Язык здравого смысла

Язык здравого смысла

О том, почему мы не всегда понимаем друг друга

Молдова пестрит колоритом национальностей и этносов. Мы должны этим гордиться, потому что на протяжении столетий легко общались, строились, развивались, создавали семьи по любви, а не по паспорту, и в этих семьях рождались гениальные дети.

О том, почему для того чтобы и далее быть вместе, нам понадобились специальные законы, рассказывает экс-депутат, эксперт в области прав человека и межэтнических отношений Михаил Сидоров.

Справка
По данным переписи населения 2014 года, национальные меньшинства Молдовы, не учитывая Приднестровья, составляют более четверти жителей республики. К наиболее крупным этническим группам относятся украинцы, русские, гагаузы, болгары, евреи. Русские и украинцы составляют две трети населения Приднестровья.

Семь лет ожидания

– В прошлом году Закону «О правах лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам, и правовом статусе их организаций» исполнилось 20 лет. Вы были одним из его авторов. Как долго документ находился на рассмотрении?

– Первый проект закона был подготовлен ещё Президиумом Верховного Совета МССР и представлен депутатам в апреле 1990 года, но на обсуждение на пленарном заседании не вносился. Это был период серьёзного обострения социально-политической ситуации в стране, в том числе на межэтнической почве. В течение 1991–1992 годов Комиссией по правам человека и национальным отношениям разрабатывалось несколько законопроектов по данной проблематике, однако парламентом они не рассматривались. Новый проект поступил в законодательный орган в 1994 году. В 1996-м Молдова ратифицировала очень важный международный документ – рамочную Конвенцию о защите национальных меньшинств. Возможно, этот факт способствовал тому, что в 1997 году в первом чтении закон был всё-таки утверждён. Однако парламент XIV созыва (1998 – 2000 годы) к его обсуждению даже не приступал. Во втором чтении данный закон был принят лишь 19 июля 2001 года. Таким образом этот актуальный нормативный акт находился на рассмотрении парламента на протяжении семи лет.

– Как оценили закон международные эксперты?

– Перед его утверждением был получен положительный отзыв Верховного комиссара ОБСЕ по делам национальных меньшинств. Консультативный комитет Совета Европы по рамочной Конвенции о защите национальных меньшинств также его одобрил и констатировал, что в целом правовая база соответствует основным международным стандартам.

– Принятие закона и его исполнение иногда разнятся…

– Да, европейские эксперты обратили внимание на то обстоятельство, что соблюдение законов на практике остаётся главной проблемой в Молдове, и документы, касающиеся прав этнических меньшинств, не являются исключением.

В Молдове до сих пор не созданы соответствующие условия для формирования единой гражданской идентичности. В результате этой неопределённости этнические и языковые особенности накладываются на более широкую поляризацию Восток – Запад.

Трансформация прав

 – В законе изложены основные права национальных меньшинств. В чём их суть?

– Прежде всего любой человек, принадлежащий к национальному меньшинству, имеет право свободно выбирать считаться ему таковым или нет. Этот выбор не должен ставить его в невыгодное положение. Государство гарантирует право на равенство перед законом и на равную защиту со стороны закона, а также запрещает любую дискриминацию по признаку принадлежности к национальному меньшинству. Гарантируется получение дошкольного воспитания и всех уровней образования на молдавском и русском языках и создание условий для реализации их прав на воспитание и обучение на родном языке (украинском, гагаузском, болгарском, иврите, идише и др.). Национальные меньшинства имеют право беспрепятственно пользоваться родным языком в устной и письменной формах, иметь доступ к информации на этом языке. Они имеют право обращаться в публичные учреждения в устной и письменной форме на молдавском или русском языке и получать ответ на языке обращения и т. д. Но претворение в жизнь данного закона было затруднено сразу же после вступления его в силу.

– Что-то изменилось?

– Лучше не стало. В последнее десятилетие молдавское законодательство в области защиты прав национальных меньшинств претерпело ряд изменений, вызвавших обеспокоенность в обществе и повлекших серьёзные ущемления законных интересов русскоязычного населения республики. Произошла очевидная трансформация государственной языковой политики, характеризующаяся стремлением сократить использование молдавско-русского двуязычия и установить монополию румынского языка.

– В том числе нас лишили отчества в официальных документах…

– Это произошло в 2012 году. Правительство мотивировало необходимость подобного изменения, чтобы избежать дублирования записей в документе. Как известно, более 17 лет (с 1996 по 2013 год) удостоверение заполнялось на молдавском, русском и английском языках. По желанию лица, принадлежащего к национальному меньшинству, при записи на русском указывалось его отчество в соответствии с нормами родного языка. Мы считаем, что исключение отчества из удостоверения личности является вмешательством в частную жизнь человека, нарушающим положения в том числе и Рамочной конвенции.

