Кишинёвская легенда

Кишинёвская легенда

Николай Лебедев – о героических предках, родном городе и успехе снятых фильмов

Съёмки фильма «Легенда № 17».

 

Как слагаются судьбы? Кто пишет сценарий нашей жизни, мы сами или есть в этом что-то мистическое или божественное? Наверно, чтобы достичь чего-то важного, удача просто необходима. Но она сопровождает только тех, кто уверенно идёт к своей цели. Устаёт, обжигается, но продолжает идти. Один из тех, кто не останавливается и дарит нам хорошее кино – наш соотечественник, российский кинорежиссёр и сценарист Николай Лебедев.

 

Память о времени надежд

– Николай, для вас Кишинёв просто город юности или нечто большее?

– Это мир, в котором я жил и даже бывал счастлив и которого больше нет. Остались воспоминания – о близких, о первой любви, о цветущих каштанах на центральном проспекте и маленьких кафе с вкуснейшим суфле. Осталась память о времени надежд, потому что в юности всем свойственно ждать и надеяться.

– Как часто бываете в Кишинёве?

– Редко и, к сожалению, большей частью по печальным поводам. Впрочем, однажды, ровно четыре года назад, прилетел на премьеру моего «Экипажа», общался со зрителями, среди которых было много знакомых и близких людей.

Не так давно, в ноябре, мне вновь довелось оказаться в Кишинёве и пройти по местам детства. Меня привезла сюда съёмочная группа программы «Крутая история с Татьяной Митковой», снимавшая обо мне выпуск. Мы с Митковой гуляли по моему старому двору на Рышкановке и заглянули в школу, где я учился. Очень странные ощущения. Ностальгически светлые, но при этом и болезненные одновременно. Я вновь подумал о том, что устоявшаяся формула о детском восприятии – «когда деревья были большими» – она не совсем верна. Тогда, в моём детстве, деревья были маленькими, тоненькими. А сейчас вымахали выше зданий. Я успел заглянуть в гости к Елене Сергеевне Дальской, любимой учительнице, которая вычитывала мои первые сценарии и рецензии, в том числе и на «Экипаж». Но не мой, а Александра Митты. Она такая же светлая и жизнерадостная, а улыбка её всё такая же юная. Это очень здорово, когда человек проносит сквозь жизнь юную улыбку.

Сегодня история перетряхивается и перелицовывается в угоду новым политическим веяньям. Не надо поддаваться этим играм манипуляторов общественным сознанием – просто посмотрите хронику, документы.

– Правда, что вы с раннего детства мечтали стать режиссёром?

– Правда. Лет с пяти. Тогда всем казалось: какая наивность, какая прелестная детская глупость. Мало кто воспринимал это всерьёз. Но те, кто всё-таки верил, они меня и создали.

Вот, например, на показ «Экипажа» в кинотеатре «Патрия» пришёл мой учитель в кино – замечательный режиссёр и оператор Валерий Чуря. Подростком под его началом я постигал азы профессии в республиканском клубе кинолюбителей. Чуря общался с нами, школярами, абсолютно по-взрослому, считался с детским самолюбием и очень деликатно направлял наши «творческие изыскания» в нужное русло. Я сказал тогда, сколь многим ему обязан. Валерий Андреевич удивился: «Да ведь это же был небольшой эпизод, всего-то несколько лет». В тот момент я тоже удивился: действительно, лишь несколько лет, но сколько пережитого и прочувствованного в них вместилось!

В юном возрасте любое знание – на вес золота, и те уроки, которые я получил от Чури, остаются со мной по сей день. Каждый раз, когда сталкиваюсь с рабочими проблемами и пытаюсь их разрешить, вспоминаю советы и наказы Валерия Андреевича и, в частности, вот этот: в кино всё должно быть оправдано. Это правило золотыми буквами впечатано в моё сознание, да и в подсознание тоже.

– Каким был путь к этой мечте?

– Простых путей не бывает. Бывало всякое. Самым трудным было выстоять в девяностые годы, когда всё рассыпалось и разваливалось, когда казалось, что впереди уже ничего не будет – ни кино, ни жизни. Но моя бабушка Александра Михайловна, которую когда-то, ещё в 1944 году, прислали в Молдавию на восстановление хозяйства (она работала учительницей), говорила: «Всё переживём и всё сложится хорошо!» Мудрый человек, она знала, что всё в жизни преходяще – и невзгоды тоже.

