Корпоративные болезни

Корпоративные болезни

Тимур Шафир – о свободе слова, европейской демократии и российских грантах

В конце октября Медиаклуб Format A3 пригласил в Кишинёв секретаря Союза журналистов России, руководителя международного отдела СЖР и члена исполнительного комитета Международной федерации журналистов Тимура Шафира, чтобы поговорить на важную для представителей молдавских СМИ тему «Медиапрофессия»: корпоративные болезни, их лечение и профилактика».

ДОСЬЕ
Тимур Шафир  родился 11 июня 1977 года. Возглавляет международный отдел Союза журналистов России. На X съезде СЖР в 2013 г. избран секретарём Союза журналистов России. В июне 2019 г. на Всемирном конгрессе международной федерации журналистов избран вице-президентом МФЖ. В 2014 г. занял должность директора Московского международного центра журналистики – представительства МФЖ в России и странах Центральной Азии.

«АиФ в Молдове» приводит выдержки из беседы, длившейся почти полтора часа.

 

Проблемы одинаковые, пути решения – разные

– Какие функции, обязанности и права у Союза журналистов России?

– Союз журналистов России (со штаб-квартирой в Москве) и организация (правопреемник Союза журналистов СССР) в 2018 году отметили своё 100-летие. Это один из крупнейших профессиональных союзов в мире, насчитывающий более 70 тысяч членов. Его отделения есть по всей стране – от Калининграда до Владивостока. Мы не являемся профсоюзом в прямом смысле этого слова. Исторически так сложилось, что чистого рода профсоюзы есть в США, Скандинавии, Германии. В постсоветских странах, в странах неприсоединения, восточный блок, Азия – там всегда было на грани смеси профессионального союза, тред-юнионизма, творческой ассоциации и т. д. На эту тему шли всегда очень большие дискуссии в международном сообществе. Могу сказать с лёгкой ноткой радости о том, что наша позиция в итоге оказалась более правильной. Чистый тред-юнионизм в профессиональной журналистской среде в новых условиях не справляется с задачами и с существующими вызовами. Творческие организации и ассоциации, помимо защиты конкретных трудовых социальных прав, занимаются тренингами, обучением, обменами, юридической защитой, финансовой составляющей и т. д. Вот эта модель немножко себя оправдала.

Международная федерация журналистов из достаточно небольшой ограниченной структуры неожиданно разрослась до планетарных масштабов. И сейчас МФЖ – действительно единственная глобальная структура, которая объединяет в себе Союзы журналистов из разных стран мира и имеет из-за этого очень большую головную боль. Потому что проблемы, конечно, у журналистов во всех странах мира приблизительно одинаковые, но пути решения, условия и т. д. и т. п. – везде разные.

– Вы упомянули о том, что пути решения у всех разные. Какие именно?

– Про экономические кризисы говорить нет смысла, потому что они всегда влияют на нашу профессию… Сейчас очень модно ссылаться на пандемию. Конечно, пандемия – это страшное дело. Насколько оно страшное, как оно ударило по профессии? Поправьте меня, если я неправ или у вас другое мнение, но мне кажется, пандемия не так страшна в плане практического применения, как её малюют. То есть ушли на онлайн… это что касается ситуации в России. Не могу сказать, что у нас были выкошены какие-то СМИ. Меры были приняты достаточно оперативно. Онлайновая работа в режиме пандемии как раз дала достаточно много определённых, в том числе технических, преимуществ. Кстати, было бы интересно понять, как в Молдове это складывается.

Политические кризисы? Да, здесь я, наверное, соглашусь. Политика вмешивается, на мой взгляд, как никогда в работу и журналистов, и СМИ, и профессиональных журналистских организаций. В основном, конечно, это касается Европы и постсоветского блока, где политика стала играть огромную роль. Я неоднократно говорил о том, что, например, 3–4 года назад не мог себе представить ситуации, когда председатель Немецкого объединения журналистов (DJV) – одного из крупнейших европейских союзов, символа надёжности, незыблемости европейских понятий и представлений о свободе слова, прессы, распространения информации – не просто промолчит, не просто уйдёт от вопроса, а будет приветствовать запрет, блокировку работы телеканала RT в Германии. Там не так давно были заблокированы два российских канала по высосанному из пальца поводу. Президент DJV приветствовал это с блеском в глазах и с пеной на губах, заявив, что это очень правильный шаг и что эта практика должна быть распространена по всей Европе, потому что RT – это просто четыре всадника Апокалипсиса, все ужасы в Европу несёт именно он. Других проблем у Западной Европы уже, видимо, не осталось в медийном отношении.

