Методом глубокого погружения

Методом глубокого погружения

Дмитрий Иванов – о работе сценариста, русском кино и о неузнаваемом Кишинёве

В 2020 году в России ожидается выход на экраны продолжения резонансного телесериала, детективно-психологического триллера «Метод – 2». Автор идеи и сценария – наш соотечественник, писатель, кинодраматург, режиссёр и продюсер Дмитрий Иванов.

ДОСЬЕ
Дмитрий Иванов – писатель, кинодраматург, режиссёр, продюсер. Родился в 1969 году в Кишинёве. Окончил сценарный факультет ВГИКа. Автор сериалов: «Метод» (2016, реж. Ю. Быков), 3 премии «ТЭФИ», 3 приза АПКиТ, премия «Слово» за лучший сценарий сериала, премия «Жорж», премия Нью-Йоркского кинофестиваля, платиновая награда Хьюстонского кинофестиваля; «Клим» (2016, реж. К. Оганесян), 2 премии «Золотой орёл»; «Бонус» (реж. В.-Г. Германика. Полнометражные фильмы: «Заяц над бездной» (2006, реж. Т. Кеосаян), автор сценария; «Одесса» (2019, реж. В. Тодоровский), автор литературной основы.

 

Культовый сериал

– Дима, если не возражаешь, я буду обращаться к тебе на ты, учитывая, что мы знакомы со студенческих лет. В 2015 году на экраны вышел телесериал «Метод», для которого ты написал сценарий. Расскажи, пожалуйста, подробней об этом проекте.

– Да, это моя история. Когда я её придумал, не знал, что буду с ней делать. Через какое-то время я рассказал эту историю Александру Цекало, и она ему понравилась. С самого начала были большие сомнения, какой телеканал возмётся за этот сериал, потому что он необычный, жёсткий, в чём-то страшный – речь о маньяках и серийных убийцах. Но Саша Цекало сумел убедить генерального директора «Первого канала» Константина Эрнста в том, что сериал нужно снимать. Эрнсту история понравилась, он поддержал её. Оба они – смелые люди, и только поэтому сериал этот вышел. Так состоялся «Метод», который стал для меня как для автора важной работой, а впоследствии и одним из культовых русских сериалов наряду с «Оттепелью».

– Откуда черпаешь сюжеты?

– Сюжеты «Метода» – все реальные. В основу сериала легли истории серийных убийц времён СССР. Я несколько лет изучал материалы, погружался в уголовные дела, беседовал с людьми, которые вели эти дела, встречался с психиатром, работавшим с маньяками, убийцами, в том числе и с Чикатило. Над проектом, который меня увлекает, я работаю очень основательно. Копаю глубоко.

– Отснято уже два сезона. Первый был показан ещё года четыре назад. Как восприняла телесериал российская аудитория?

– В России он был одним из первых «новых» сериалов, не похожих на то, что привыкли смотреть люди по телевизору. Резонанс у него довольно громкий, все его активно обсуждали: часть людей хвалила, другая – ругала, не понимая, как такие истории можно показывать по телевизору. Первый сезон сериала был удостоен всяких наград – и российских, и международных. Серии второго сезона уже отсняты, но пока ещё не вышли на экраны.

Я предпочитаю работать с лучшими. С такими людьми, с которыми ты сам растёшь, развиваешься, тебе интересно, тогда и работы получаются не рядовые, не обычные.

Правильная атмосфера

– По твоему сценарию был снят фильм «Заяц над бездной» в постановке режиссёра Тиграна Кеосаяна. Почему ты решил увековечить в ленте именно Леонида Ильича Брежнева?

– Этот фильм не о Брежневе. Да, в качестве героя взят конкретно он, но по сути это сказка, в которой бывший генсек ЦК КПСС, занимавший короткий период также и должность первого секретаря ЦК КП МССР, выступает в роли, условно говоря, царя. В сказках же часто бывают у царей какие-то проблемы. Проблема этого царя заключалась в том, что он был влюблён в королеву, но иностранную, с которой быть вместе не мог, потому что цари – люди не свободные. Сценарий как раз был про свободу и не свободу. И очень здорово получилось, что снимали фильм именно в Молдове.

– Ты вообще присутствуешь на съёмках или твоя задача – написать сценарий, а дальше уже дело режиссёра?

– По-разному бывает. Нет единого правила. На каких-то съёмках я присутствую, а на других – нет. Если сценаристу интересно и с режиссёром у него хороший союз, то почему бы не присутствовать. С Тиграном Кеосаяном у нас был в то время хороший союз, по которому я скучаю. Мне у него на съёмках было хорошо. Там царила правильная киношная атмосфера, похожая на ту, что была в советские времена на съёмочных площадках – неторопливая, вдумчивая, когда всё делается действительно для того, чтобы получить красивый кадр, изображение, а не для гонки хронометража. Надеюсь, мы с Тиграном пересечёмся опять на каком-нибудь фильме.

– Ты предпочитаешь работать с разными продюсерами или с одними и теми же?

– Я предпочитаю работать с лучшими. С такими людьми, с которыми ты сам растёшь, развиваешься, тебе интересно, тогда и работы получаются не рядовые, не обычные. Эти люди, как правило, сложные по характеру, работать с ними непросто, как и со мной. Но кто предан делу – с ними интересно.

