Львиная доля домыслов

Львиная доля домыслов

О процедуре приобретения столичным зоопарком новых питомцев

В середине марта в Кишинёв привезли четырёх шестимесячных львят – трёх самок и одного самца.

Новость о приобретении зоопарком новых питомцев для пополнения коллекции вызвала в обществе много споров. «АиФ в Молдове» выяснила, во сколько обошлись городской казне детёныши африканского льва, как налажен процесс закупки и что на самом деле происходит «за кулисами» зоопарка.

Рядом с человеком

К счастью, варварская традиция поймать в лесу и запереть в клетку интересную зверушку практически по всему миру давно канула в Лету. Покупка животных в коллекцию у всевозможных дилеров напрямую запрещена правилами Европейской ассоциации зоопарков и аквариумов (EAZA). За нарушение запрета следуют серьёзные санкции, вплоть до закрытия учреждения.

Тем не менее случаи, когда животные, пойманные в естественной среде браконьерами или пострадавшие по какой-то причине, попадают в зоопарк нередки. Но, как всегда, есть нюансы. Скажем, раненое или больное животное не проживёт в дикой природе самостоятельно – его оставляют рядом с человеком. Точно так же поступают с детёнышами, попавшими к человеку в малолетстве и привыкшими к рукам. В дикой природе им сложно адаптироваться, они не знают механизмов взаимодействия с сородичами, не обучены эффективно избегать врагов, стремятся вернуться к людям. Для каждого нового питомца зоопарк должен выделить приемлемые условия, обеспечить безопасность.

Например, в Кишинёвском зоопарке есть полярные волки, отделённые от стаи и содержащиеся в индивидуальных вольерах. Эти животные родились в неволе, прибыли по обмену. Они защищены от внешних рисков, но возможны травмы и травля со стороны членов уже сформированной в зоопарке стаи. Поэтому после обязательного карантина вновь прибывшие волки начнут понемногу знакомиться со стаей до момента, когда их можно будет безопасно с ней объединить.

В зоопарках перемещения животных с места на место производятся в строго определённом порядке. Существуют организации, контролирующие этот вопрос, чьи кураторы ведут племенные книги, принимают решения о возможности перевода животных, о размножении и так далее.

Это вам не птичий рынок!

В марте бурно обсуждался вопрос покупки в коллекцию львов Кишинёвским зоопарком. Некоторые недоумевали, мол, зачем в кризисный период, когда и успешные бизнесы закрываются, сокращают мощности, муниципальное предприятие тратит бюджетные деньги на покупку крупных хищников, чем их кормить?

Директор Кишинёвского зоопарка Алексей Ханцацук видит проблему в том, что люди не представляют себе процесс перевода животных из одного зоопарка в другой.

– Никто не покупает зверей в буквальном смысле, мы ведь не на птичьем рынке, где захотел – и тут же приобрёл симпатичного попугая или хомяка, домой принёс и радуешься, – разъясняет А. Ханцацук. – Мы не покупаем животных. Мы совершаем обмен. Скажем, у нас хорошо размножаются зебры, рождаются здоровые детёныши, которые разъезжаются в зоопарки Украины, России, отправляются в Европу. Вместо них завозим тех животных, которых в нашей коллекции нет. У каждого вида – собственная ценность, и зависит она от редкости животного, от состояния его здоровья и некоторых других факторов.

В натуральном обмене учитывается многое. Есть животные, редко размножающиеся в неволе, поэтому они особенно ценны и зоопарки буквально выстраиваются в очередь за появившимися на свет детёнышами. Другие же отлично себя проявляют как родители, но они менее ценны. Например, рыже-серые валаби (кенгуру Беннета) каждый год приносят потомство и потому присутствуют в избытке в экспозиции многих европейских зоопарков. А вот крупные кошки радуют появлением малышей нечасто. Их потомство ценно для сохранения вида, но позволить себе содержать крупного хищника могут далеко не в каждом зоопарке. Выходит, ценность высокая, но обмен затруднён.

По словам начальника научно-просветительского отдела Кишинёвского зоопарка Ольги Юзвак, в зоопарках перемещения животных с места на место производятся в строго определённом порядке.

– Существуют организации, контролирующие этот вопрос, – EAZA и WAZA (Мировая ассоциация зоопарков и аквариумов), – отмечает О. Юзвак. – Их кураторы ведут племенные книги, принимают решения о возможности перевода животных, о размножении и так далее. В рамках EAZA, Комиссии по таксонам (TAGs) разработали несколько руководств по содержанию видов животных, в соответствии с ними не каждый зоопарк может позволить себе пополнять коллекцию экзотическими животными, не в каждый зоопарк будут отпущены редкие виды.

Цифра
1290 м² – площадь вольера в Кишинёвском зоопарке, куда были поселены харьковские львята.

Воля или неволя?

Представители радикального зоозащитного движения часто говорят о том, что зоопарков существовать не должно. «Выпустите всех на волю – природа решит!», «Африканские львы скучают по джунглям!», «Выпустите их в прерии, на свободу!» – пишут такие активисты в соцсетях.