Политика вмешивается, на мой взгляд, как никогда в работу и журналистов, и СМИ, и профессиональных журналистских организаций. В основном, конечно, это касается Европы и постсоветского блока. Политика стала играть огромную роль.

Слово без свободы

– Почему так изменилось отношение к свободе слова? Отказать в интервью или выгнать журналиста RT или «Спутника» – это за здрасьте уже. Они свободу слова как-то разукрасили по-своему?

– Все равны, но некоторые – равнее. Понятно, что ситуация с RT и «Спутником», если перечислять количество нарушений, – это уже даже не смешно и скучно, потому что происходит сплошь и рядом. Проблема-то в другом – в том, что буквально вчера латвийский суд вынес решение в отношении 14 наших коллег-журналистов – этнических русских, граждан этой прибалтийской страны. Часть из них сотрудничала со «Спутником», часть – с другими информагентствами с повесткой дня, связанной в той или иной степени с Россией, и писали на русском языке. Факт работы с российскими СМИ сейчас им вменяется фактически как самое настоящее преступление. При этом парадоксальным образом один из главных обвиняемых – Стариков его фамилия – находится в Москве, он не имеет возможности даже въехать в Латвию, для того чтобы отстаивать свои интересы. При этом он лауреат нескольких премий, в том числе премии Союза журналистов России «Солидарность», за защиту своей позиции, принципов своей профессии. Это единственная профессиональная премия, которую он получил, это единственный акт его поддержки. Ни со стороны прибалтийских коллег, ни со стороны ОБСЕ, ни со стороны Еврокомиссии, ни со стороны ни одной структуры, куда шли многочисленные обращения, в том числе и от Союза журналистов России, никакого конкретного ответа, почему это происходит, что с этим будет дальше и как долго будут преследовать наших коллег, не было.

 

Своих не бросают

– Русскоязычным журналистам надеяться на защиту государства и даже на правосудие в Молдове не особо приходится. Насколько вступление в Союз журналистов РФ гарантирует нам, что на международном уровне будет разрешена эта проблема и за нас вступятся?

– Было бы слишком залихватски оценивать сейчас эффективность тех мер, которые, скажем, в отношении тех же наших латвийских коллег предпринимал Союз журналистов России. Тем не менее могу попытаться перечислить какие-то определённые факты, и мы потом вместе сможем понять, имеют ли они какой-то вес. Когда наших журналистов начали конкретно прессовать, в России был создан фонд под названием «Своих не бросаем». Он оказывал юридическую поддержку, финансировал работу адвокатов, защищающих интересы наших коллег. В попечительский совет фонда входят три человека, которые осуществляют координацию работы. Это фактически единственная международная организация, которая персонально вручала запросы по «Спутнику», RT, выносила эти темы и требовала ответа от таких структур, как ОБСЕ, в ходе визита европейского руководителя Баррозо в Москву. Это, возможно, просто бумага, но мы ведь знаем европейский канцеляризм – эта бумага дошла до адресата. И пусть в данном случае не было получено прямого ответа или были ответы типа «я не знаю ситуацию, мне надо разобраться, а сейчас ничего сказать не могу», но отсутствие результата в данном случае – тоже результат.

Возможно, здесь будет показательным вопрос не только нынешней ситуации с коллегами, которым пока ещё только грозит тюремное заключение. Можно вспомнить украинский пример – нашей коллеги Елены Глищинской, которая, будучи в положении, была посажена в тюрьму на Украине. Сказать, что Глищинская, когда работала на Украине, была пророссийской оппозицией, – просто смешно. Но в какой-то момент у неё что-то не состыковалось с нынешним украинским режимом, и она оказалась в тюрьме. Союз участвовал в её освобождении.

Другой пример. Гражданин Украины Кирилл Вышинский (по национальности украинец) руководил корпунктом РИА на Украине. Против него были выдвинуты непонятные обвинения – то ли шпионаж, то ли ещё что-то. Он сидел в тюрьме. СЖР был организатором петиций и митингов в защиту Вышинского и поднимал этот вопрос на всех площадках, на которых мы пока ещё присутствуем.

