Механизм ценового беспредела

Механизм ценового беспредела

Об искусственном дефиците нефтепродуктов в Молдове

Как известно, 9 апреля парламент в окончательном чтении одобрил законопроект, предусматривающий установление новых общих правил расчёта и применения цен на основные нефтепродукты. Национальному агентству по регулированию в энергетике (НАРЭ) был дан срок в один месяц на разработку соответствующей методологии.

Хоть и со значительной задержкой, совет директоров НАРЭ утвердил такую методологию, включающую порядок определения цен на горючее, а также максимально возможную торговую наценку топливных компаний. Это позволило торговцам нефтепродуктами вплоть до 1 июля по полной продолжить обирать потребителей.

 

Копия с отличиями

В целом нынешняя методология во многом копирует прежнюю, которая уже достаточно адекватно действовала с 31 марта 2016-го по март 2019 года (на сжиженный газ – до июля 2016-го), и принципиально отличается от предыдущей тем, что на основе нормируемых затрат и прибыли уже не НАРЭ каждые две недели устанавливает предельные цены на топливо, а сами участники этого рынка. Тем самым прежняя вольница с ценами наконец-то, казалось бы, закончилась.

Как следствие введения реального регламентирования доходности этого рынка, вокруг данного «новшества» поднялся буквально шквал протестных деклараций, подогреваемый спонтанными ограничениями отпуска нефтепродуктов на автозаправочных станциях. Дескать, нарушены принципы свободного рынка, что неминуемо приведёт к разорению экономических агентов, вовлечённых в данный бизнес, и к перебоям с обеспечением потребителей топливом. При этом как-то был проигнорирован тот факт, что в соответствии с европейской директивой 119/ЕС от 14 сентября 2009 года Молдова обязалась к 2023 году обеспечить трёхмесячные запасы нефтепродуктов. Разумеется, до этой даты есть ещё полтора года, и надо полагать, что к данной норме наши импортёры начнут готовиться не в последний момент. А если к тому же учесть, что, согласно данным официальной статистики, за первые 5 месяцев нынешнего года импорт нефтепродуктов не сократился, то возникает закономерный вопрос: откуда же столь нежданно-негаданно возник дефицит всего лишь спустя несколько дней после введения в действие данной методологии?

Ещё в 2012 году аудит Счётной палаты по администрированию доходов в бюджет Таможенной службой Молдовы выявил, что через офшорные зоны импортёрами нефтепродуктов в 2011 году были осуществлены экспортно-импортные операции на сумму, превысившую 1 млрд леев!

Офшорные схемы

А чтобы осознать реальные мотивы происходящего, давайте вспомним ряд событий недалёкого прошлого. Так, ещё в 2012 году аудит Счётной палаты по администрированию доходов в бюджет Таможенной службой Молдовы выявил, что через офшорные зоны импортёрами нефтепродуктов в 2011 году были осуществлены экспортно-импортные операции на сумму, превысившую 1 млрд леев!

В частности, из года в год в Молдову импортировались нефтепродукты из Греции, Литвы, Белоруссии, Болгарии, Венгрии, Украины, США, Японии, Индии, Андорры, Лихтенштейна и целого ряда других экзотических и не очень государств. А всё это делалось для того, чтобы обойти ограничение, установленное пунктом 4.7 Методологии расчёта и применения цен на нефтяные продукты, утверждённой постановлением НАРЭ № 63 от 30.05.2002 г., где было прописано: «…для предприятий, занимающихся импортом, оптовой и розничной реализацией основных нефтепродуктов и сжиженным газом, годовой уровень рентабельности (прибыли) не может превысить 10% от годовых затрат и расходов, связанных с этой деятельностью».

Для тех, у кого материнская компания была за рубежом (LUKoil, Rompetrol и т. д.), данные 10% были формальным ограничением, так как цены импорта под этот норматив завышались владельцем «дочки». И это превышение стало весомым довеском в общих доходах транснациональных компаний. А те, кто имели только молдавскую юрисдикцию, использовали, как правило, именно офшорные схемы. Что и было зафиксировано Счётной палатой.

 

Сверхприбыль по сговору

Не гнушался наш бизнес и манипуляциями с биржевыми котировками: как только тренды мировых цен шли вверх, они тут же синхронно, как будто их резервуары сразу и у всех стали пустыми, пересматривали свои прейскуранты в сторону увеличения. Но когда на мировых рынках начинался процесс снижения, резервуары – опять же у всех – якобы оказывались заполненными под завязку, что, по их риторике, давало основание длительные сроки не реагировать на падающие котировки. Как следствие подобных ухищрений, розничные цены на нефтепродукты за минусом акцизов в тот период были где-то на 5 – 7% выше, чем на Украине, в Румынии и у других наших соседей. А каждый дополнительно накрученный процент за год обходился потребителям примерно в $10 млн.

