Люди «Места»

Люди «Места»

Известному социальному проекту пошёл пятый год

Инна Желтова, info@aif.md

ДОСЬЕ
Инга Бостан родилась в п. Рошканы Новоаненского района. Окончила факультет Управление интеллектуальной собственностью (Management proprietăţii intelectuale) в Академии экономических знаний Молдовы. В период декретного отпуска стала заниматься волонтёрством, а после него открыла первый магазин, который превратился в полноценный социальный проект.

Что должно произойти, чтобы благие намерения, которыми выстлана дорога, известно куда, стали реальностью? Где искать ту самую точку «большого взрыва», после которого раскиданы напрочь шпалы и рельсы, – и нет пути назад? Наверное, у каждого – свои рецепты и формулы.

У Инги Бостан, хозяйки и директора благотворительных магазинов «Место» есть характер, личный опыт плюс родные – и не выбрать что-то, самое важное. Спустя четыре с лишним года о проекте знают все, для кого эта сторона и это измерение жизни имеют значение. Участвуют многие. В разных ролях. Простые люди – для простых людей, говорит Инга, и добавляет: «Всё, как я загадывала!»

Богатому – не до бедного

– Инга, ваши главные выводы на пятом году жизни «Места». Какие они? Люди добрые и открытые? Щедрые и великодушные? Или вы ожидали большего?

– По поводу людей всё сложно, однозначно сказать трудно, но я и не питала особых иллюзий на этот счёт. Если коротко, то все разные, но наша главная задача была сделать так, чтоб MESTO притягивало небезразличных, тех, кто смотрит по сторонам и понимает, что от них тоже кое-что зависит. И эти годы показали, что таких в нашей стране немало. Надо просто создать условия, при которых делать добрые дела будет несложно и приятно.

– Давно, лет 15 назад, обсуждая идею одного благотворительного проекта, я услышала мнение человека, который вращался на тот момент в самых разных кругах, в том числе среди людей состоятельных. Так вот он сказал: «Как правило, чем выше уровень доходов человека, тем меньше желания делиться. Они не чувствуют, не видят и не понимают. И, наоборот, чем более уязвим человек, тем понятнее ему беда другого». Что вы на это скажете?

– Если обобщать, то это так. Но везде есть исключения. Высокий уровень доходов не исключает трудное детство, такой человек, как правило, очень хорошо понимает и чувствует, активно участвует в благотворительной деятельности. Мы знаем много таких примеров, звёзд шоу-бизнеса или успешных предпринимателей. К сожалению, или к счастью, наша психика так устроена, что нам трудно понимать некоторые жизненные уроки в теории. Если мы не проходим через трудности, мы не можем понять всю степень страданий тех, кто через это прошёл. Я вам больше скажу, практически все, кто так или иначе вовлечён в благотворительную деятельность профессионально, прошёл через какие-то серьёзные личные истории, за редким исключением. Могу добавить в подтверждение этой теории, что наши основные помощники/доноры – это простые люди, некоторые настолько простые, что сами нуждаются в помощи. По пальцам можно пересчитать тех, кто приносил очень дорогую одежду.

Я верю в людей, верю, что любовь спасёт мир, и каждый из нас может изменить к лучшему жизнь хотя бы одного человека.

Каждый «местный» – на вес золота

– В нас стало больше эмпатии? Или всё проще, и сегодня благотворительность – тренд, процесс запустился и как-то странно в нём не участвовать? А, может, что-то ещё?

– Никогда не думала о благотворительности как о тренде. Эта сфера трансформировалась, как и многие другие, с появлением интернета. Нужно время, чтобы всё встало на свои места, чтобы люди разобрались, как правильно и грамотно помогать, перестали поддаваться манипуляциям, в том числе и шарлатанов. Нашим детям в этом плане будет гораздо проще, их помощь будет более эффективная, чем наша, потому что многие процессы будут уже отлажены, и они увидят наглядно результаты наших ошибок.

– Мне кажется, что уровень эмпатии не сильно меняется со временем, и потребность в добрых поступках была свойственна человеку всегда.

– По каким особенностям вы подбираете себе – не люблю слово «команда», но пусть пока будет так – людей? Наверняка не любой человек может прижиться в «Месте». Какой он, человек «Места»?

– Это интересный вопрос, который я задаю себе четыре года. Только недавно смогла понять главное: своих людей я просто чувствую благодаря высоко развитой интуиции, и это мне очень помогает в работе.

Вообще тема людей в социальных проектах – самая главная, во многом от неё зависит будущее проекта. Поэтому мы очень уязвимы с учётом ситуации на рынке труда, и каждый «местный» человек для меня – на вес золота.