Пишущий режиссёр

– Помогает ли вам в режиссёрской работе журналистский опыт, полученный в Кишинёве?

– Ещё как помогает! Сценарий моего первого полнометражного фильма «Змеиный источник» мы придумывали вдвоем с Юлией Семёновой, с которой тогда работали вместе в «Молодёжке» (газета «Молодёжь Молдавии»). Мы опирались на истории и события, почерпнутые из журналистской практики, а в числе персонажей описывали наших общих знакомых. Журналистика оперирует фактами, а кино – образами, но ведь образы и должны произрастать из фактов. Мне очень повезло в начале профессионального пути, я общался и работал с очень сильными журналистами, которые возились со мной и учили уму-разуму: ответственный секретарь редакции «Советской Молдавии» Владимир Чалый, заведующая отделом учащейся и студенческой молодёжи Светлана Бондарева, телережиссёр Славяна Усенко, телередактор Светлана Мосова… Огромное влияние – и профессиональное, и личностное – оказала на меня заведующая отделом культуры «Молодёжки» Лена Шатохина, замечательный журналист и писатель, очень своеобразный человек. Очень горько, что ушла так рано.

– У вас нет ни одной провальной картины. Все работы востребованы. Как вы выбираете темы, срабатывает ли профессиональное чутьё?

– Я рассказываю с экрана истории, которые меня волнуют, будоражат, заставляют любить и сострадать. Это всегда очень искренние высказывания. Если эти истории находят отклик в сердцах других людей – это радует. Но я никогда не «просчитывал» темы – просто говорил и продолжаю говорить о том, от чего душа болит.

– Вы часто выступаете и в роли сценариста, и в роли режиссёра. Кем сложнее быть на съёмочной площадке?

– Знаменитый Билли Уайлдер говорил о себе: я – снимающий сценарист. Мне понравилась его формулировка, но в моей жизни всё наоборот: я – пишущий режиссёр. Режиссёрская профессия – очень сложная и изматывающая, в том числе и физически. Вообразите, что вы работаете шесть ночей в неделю по двенадцать часов в стужу, на пронизывающем ветру, и это продолжается несколько месяцев, как случилось, скажем, на съёмках «Экипажа». А ведь ещё и ответственность гигантская – вокруг толпы народу, самолёты, горящие и обрушающиеся здания, взрывы. Любой неверный шаг может привести к непредсказуемым последствиям. Когда-то актриса Светлана Тома, с которой я подружился ещё в Кишинёве и которая стала очень близким человеком для меня и моей семьи, сказала, что профессия режиссёра по уровню стрессовости сродни профессии лётчика-испытателя. Да, наверное, так оно и есть, но всё равно я её люблю и не представляю, как бы жил без неё.

 

«Звёздный» путь

– В начале мая 2002 года на экраны вышел фильм «Звезда», который был удостоен Государственной премии России. До этого у вас уже вышло три фильма в разных жанрах, и вдруг – военная тема. Или не вдруг? Что послужило поводом для создания этой картины?

– Меня мучило, что в постсоветское время из нашей жизни ушли уважение и благодарность тем, благодаря кому мы существуем, – ветеранам Великой Отечественной. Их стали отталкивать в очередях, бросать в спину: мол, тоже мне – освободители… Я хотел напомнить, кому мы обязаны сегодняшним днём. Когда-то это были мальчишки – светлые, азартные, сильные, романтичные, которые собой прикрыли страну и нас с вами. Знаю, вижу, что сегодня история перетряхивается и перелицовывается в угоду новым политическим веяньям. Не надо поддаваться этим играм манипуляторов общественным сознанием – просто посмотрите хронику, документы. Нацизм – это страшно, и надо низко поклониться тем, кто смог противостоять чудовищной чуме.

В «Звезде» я опосредованно рассказывал о судьбах своих близких – сорокалетнего деда, военврача, который сгинул в 1942 году под Харьковом, и девятнадцатилетнего дяди, погибшего в боях под Веной в апреле 1945-го, в самом конце войны. Их обоих – по семейной традиции – звали Николай Лебедев. Отец назвал меня в их честь и всегда бережно хранил память о них.