Разумеется, данная сверхприбыль обеспечивалась банальным сговором нефтетрейдеров, что также стало притчей во языцех. В итоге Национальное агентство по защите конкуренции (НАЗК) в декабре 2010 года, собрав необходимые доказательства, решилось наказать зарвавшихся беспредельщиков. В тот период в соответствии с порядком, установленным НАРЭ, продавцы нефтепродуктов обязаны были за три дня до изменения своих цен сообщать Агентству об этом. И они, уверенные в своей безнаказанности, в очередной раз синхронно оформили такую заявку с единым для всех прейскурантом цен. По сравнению с десятками миллионов долларов накрученных доходов применённая рестрикция по сути была символической – 2 млн леев. Но здесь важен был прецедент, который оштрафованные исключали как саму возможность подобных санкций в будущем.

В итоге, после череды судебных разбирательств, 7 декабря 2011 года Высшая судебная палата констатировала, что поданные в декабре 2010 года заявки – заурядное совпадение. А поэтому штраф в 2 млн леев здесь неуместен, как неуместна и синтагма «картельный сговор».

Но и это далеко не полный набор ухищрений. Например, в Стратегии развития внутренней торговли в Республике Молдова на 2014 – 2020 годы, утверждённой 25 ноября 2013 г. Постановлением правительства № 948, констатируется, что «доля незаконно ввезённых нефтепродуктов от общего объёма продаж этой продукции на внутреннем потребительском рынке страны колеблется между 30 – 50%».

И всё же, несмотря на риторику лоббистов о безальтернативности следования курсу либерализации, 31 марта 2016 года НАРЭ своим постановлением № 102 наконец-то утвердило принципиально новую методологию формирования и применения цен на бензин, дизельное топливо и сжиженный газ, а спустя полтора месяца её опубликовали и в Monitorul Oficial.

 

Возврат к вакханалии

Согласно этой методологии, теперь уже НАРЭ каждые две недели стало устанавливать на них предельные цены, которые незамедлительно снизились до рационального уровня. При этом в них учитывались сложившиеся мировые котировки, нормативные затраты на ведение бизнеса и нормативная прибыль, курс национальной валюты, акцизы и НДС.

И тут же начались действия по отстранению НАРЭ от функции регламентирования цен хотя бы на сжиженный газ. И при принятии объёмного закона №138 от 17 июня 2016 года под названием «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты», в котором были прописаны сотни изменений налоговой политики государства на тот год, втихую вписали и пункт 401. А он гласил, что с 1 июля 2016 года «цены розничной реализации сжиженного газа устанавливаются… с применением разумного уровня рентабельности…».

И уже за последующие неполные два месяца прейскуранты на сжиженный газ поднимались четырежды – от 7,55 лея за литр до 9,35 лея. В результате чего 24 августа тогдашний премьер-министр Павел Филип вынужден был заявить: «Хочу, чтобы было понятно, что аннулирование ограничения цены на сжиженный газ с лета 2016 года является следствием законодательных инициатив, поправок, представленных группой депутатов. Очень жаль, что эта инициатива прошла и была одобрена в парламенте. Нам с депутатами предстоит обсудить этот вопрос». Он даже распорядился, чтобы Министерство экономики разработало поправки в законодательство для восстановления механизма ценового предела розничной продажи сжиженного газа по модели нефтепродуктов. Но одно дело декларация даже премьер-министра и совсем другое – конкретные действия в последовавшем вскоре пятом повышении, до 9,85 лея!

А с марта 2019 года НАРЭ отстранили от регламентирования розничных цен уже и на бензин, и на дизельное топливо, вернув страну к прежней вакханалии, действовавшей до 2016 года. Поэтому надеяться на то, что кукловоды рынка нефтепродуктов без боя смирятся с самой возможностью хоть как-то ограничить их непомерные аппетиты, верх наивности. Впереди, как и прежде, предстоит ожесточённая борьба за права потребителей получать товары и услуги по адекватным ценам и тарифам. И она, безусловно, будет вестись с переменным успехом и во многом зависеть от потребителей – насколько жёстким и адекватным будет наше противодействие алчности тех, кто, закусив удила, непомерно зарвался.

 

 

КСТАТИ

Без альтернативы

То, что действующая методология не идеальна, в этом и спору нет. Совершенству, как известно, нет предела. Поэтому те, кого не устраивает новый порядок формирования цен на нефтепродукты, должны не огульно охаивать всё целиком, а доказывать, вплоть до судебных инстанций, в чём конкретно неверно рассчитаны нормативные затраты нефтетрейдеров или другие показатели, положенные в основу розничных цен на АЗС.

И альтернативы этому нет. Предыдущие годы показали, что у нас лояльная конкуренция на этом рынке маловероятна. Необходимо ответить на вопрос: почему на каждой из наших АЗС продаётся втрое меньше нефтепродуктов, чем на Западе?

 

Михаил Пойсик,
доктор экономики,
НИЭИ

Facebook Комментарии
Share Button

Sorry, comments are closed for this post.

Адрес редакции: Кишинев, ул. Дософтей, 122, офис 4. Тел. 022 85-60-88;
Рекламный отдел: +373 22 85 60 99; +373 69 24 51 62 / e-mail: exclusivmedia@mail.ru; zelinskaia_nata@mail.ru
PP Exclusiv Media SRL © Аргументы и факты в Молдове; e-mail: info@aif.md