Точно могу отметить, что самое главное для меня – это эмпатия, равное отношение ко всем людям и отношение к проекту не только как к работе, а как к общему делу. Всё остальное очень индивидуально. «Местные» девочки все разные – и по возрасту, и по темпераменту. Главное, они понимают, зачем мы это делаем и делают всё, что от них зависит, чтобы это улучшить.

Цена опыта

– Ваши адресаты (поправьте меня, если я что-то неверно поняла) – больные дети, уязвимые семьи. Уверена, что вы вовлекаетесь в каждую историю ещё и эмоционально. Скажу о себе: после некоторого опыта я не нахожу в себе силы участвовать в проектах напрямую. Только через посредников – таких, как вы. Пытаюсь представить себе, каково живётся посредникам.

– Я чётко обозначила границы вовлечения, которые меня не травмируют и не сказываются на моей личной жизни. Если бы это было иначе, я бы давно выгорела, ведь благотворительной деятельностью я занимаюсь уже больше девяти лет. Иногда чувствую себя роботом, но это обязательное условие для долгой и эффективной работы в этой сфере.

По-настоящему вовлекалась я лишь однажды. Это и был тот случай, с которого всё для меня началось. Это была моя знакомая, которой диагностировали онкологию в запущенной форме, и в Молдове ей уже помочь не могли. Впоследствии мы сдружились, и для меня это стало личной трагедией, потому что я взяла на себя ответственность за её лечение за границей (поиск клиник, денег, препаратов и т.д.). Надо сказать, что после 2,5 лет борьбы Инна ушла, оставив двоих детей без мамы. Для меня это была непосильная ноша, и я до сих пор зализываю раны. Спустя столько лет я оцениваю это как колоссальный опыт, который многому меня научил и подарил мне дело моей жизни. Но цена этого опыта слишком высока.

– И где, в чём вы находите источники восстановления?

– В друзьях, в своих питомцах, в книгах, музыке, театрах и поездках, а главное – в результатах нашей работы.

– Ваша семья – тоже источник?

– Семья – самый главный мой двигатель и мотиватор. Благодаря им, я расту и становлюсь лучше, что, конечно, сказывается и на моей работе. У нас трое детей, два старших сына-подростка, 16 и 12 лет, и дочь, которая в следующем году пойдёт в первый класс.

– Они также сопереживают, понимают вас, или ещё слишком юнны для того, чтобы откликаться живо и глубоко на чужую боль? Если так подумать, не хотелось ли бы вам, чтобы вот это состояние – жить с содранной кожей, чувствуя любое движение рядом, было настолько же близко детям?

– Все трое по-разному относятся к моей деятельности в силу возраста. Я редко обсуждаю при них наших бенефициаров, только если это каким-то образом касается их самих. Они не обязаны жить и чувствовать, как я, мы – все разные. Нас делают счастливыми разные вещи. Конечно, мы говорим про важность добрых дел, об эмпатии, о взаимопомощи и любви к ближнему, но это что-то нормальное для каждой семьи.

Любовь спасёт мир

– Вы растёте, магазинов уже два, людей «Места» всё больше. Что в планах? Когда-то у вас было по сто идей разом, потом вы поняли, что невозможно браться за всё. За что намерены взяться в ближайший год?

– Главной целью на этот год будет продвижение корпоративных боксов по сбору одежды и обуви в офисах, чтоб людям стало ещё проще избавляться от ненужной одежды. Мы уже изготовили и установили два бокса в большой компании. Пока это пилотный проект. Мы хотим изучить весь процесс в действии и подготовить предложение для других компаний. Действительно, со временем я поняла, что концентрироваться надо на том, что лучше всего получается и не пытаться объять необъятное.

– Если бы вы были волшебницей, стали бы что-то в этом мире менять?

– В рафинированном добре и справедливости мы бы мало что поняли, такова человеческая природа. Пожалуй, имея такие полномочия, я бы не удержалась и лишила бы детей страданий, связанных с тяжёлыми болезнями, голодом и агрессией со стороны взрослых. Добавила бы мудрости и эмпатии взрослым, которые решают судьбу тысяч и миллионов людей и защитила бы животных от человеческой жестокости.

– Во что вы верите? В кого?

– Я верю в людей, в то, что любовь спасёт мир, и в то, что каждый из нас может изменить к лучшему жизнь хотя бы одного человека.

Facebook Комментарии
Share Button

Оставьте комментарий

Адрес редакции: Кишинев, ул. Дософтей, 122, офис 4. Тел. 022 85-60-88;
Рекламный отдел: +373 22 85 60 99; +373 69 24 51 62 / e-mail: exclusivmedia@mail.ru; zelinskaia_nata@mail.ru
PP Exclusiv Media SRL © Аргументы и факты в Молдове; e-mail: info@aif.md