Любовь – это всё настоящее

Любовь – это всё настоящее

Юлия Пынзарь – о «Коринфянах» по-новому, соавторстве зрителей и необычных формах игры

Инна Желтова,
info@aif.md

 

Самый загадочный текст о любви стал монологом в театральной игре. И не одной, а пяти, происходящих одновременно в подвале старого кишинёвского особняка.

ДОСЬЕ
Юлия Пынзарь – актриса, педагог по творческим техникам, режиссёр. С 2008 года работает в профессиональной инновационной Студии театральной импровизации ZaO, занята в импровизациях и постановках, участвует в международных театральных фестивалях и форумах. Как режиссёр создала следующие концептуальные проекты: перформанс «Вижу Ангела Ангела»; карнавальные ритуалы в проекте «ZaO-карнавал онлайн»; видеоспектакль «Сфинга+Эдип» (второй режиссёр); видеоспектакль «Беатрис» по рассказу Борхеса «Алеф» (режиссура совместно с А. Волошиным); драматический спектакль в жанре импро-полифонии «Коринфяне. Красно-белая алхимия» (версия 2022 года).

Мимо вешалки

Студия театральной импровизации ZaO (https://zaotheater.com/) продолжает развивать в столице благородные традиции site-specific. Во всём мире спектакли давно расширили среду своего обитания, храбро покинув сцену, а заодно и вешалку, которую Станиславский уважал не меньше, чем чеховский Гаев – шкаф. Вот и кишинёвский театр обжился в самых разных пространствах, с которыми, по утверждению его режиссёров и актёров, интересно вести игровой диалог. Спектакль «Коринфяне. Красно-белая алхимия» 13 лет назад был сыгран у подножия колокольни в Кафедральном парке, а затем на крыше отеля Naţional. Этим летом «Коринфяне» во всём своём красно-белом великолепии гуляли по столице, начиная с улицы Вероники Микле и Музея земств, заканчивая алхимически тесным подвалом книжного магазина Cartego. Здесь, в старом кишинёвском особняке, ZaO-Студия завершила свой 15-й драматический сезон.

Спектакль называется «Коринфяне», потому что актёры произносят Послание апостола Павла, адресованное его ученикам, которые жили в этом городе. А поскольку мы с вами люди порядочные и чужих писем не читаем, стало быть мы и есть коринфяне. И актёры, и зрители. Персонажи одеты в красно-белое, потому что это не только мэрцишор, но алхимические цвета мужской и женской стихии в их единении. А текст Павла трактует любовь именно как самую сердцевину цельности, начало и сущность всего. (Кстати, некоторые зрители тоже пришли в красно-белом, проникнувшись внезапным интересом к алхимии в её кишинёвской интерпретации.)

Ну и дела. Тут с любовью, как чувством, разобраться не можешь – и вдруг апостол Павел и пятеро в красно-белом заявляют, что любовь не только чувство… а, собственно, она – всё настоящее. В том числе мы сами (если вдуматься).

Проект разбудил столько вопросов, что было справедливо задать некоторые из них актрисе и режиссёру новых «Коринфян» (версия 2022 года) Юлии Пынзарь.

Не так страшно решать за других, не так страшно встать у края и почти сделать шаг… Даже остаться в одиночестве легче, чем признать, что «любовь – больше».

Пространство спонтанного выбора

– Спектакль построен так, что его невозможно увидеть целиком. Почему?

– В этом заключается соавторство зрителя в «Коринфянах». Он сам собирает из происходящего свою картину спектакля. Пять актёров в разных пространствах одновременно играют пять моноспектаклей, каждый по-своему. Но они произносят один и тот же текст апостола Павла, 13-ю главу Послания к коринфянам. Тот самый текст о любви: «Если я говорю языками человеческими и ангельскими, а любви не имею…» И у каждого персонажа этот текст звучит иначе.

Зритель может выбрать способ восприятия: смотреть одну историю, или переходить от одного актёра к другому, или совмещать эти варианты. Да, увидеть весь спектакль одновременно и целиком не получится. Выбор – это не только про свободу, но и про упущенное. Что-то происходит сейчас, но без тебя, потому что ты выбрал быть здесь.

