такого ранга задачи посложнее.

– Виктор Киронда сказал, что мэр Кишинёва Ион Чебан сместил акцент с нарушений, допущенных главным архитектором Доготару и её коллегами по гостинице Naţional, на него и проблемы, связанные с его деятельностью, а также поставил в связи с этим вопрос об его увольнении. Как Вы это прокомментируете?

– Связывать случай с гостиницей со своим освобождением от должности – это обычная попытка найти виновного в своей неспособности выполнять прямые обязанности. Надо понимать, что работа вице-мэра действительно характеризуется очень большой нагрузкой и ответственностью. И это далеко не только подписи авторизаций, но и ответственность за такие очень важные отрасли, как общественный транспорт, инженерная транспортная инфраструктура, улицы, много других разных обязанностей, за которые отвечает вице-мэр и которые точно не Доготару мешала ему их выполнять.

Все мы прилагаем усилия совместно с коллективами, которыми руководим, для выполнения поставленных перед нами задач – где-то справляемся лучше, где-то необходимо подтянуться. Но однозначно: каждый несёт свою меру ответственности за то, что он добровольно на себя взвалил. И чем выше должность, тем, понятно, тяжелее ноша. Видимо, эта ноша оказалась непосильной – может быть, из-за некоторого отсутствия знаний, практики, умения работать с людьми. Ни в коем случае не надо это воспринимать как катастрофу – всё это дело наживное, приходит с каждым витком работы над собой, с каждой неудачей, победой.

– Бывший вышестоящий начальник обвинил Вас в коррупции, что довольно серьёзно. Каким образом Вы намерены защищать свои честь и достоинство?

– Мои честь и достоинство при мне. Я подумаю, буду ли заниматься защитой. Скорее всего, придётся просто отмываться от той грязи, что он и его камарилья на меня выливает. Может, для удобства привлеку адвоката, чтобы не терять своё время на разборки с его писаниной во все инстанции.

А факты коррупции ему нужно доказывать. Надеюсь, прокуратура в этом разберётся, и ему придётся объяснять свои ложные доносы. А для меня предельно ясно: своё здоровье на разбирательства я тратить не собираюсь.

 

Любовь Чегаровская

Facebook Комментарии
Share Button

Комментарии (1)

  1. Очень грамотная статья, видно, что составлял грамотный профессионал. Браво, Любовь.

    0
Адрес редакции: Кишинев, ул. Дософтей, 122, офис 4. Тел. 022 85-60-88;
Рекламный отдел: +373 22 85 60 99; +373 69 24 51 62 / e-mail: exclusivmedia@mail.ru; zelinskaia_nata@mail.ru
PP Exclusiv Media SRL © Аргументы и факты в Молдове; e-mail: info@aif.md