Я очень рад тому, что Кирилл уже два года является ведущим нашей премии «Солидарность», которую мы вручаем журналистам в Москве. А сам он получил эту премию три года назад, ещё сидя за решёткой в Киеве.

Назвать всё это громким результатом нельзя, но то, что несколько человек не сидят в тюрьме, – это правда. Кстати, ни Кирилл, ни наши прибалтийские коллеги – не члены Союза журналистов России. Потому что по уставу СЖР, его членом может быть либо российский журналист, либо журналист, который сотрудничает с российскими СМИ по кратко- или долгосрочному договору, находясь за рубежом. Из вышеназванных коллег на момент этих проблем никто не был членом СЖР. Естественно, когда начался процесс, оказывая помощь, мы подкрепили это членским билетом СЖР.

– То есть нужно сначала сесть, а потом стать членом Союза журналистов России?

– Мы бы хотели, конечно, видеть другой сценарий.

 

Большая головная боль

– Союз журналистов не финансируется государством напрямую. Вы существуете за счёт грантов государства, правильно?

– Министерских, в том числе государственных грантов. Есть государственные гранты Минтруда, Минцифры.

– На что они выдают гранты?

– По любой теме любого государственного гранта на сайте ведомства, который эти гранты выдаёт, в открытом доступе лежит полная отчётность – будь то Фонд президентских грантов в России или гранты Минтруда. По каждому проекту Союза журналистов России – огромная простыня отчётности. Не знаю, как в Молдове это происходит, но в России получение государственного гранта – это большая головная боль. На что идут государственные гранты? На образовательные проекты. Например, образовательный проект для молодых журналистов «Инфорум». Если говорить о долгоиграющих проектах,
25 лет подряд в сентябре в Сочи проводится фестиваль «Вся Россия», на который приезжают члены региональных отделений СЖР от Калининграда до Владивостока. Это такой большой инфорум, где секции проходят не одна за другой, а 3–4 параллельно, куда приезжают зарубежные и интересные российские гости… Проводится культурная программа, экскурсии, встречи с местными людьми. Это огромная работа. Даже в пандемийный год при ограничении количества участников было
1100 человек.

Я понимаю, почему сейчас вопрос грантов стоит достаточно остро. Мы все понимаем, что это тема иностранных агентов… Но хочу отметить, что в 2017 году, когда к руководству нашего Союза пришёл новый председатель, было выбрано новое правление, задолго до всяких историй с иноагентами нами было принято принципиальное решение: мы, будучи Союзом журналистов России и работая с российскими журналистами в государстве российском, хоть мы и общественная, а не госорганизация, – не получаем иностранных грантов. Это наша принципиальная позиция, которая была сформулирована задолго до закона об иностранных агентах. Мы работаем на долгоиграющей проектной деятельности для российских журналистов по российским государственным грантам.

 

Не последний разговор

– Было бы хорошо провести инфорум и для молдавских журналистов…

– Я считаю крайне важным проведение инфорумов не только для молдавских журналистов, но и для нас, в первую очередь. Скорее даже в первую очередь для нас, чтобы мы больше понимали, что жить в замкнутом пространстве невозможно. Нам тоже важно понимать, чем живут коллеги здесь, что происходит, потому что никто не знает, какие процессы будут обкатываться на вас, а потом придут к нам или наоборот. Я бы был этому очень рад и, думаю, мы этот разговор продолжим… Будем рассматривать варианты сотрудничества. И это можно сказать официально: мы будем очень рады видеть на нашем фестивале СМИ в следующем году коллег из Молдавии. Как это сделать – будем обсуждать, для того чтобы вы могли пообщаться с российскими и зарубежными коллегами, чему-то нас научить и самим научиться.

Подготовила Любовь Тарабурка

Facebook Комментарии
Share Button

Оставьте комментарий

Адрес редакции: Кишинев, ул. Дософтей, 122, офис 4. Тел. 022 85-60-88;
Рекламный отдел: +373 22 85 60 99; +373 69 24 51 62 / e-mail: exclusivmedia@mail.ru; zelinskaia_nata@mail.ru
PP Exclusiv Media SRL © Аргументы и факты в Молдове; e-mail: info@aif.md