 

Зияющая ниша

– Русский язык постепенно исчезает и из системы образования…

– По факту это так. Новый Кодекс об образовании, принятый в 2014 году, гласит, что учебный процесс в республике осуществляется на румынском языке и – в пределах возможностей системы образования – на одном из языков международного общения или на языках национальных меньшинств. Русский в качестве языка обучения даже не упоминается, и ему отводится роль языка одного из этнических меньшинств. В 2018 году Конституционный суд (КС), рассмотрев обращение группы депутатов парламента, оспаривающих использование русского в качестве языка межнационального общения, признал закон 1989 года «О функционировании языков на территории Молдавской ССР» устаревшим, бесполезным и утратившим силу.

– А что с новым законом 2020 года о функционировании языков?

– В 2021 году Конституционный суд признал его неконституционным, указав, что приоритет русского, который является языком одного из национальных меньшинств, ставит его на один уровень с государственным и ущемляет языки других этнических сообществ, проживающих в республике. Такая позиция неминуемо приведёт к дальнейшему обострению напряжённости в молдавском обществе, подрывает меры доверия между Кишинёвом и Тирасполем, препятствует сближению берегов Днестра как первоочередного условия достижения прогресса в приднестровском урегулировании.

– Но взамен закона о функционировании языков ничего нового не придумали. То есть в законодательстве образовался пробел?

– После того как КС признал закон неконституционным, правительство в течение трёх месяцев должно было представить парламенту новый проект утратившего силу документа – правовое поле не должно оставаться без нормативного акта, регулирующего сферу использования языков. Но этого не произошло. Так что действительно в законодательстве образовалась дыра.

 

На правах миротворца

– Во многих благополучных странах официальными могут считаться два-три и более языков. Почему в РМ всё так сложно?

– Для примера можно взять благополучную Швейцарию – там четыре официальных языка, и всех всё устраивает. Молдова же показывает пример построения монолингвистического государства на базе многоязычной страны.

– Что говорит ЕС о законе о правах лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам, спустя 20 лет со дня его принятия?

– Европейские эксперты неоднократно указывали, что представители этнических меньшинств не вовлечены в исполнительные органы высшего уровня, включая правительство, суды и правоохранительные структуры. По их мнению, преподавание государственного языка национальным меньшинствам остаётся неудовлетворительным и ограничивает возможности молодёжи активно включаться в общественную жизнь. Тревогу у них вызывает тот факт, что лингвистические разногласия используются в целях разделения молдавского общества, в политических дискуссиях наблюдаются случаи проявления нетерпимости на почве языковой принадлежности. Но в последнее время власть прислушивается к рекомендациям ЕС только тогда, когда ей удобно.

– В итоге получается, что в немалой степени языковая принадлежность влияет и на геополитические взгляды граждан?

– Эксперты отмечают, что в Молдове до сих пор не созданы соответствующие условия для формирования единой гражданской идентичности. В результате этой неопределённости этнические и языковые особенности накладываются на более широкую поляризацию Восток – Запад, в результате чего русскоязычные жители рассматриваются как стремящиеся к более тесным связям с Россией, в то время как носители государственного языка считаются поддерживающими проевропейскую повестку дня и даже возможное объединение с Румынией. По мнению большинства населения, строгое следование законодательству позволяет сохранить межэтнический мир в Молдове.

Наталья Устюгова

 

Facebook Комментарии
Share Button

Комментарии (1)

  1. Интересно рассмотреть сразу весь букет, а не цветочки порознь: сначала Путин заявляет, что “Россия – там, где говорят по-русски”, прихохатывая каламбурит: “Граница России нигде не заканчивается”, требует придания в других государствах русскому языку статуса государственного, а потом ему чешется “защищать” и “освобождать” говорящих там по-русски, которых якобы прищемили.

    И после всего высказываются “непонятки”: а почему это русский язык “вдруг” оказывается не в приоритете? – А вот именно потому и оказывается: чтобы Россия оставалась в России и не вылезала из своих границ, которые всё-таки существуют. Так что “в очередь, граждане, в очередь!” с русским языком: на общих основаниях.

    0
Адрес редакции: Кишинев, ул. Дософтей, 122, офис 4. Тел. 022 85-60-88;
Рекламный отдел: +373 22 85 60 99; +373 69 24 51 62 / e-mail: exclusivmedia@mail.ru; zelinskaia_nata@mail.ru
PP Exclusiv Media SRL © Аргументы и факты в Молдове; e-mail: info@aif.md