К сожалению, обитатели зоопарков не способны выжить в дикой природе. Ровно так же, как холёные домашние собачки обычно не живут на городских улицах дольше недели (за очень редким исключением). Животные погибают и достаточно быстро. Таков естественный отбор – неприспособленные гибнут первыми. Но можно ли это назвать гуманностью и заботой о «несчастных узниках вольеров»?

Заместитель директора по зооветеринарной части Кишинёвского зоопарка Анна Шведченко говорит, что около 1/3 животных столичного зоопарка поступают сюда, пострадав от рук человека.

– Причём не браконьера в Африке, не туземца в джунглях, а от рук тех, кто находятся среди нас, – сетует А. Шведченко. – Аисты, прибитые дубиной в сельских хозяйствах за воровство цыплят. Хорьки, приобретённые как экзотическое украшение квартиры и выброшенные за резкий хищный «аромат». Мини-пиг, оказавшийся вовсе не таким крошечным, как обещало название. А рядом с ними – подстреленные волки, сбитые автомобилем косули, осиротевшие лисята. Ещё не было года, чтобы в зоопарк не поступило ни одного животного, которое нужно срочно подлечить-спасти-пристроить. Все эти бедолаги уже не смогут выжить в естественной среде. Нужно ли их туда отправлять, только потому что они родом из дикой природы?

Аналогично дело обстоит со здоровыми животными, составляющими оставшиеся 2/3 коллекции зоопарка, делится заместитель директора по зооветеринарной части. Рождённые в неволе, выкормленные людьми питомцы не смогут освоиться среди сородичей в лесах-полях-горах. Да и нужно ли им это, если они получают полноценный рацион, не имеют естественных врагов?

 

Радикальный гуманизм

Мало кто знает, что, согласно принятым правилам группы EAZA, которым должен подчиняться и Кишинёвский зоопарк, если в коллекции есть животные, которых невозможно содержать в соответствующих условиях и перевести их некуда, принимается решение об эвтаназии. Как следует из рассказа руководителя научно-просветительского отдела КЗ Ольги Юзвак, у приехавших в Кишинёв львят отдельная история.

– Животных подарил частный зоопарк «Фельдман Экопарк» из Харькова (Украина). И сделать этот подарок удалось из-за совпавших нескольких факторов: во-первых, выдался «урожайный год» и на свет появилось много львят; во-вторых, в нашем зоопарке ниша крупных хищников сильно просела в 2020-м, когда друг за другом погибли наши старые кошки. У них товар – у нас купец, – говорит О. Юзвак.

Когда животные допущены в разведение, зоопарк обязан продумать, куда и как он распределит потомство. Правила EAZA не позволяют определять животное туда, где для него не будет создано подходящих условий. Куратор проверяет, есть ли возможность полноценно кормить питомцев, выделяется ли им достаточно места (есть стандарты, прописывающие, сколько квадратных метров должно получить животное определённого вида для комфортной жизни), соответствуют ли прочие условия необходимому уровню. Проверяют и ветеринарную службу зоопарка, и наличие специальных средств защиты (для опасных животных), и многое другое, вплоть до разрешительных документов и наличия специального транспорта.

Так вот, на Украине план по разведению в этом году оказался превышен. А ближайшие зоопарки, куда допустимо переводить африканских львов на данный момент, либо уже укомплектованы хищниками, либо не имеют соответствующих стандарту условий. В этом случае львят ждёт эвтаназия (усыпление). Радикальная гуманность – не допускать страданий животного даже ценой его жизни (мол, меньше мучается). Как указывается в публикациях исполнительного отдела EAZA, «хотя для некоторых этот метод может быть противоречив и невозможен в определённых странах, где эвтаназия запрещена законом».

По мнению директора Кишинёвского зоопарка Алексея Ханцацука, усыпить здоровое животное только потому, что зоопарков быть не должно – верх цинизма.

– Мы проводили своих львов-старичков в прошлом году, кормовой базы достаточно для приёма новых животных, соответствующие по площади и оборудованности вольеры в зоопарке имеются, значит мы везём зверёнышей к нам, – отметил А. Ханцацук. – Спасибо руководству города, зоопарк не так давно приобрёл спецтранспорт для перевозки животных, соответствующий действующим стандартам. Поэтому, «покупая дорогих хищников», мы потратились только на дорогу до Украины и обратно.

Что ж… в добрый час! Пусть жизнь весёлых львят будет сытой и полной!

Ксения Мерега
Фото Николая Соловьёва

Facebook Комментарии
Share Button

Оставьте комментарий

Адрес редакции: Кишинев, ул. Дософтей, 122, офис 4. Тел. 022 85-60-88;
Рекламный отдел: +373 22 85 60 99; +373 69 24 51 62 / e-mail: exclusivmedia@mail.ru; zelinskaia_nata@mail.ru
PP Exclusiv Media SRL © Аргументы и факты в Молдове; e-mail: info@aif.md