– С военной темой вам пришлось работать и в сериале «Апостол». Тяжело ли снимать войну? Ведь это творческое поле не терпит ошибок…

– «Апостол» начинал снимать очень хороший режиссёр Геннадий Сидоров. К сожалению, в процессе работы возникли какие-то трения. Гена ушёл с картины и не вернулся, как я его ни уговаривал. Меня попросил доделать проект Евгений Миронов, который снимался сразу в двух главных ролях братьев-близнецов. Мы с Мироновым дружили, я не мог отказать. Позже к работе подключился и режиссёр Юрий Мороз, который стал снимать свои сцены параллельно. Так и вышло, что у «Апостола» много авторов.

Мне было очень интересно работать над проектом – отличный сценарий, превосходные актёры: Коля Фоменко, Юрий Назаров, Лариса Малеванная, Андрей Смирнов, Алёна Бабенко, сам Женя Миронов, конечно… Я помню только удовольствие от работы, усиленное ещё тем, что фильм снимался после «Волкодава из рода Серых Псов» – пожалуй, самой тяжёлой и мучительной моей картины. Благодаря «Звезде» я уже достаточно хорошо чувствовал стилистику приключенческой военной картины и не испытывал никакого неуюта в работе. Мы много поездили – снимали и в Москве, и в Подмосковье, и в Вологодской области, и под Минском, а ещё – в Тунисе, где воссоздавались иранские эпизоды. И везде я себя чувствовал хорошо и комфортно. По правде сказать, такое со мной не часто происходит на съёмочной площадке, обычно всё-таки кино снимается с бОльшим напряжением.

Трус не снимает про хоккей

– Государственной премии был удостоен и фильм «Легенда № 17». В начале съёмочного пути вы ожидали, что у этой картины будет такой успех?

– Да кто ж прогнозирует успех?! Это самое бессмысленное занятие. Я просто делал фильм об очень светлом парне, который стремится реализовать себя и проходит через серьёзные испытания, прежде чем достигает цели. Это универсальная история. Про успех картины в тот момент никто не думал: спортивное кино, да ещё байопик… – это же самые провальные жанры. Во всяком случае, у нас. Преклоняюсь перед смелостью студии ТриТэ, которая пошла на большой риск. Продюсеры Леонид Верещагин и Никита Михалков не знали, каков будет результат. Да и кто может знать… Просто они любили эту историю, верили в неё. И я очень благодарен, что они предложили этот проект мне и дали возможность его реализовать мне – тому, который никогда не снимал хоккей и даже толком в этой игре не разбирался. Но ведь фильм – это не спортивная игра, а человеческая история, и Верещагин с Михалковым понимают это, как никто.

– Бюджет фильма-катастрофы «Экипаж» оценивается в 650 млн руб., сборы за прокат составили более 1,5 миллиарда. Что необходимо для создания кассового кино?

– Талант, профессионализм, азарт, вера в свой замысел и умение довести его до достойного уровня. А ещё – бесконечное упорство и терпение. «Экипаж» – очень сложный проект; я с детства мечтал снять фильм-катастрофу, но, признаться, не думал, что это настолько тяжёлый труд. Как-то раз ко мне на съёмки приехал Александр Митта, автор первого «Экипажа». Я признался ему, что не подозревал, насколько будет непросто работать над материалом. Митта рассмеялся: «А ты как думал? – Фильм-катастрофа!» В процессе создания никто не мог предсказать, какова же будет судьба фильма. Ремейки – а «Экипаж» всё-таки формально считается ремейком фильма Митты – не в чести у наших зрителей, такие фильмы достаточно часто проваливаются в прокате. Так что и здесь нужны были решимость и мужество, и студия ТриТэ, которая занималась производством картины, вновь проявила эти качества в полном объёме. Вот я и ответил на ваш вопрос: помимо всех указанных выше качеств, нужна и сильная студия, способная поднять такой проект.

– Допускали ли вы в работе ошибки, о которых жалеете?

– Конечно, допускал. Возможно, и теперь допускаю и даже наверняка допускаю. Но стараюсь хотя бы не повторять прежних ошибок, не давать себе спуску. Однако каяться публично в своих ошибках не стану. Мои ошибки – часть моей судьбы.

– Как вы воспринимаете критику?