– Неужели всё, что мы видели, импровизация?

– Импровизационно играются моноспектакли, каждый раз это немного или совсем другая история, другой персонаж. Общей остаётся концепция разделённости героев. У них не только разные игровые площадки – они не видят и не слышат друг друга. И так вплоть до финала, когда определённое катарсиальное состояние позволяет им ощутить присутствие других, также ищущих ответов и говорящих теми же словами. Это связь вне времени и пространства, потому что действие на самом деле происходит не в подвале старого кишинёвского дома, не в бывшем Музее земства или на улице в центре города. Всех героев объединяет не место или время, а их жажда и стремление понять, через многочисленные повторы дойти до сути и ощутить, что больше, что важнее всего.

– Даже музыка в финале спектакля звучит каждый раз иначе…

– Реплика композитора: «Вот не думала, что в моём «Ангеле Севера» есть оптимизм! А сегодня я его услышала». Музыка Снежаны Пысларь – поразительный участник процесса. Даже в коротком фрагменте много разворачивающихся и сворачивающихся фракталов, мелодические темы вдруг обрываются, смешиваются, внутренняя механика процессов меняется, чтобы через секунду опять зазвучать гармонично, но немного по-другому. В эти моменты смещения слоёв становится не по себе. Восхождение, наверное, не обязано всегда быть таким, но этот процесс своеобразного очищения отлично укладывается в концепцию алхимического преобразования человеческой сути.

 

Парадоксальное работает

– Почему актёры чередуют странные, необычные формы игры и доверительные, эмоциональные?

– Непредсказуемое, необычное, странное – в таких формах современный театр ищет ритуальное начало игры, мистерию. Этот поиск начался давно, в экспериментах начала ХХ века. Да, драматические, эмоциональные формы более привычны. Но ZaO-Студия всегда работала с неклассическим театральным инструментарием, расширяла возможности передачи смыслов и состояний. Парадоксальное работает, если понимать, в какой момент это раскроет в игре глубину и почему. Главное – не использовать яркие, непривычные формы только из-за их неординарности, тогда эффект будет дешёвым.

– Юлия, кроме зрителей, ваш персонаж – единственный, кто свободно перемещается в измерениях «Коринфян», как бы неосознанно соединяя их. И в каждом спектакле вы играли очень разных женщин.

– Да, в Музее земств проявился персонаж достаточно жёсткий, идущий в своём упрямстве почти до конца. Женщина, которая твердит, что «любовь – боль…», пережившая испытание, которое однажды поставило её почти на грань безумия, и всеми силами избегающая даже намёка на повторение прошлого.

Совсем другая героиня была в Cartego. Она привыкла побеждать, управлять людьми и ситуациями, брать своё. Или даже не совсем своё, но всегда открыто, явно… с ощущением внутреннего превосходства. Вот такому человеку выпал шанс «оставить то, что отчасти», расстаться со своим эго. И ей страшно. Не так страшно решать за других, не так страшно встать у края и почти сделать шаг… Даже остаться в одиночестве легче, чем признать, что «любовь – больше».

 

Право высказывания

– Почему пришла мысль сыграть именно этот проект в такое сложное время?

– Хочется найти самые глубокие темы, которые необходимы для всех. Насколько остра и опасна ситуация, настолько же должны быть искренни мастера, творящие реальность  искусством. Столько же готовности балансировать на грани невозможного нужно в себе отыскать, чтобы заслужить доверие и право высказывания. Мы не рассуждаем о том, «что больше», – мы поставили задачу прожить и показать людей, вопрошающих и получающих инсайты о том, что больше всего этого.

Фото Варвары Стрелецкой

Facebook Комментарии
Share Button

Sorry, comments are closed for this post.

Адрес редакции: Кишинев, ул. Дософтей, 122, офис 4. Тел. 022 85-60-88;
Рекламный отдел: +373 22 85 60 99; +373 69 24 51 62 / e-mail: exclusivmedia@mail.ru; zelinskaia_nata@mail.ru
PP Exclusiv Media SRL © Аргументы и факты в Молдове; e-mail: info@aif.md