 

Из другой эпохи

– Помню твой первый сборник стихов, отпечатанный на печатной машинке в нескольких экземплярах и розданный друзьям. Твоя поэзия того периода была протестной. Вместе с тем чувствовалась некая безысходность. Было такое ощущение, что ты не в том времени живёшь.

– Это ощущение со временем только усиливается. С момента окончания школы  ощущение, что я живу не в том времени, меня не покидало никогда. Это не было связано с какими-либо политическими событиями, а вообще. Я с удовольствием жил бы в 60-х годах. Это было прекрасное время и в кино, и в литературе. Я бы хотел работать в те времена с Евгением Леоновым, с Георгием Данелия, Андреем Тарковским и со многими-многими талантливыми людьми. Мне не повезло – родился намного позже. Но и повезло, потому что я успел застать их, учился у великих людей во ВГИКе. Кто пришёл в этот вуз после нас – уже даже этого не застали. Осталось уже крайне мало мастеров советского кино. А я застал Алексея Баталова, к которому можно было подойти во ВГИКе и о чём-то спросить. Застал Марлена Хуциева, который вёл мастерскую режиссуры. Ну и, конечно, мне повезло с мастерской – я учился у Анатолия Степанова и Натальи Фокиной. Это люди из «золотого века» русского и советского кино. Мастера.

 

Кино без совести продюсеров

– А какого ты мнения о молодых выпускниках ВГИКа?

– Я стараюсь много общаться с совсем молодыми людьми, которые сейчас учатся на сценарном, режиссёрском, актёрском факультетах ВГИКа, «Щуки» и других. Эти молодые ребята мне очень нравятся. Они выросли не на советском, как я, а на совсем другом – британском, американском, европейском кино. У них хороший вкус, они начитаны, «насмотрены», многие принципиально не смотрят русское кино – и правильно делают. Я верю, что они что-то смогут. Нельзя вернуть советское кино. Я верю, что они смогут сделать новое кино. А вот в среднее поколение, которое занимает должности на различных телеканалах, в телекомпаниях, цифровых платформах, я не верю совсем. Конечно, и среди них есть отдельные талантливые люди, да. Но большинство – разменявших свой талант на деньги или не имевших его никогда. Делают они плохие фильмы. К сожалению, плохих российских фильмов большинство. Но, слава богу, и талантливые люди тоже есть.

– А ты сам смотришь русское кино? По твоему мнению, какого оно качества? Чего ему не хватает?

– Оно плохого качества, но не хватает в русском кино даже не качества, а совести тем, кто его делает. Многие занимаются кино только ради денег. Причём занимаются этим бездарно. И деньги так же бездарно зарабатывают. Ведь европейские, американские, скандинавские, израильские и многих других стран продюсеры тоже работают, в том числе ради денег. Они бизнесмены. Но разница в том, что умный продюсер понимает, что если он сделает максимально качественное кино, то, возможно, он заработает большие деньги на его продаже. А российский кинобизнес качество не предполагает. Бизнес в русском кино – это «украдём из бюджета сколько получится, а уж на оставшиеся что-нибудь слепим». Опять же, есть и другие люди, к счастью. Такие, как Тодоровский, Цекало. Они вкладывают деньги и силы в качество фильмов, сериалов. Поэтому у них получается.

 

Он вернётся в свой город

– Когда ты в предыдущий раз был в Молдове? Каким увидел Кишинёв – разочаровал он тебя или, наоборот, удивил?

– Последний раз я приезжал в Кишинёв зимой 2017 года на мамин день рождения. И до этого бывал не очень часто – за 20 лет раз пять. Кишинёв и Молдова меня не удивили, не разочаровали, а, скорей, вызвали грустное ощущение от того, что теперь всё выглядит так. На самом деле, знаешь, наверное, у каждого человека, который уехал из родного города и много лет в нём не живёт, при возвращении примерно одинаковое ощущение. Оно очень странное, больше похожее на сон. Когда ты гуляешь по улицам, прекрасно  знаешь, что будет за каждым углом, потому что хорошо знаком с городом, но при этом ты совершенно не знаешь этот современный Кишинёв – людей, которые сегодня в нём живут, как в нём устроена жизнь.

Мне повезло сохранить старый Кишинёв не только на фотографиях. Я написал три разных текста, где остались ещё тот старый Кишинёв, Молдавия, которые я помню. Один из текстов впоследствии стал фильмом «Заяц над бездной». Второй текст – это короткая повесть «Железный мост», посвящённая войне в Приднестровье. Третий текст – сценарий, написанный в виде художественной повести, – «Праздник  урожая». Это старая повесть, рецензентами которой были великие режиссёры Эмиль Лотяну и Георгий Данелия. Я собираюсь по этой повести снимать фильм. Как раз сейчас занимаюсь поиском денег. Надеюсь в Молдове найти бизнесменов, у которых есть не только деньги, но и вкус, и желание оставить после себя что-то хорошее. Ищу таких людей. Я им сделаю предложение, от которого они не смогут отказаться.

Любовь
Чегаровская

 

Facebook Комментарии
Share Button

Оставьте комментарий

Адрес редакции: Кишинев, ул. Дософтей, 122, офис 4. Тел. 022 85-60-88;
Рекламный отдел: +373 22 85 60 99; +373 69 24 51 62 / e-mail: exclusivmedia@mail.ru; zelinskaia_nata@mail.ru
PP Exclusiv Media SRL © Аргументы и факты в Молдове; e-mail: info@aif.md