– В целом спокойно. Однако не люблю, когда вместо критики на тебя вдруг выливают ушат помоев или переходят на личности. Мне кажется, неотъемлемое качество профессиональной критики – уважение к труду оппонента, даже если результат не нравится. Когда-то молдавский режиссёр Василе Брескану произнёс: «Проблема в том, что плохой фильм снимается так же тяжело и кроваво, как и хороший». Очень точно подмечено.

– Вас пригласили в высшую школу кино «Арка» курировать актёрско-режиссёрский курс. Как себя ощущаете в должности педагога?

– Поначалу было непросто. Одна лекция выматывала сильнее, чем напряжённый 12-часовой съёмочный день. Даже физически выматывала – вплоть до сильных головных болей. Сейчас привык и освоился. И даже стал читать лекции онлайн, поскольку правила карантина не дают общаться со слушателями курса напрямую. В «Арке» учатся очень интересные ребята – это взрослые, состоявшиеся личности. Я испытываю мгновения настоящего счастья, если у них что-то получается хорошо. Когда в минувшем году Александр Назаров получил Гран-при Всероссийского фестиваля «Короче» и чуть ли не со сцены позвонил мне объявить об этом, я обрадовался несравнимо больше, чем если бы сам получил статуэтку. Думаю, это и есть самая большая награда – когда твои ученики становятся успешнее, чем ты сам.

– Киноманы бурно обсуждают новость о том, что вы собираетесь снимать фильм по роману Михаила Булгакова «Мастер и Маргарита». Это произведение бесконечно и всегда актуально. Но всё-таки увидеть этот шедевр по-иному не так просто. Не страшно браться за такую титаническую работу?

–  Спилберг говорит, что режиссёр, который не волнуется и не испытывает страх перед выходом на съёмочную площадку, – профессионально непригоден. Так что я волнуюсь каждый день и на каждом своём проекте. Иначе вряд ли получится сделать что-то интересное и стоящее.

– «Мастер и Маргарита» в вашем исполнении ещё только в проекте. По предварительной оценке, он обойдётся в 800 млн рублей. Далеко не всем режиссёрам доверяют такой бюджет. Как заслужить такое доверие?

– Я просто работаю и живу. Беру пример с древних мудрецов, которые говорили: делай, что должно, и будь что будет. Кстати, пока неизвестно, что будет с «Мастером…», поскольку из-за ряда событий работа над картиной пока заморожена.

 

Муки творчества

– У вас много друзей?

– У меня широкий круг общения и замечательные люди вокруг. А вот близких друзей – нет, не много. Но зато каждый – абсолютно уникален и занимает особое место в моей судьбе.

– Из-за пандемии жизнь во всех странах изменилась, её течение приостановилось. Эта вынужденная пауза пошла на пользу?

– Я придумываю новый сценарий. Поглядим, что из этого выйдет. А пока – сплошные ежедневные муки, которые красиво именуют муками творчества, но на самом-то деле это просто муки и тяжёлый труд. Иначе в нашем деле и не бывает. Да и вообще в жизни.

– Когда вас ждать в Кишинёве?

– Пока мне предстоят сложные съёмки в Европе, которые остановлены из-за нынешней ситуации. А там видно будет. Кишинёву же и кишинёвцам – низкие поклоны, а тем, кто меня знает, большие приветы. Всех помню и ценю.

Досье
Николай Лебедев – российский кинорежиссёр и сценарист. Родился 16 ноября 1966 г. в Кишинёве. В 1991 г. окончил факультет журналистики МГУ им. Ломоносова, в 1993 г. – сценарно-киноведческий факультет ВГИКа им. Герасимова (мастерская В. Утилова). Обладатель премий и призов многих престижных конкурсов и фестивалей. Лауреат Государственной премии Российской Федерации. Режиссёр фильмов «Змеиный источник», «Поклонник», «Звезда», «Волкодав из рода Серых Псов», «Легенда № 17», «Экипаж» и др.

Наталья Устюгова

Facebook Комментарии
Share Button

Sorry, comments are closed for this post.

Адрес редакции: Кишинев, ул. Дософтей, 122, офис 4. Тел. 022 85-60-88;
Рекламный отдел: +373 22 85 60 99; +373 69 24 51 62 / e-mail: exclusivmedia@mail.ru; zelinskaia_nata@mail.ru
PP Exclusiv Media SRL © Аргументы и факты в Молдове; e-mail: info@aif.md