Из скорой помощи – к мольберту

Из скорой помощи – к мольберту

Серджиу Цопа – о разностороннем развитии, технике рисования и коммерческой жилке

Не так давно парамедика Серджиу Цопу наградили серебряным значком Ştefan cel Mare şi Sfînt. Дежурства, одно не похожее на другое, в скорой помощи – это дни, когда готовность принимать решения черпает силы в острой грусти у чужой беды, а на финише одно и то же – дикая усталость. Но немного сна – и во власть вступает другая жизнь. В ней всегда есть место озарению и вдохновению.

Что интересно, есть ли на картине художника конкретный персонаж или нет, в ней всегда полно символов – этаких зашифрованных смыслов, часто с глубоким социальным подтекстом. А уж кто как расшифровал их – не его, художника, дело. Каждый имеет право на собственную трактовку, говорит Серджиу.

ДОСЬЕ
Серджиу Цопа окончил Национальный колледж медицины и фармацевтики, Международный институт менеджмента. Работает парамедиком в Национальном центре скорой медицинской помощи (БСМП). Учредитель проекта в Flamingo Art House. Организовал две персональные художественные выставки в Лондоне.

Личность стиля

– Серджиу, как вышло, что человек с явным талантом художника оказался в медучилище?

– Разностороннее развитие – это моя позиция и моё преимущество и должно лежать в основе личности художника. Благодаря знаниям и образованию (я окончил не только медицинский колледж, но и университет по специальности «Международные отношения в менеджменте», а также получил степень шеф-повара в области общепита) я черпаю вдохновение в более глубоком колодце. А рисую я с детства. Увлекался комиксами и карикатурами, рисовал собственные комиксы. Очень привлекал графический рисунок. Став старше, понял, что это не просто увлечение, – и занялся этим серьёзно.

– В одном из интервью вы сказали, что придумали свой стиль, в котором намешаны сюрреализм, кубизм, нуар, что-то ещё. Это вы однажды решили, что станете писать в этой эклектике стилей, или кто-то из критиков дал определение?

– Я пробовал себя в разных техниках, и на протяжении достаточно короткого времени мой стиль начал обретать форму, становился особенным. Он, как мой ребёнок, – индивидуальный, дерзкий, загадочный и очень глубокий. Со временем, как и все дети, он меняется, отшлифовывается. А так как я перфекционист, одновременно с моим личностным ростом развивалась и моя техника рисования.

Я глубже понимаю сущность персонажа, если это портрет или картина с каким-то социальным сюжетом – у меня есть больше инструментов и идей для её реализации.

Дар материализации

– В ваших работах множество символов. Вы предпочитаете, чтобы люди сами доходили до сути. Не боитесь, что вдруг я не то пойму?

– Пожалуй, здесь стоит обратиться к моей медицинской деятельности. Будучи в любой другой профессии или занимаясь только художеством, я бы никогда, наверное, не познал человека в таком множестве ипостасей. Познать человека во всём калейдоскопе эмоций и переживаний (страх, паника, боль, растерянность, беспомощность, благодарность, осознание ценности момента, сострадание и прочее) – это бесценный опыт и труд. Всё это я пропускаю сквозь себя, как через фильтр. Большое счастье, что во мне есть дар материализации и превращения этого опыта в картины. Я глубже понимаю сущность персонажа, если это портрет или картина с каким-то социальным сюжетом, у меня есть больше инструментов и идей для её реализации. И это очень интересно, если вы поймёте что-то своё. Каждый видит мир через свои очки.

– Вы пишете портреты известных людей и дарите им эти картины. Это такие удочки на будущее – стать своим среди знаковых персонажей со всеми вытекающими последствиями – или тут другие причины? Они вам только из-за своей известности интересны или это какие-то особенные должны быть люди?

– Я смотрю на человека не как на финальный продукт, не как на знаменитость, а как на личность с индивидуальной историей роста, достижением целей, падениями, провалами, мотивацией и внутренней силой. Энергетика всего этого опыта, собранного в каждом из них, вдохновляет меня на портреты, которые я дарю от своего имени или от имени других людей. Также я рисую портреты менее знаменитых персонажей, но не менее достойных и интересных.

– Расскажите о выставке в Лондоне: что это было, когда и так далее. Где ещё она могла бы быть и почему не проходила в Кишинёве или проходила?

– Первая выставка проходила в одном культовом заведении Кишинёва. Тогда абсолютно без какого-либо опыта, но исполненный уверенности, что всё получится, я доверил её организацию своему знакомому. И конечно же это было фиаско. Но горечь провала была для меня поучительной. Я сделал главный вывод на тот момент: заниматься продвижением своей деятельности я должен сам. Уверен, у меня ещё будут выставки в Кишинёве, но сейчас проходит уже вторая моя выставка в Лондоне. К сожалению, из-за ситуации с коронавирусом в мире пришлось всё приостановить, но со временем, когда всё вернётся в нормальное русло, посетители смогут увидеть там мои работы. В них я акцентирую внимание на социальных проблемах современного общества. Также среди выставленных работ есть и персонализированные портреты. Надеюсь, что Энтони Хопкинс сможет посетить выставку и оценить портрет, посвящённый его необычайной личности.

Коммерсант в художнике

– А что говорят критики? Только честно. Или они ещё с вами не знакомы? Боитесь ли вы их?

– По поводу выставки в Лондоне я имел честь услышать мнение арт-критика газеты The Guardian, который отметил оригинальный стиль моих работ и дерзкий подход к тематике каждой из картин. В остальном я пока ещё не знаком с ними, так как нахожусь в начале деятельности. Но в целом я за конструктивную критику и считаю, что она может быть мотивацией стремления к идеалу.

– Вы умеете себя продавать? Приведу пример. Никас Сафронов, чьё творчество, мягко говоря, спорно, тем не менее о нём знают, а о ком-то, безусловно талантливом, возможно, никогда не узнают.

– Да, умею. И это благодаря ряду обстоятельств. В первую очередь предпринимательская жилка во мне играет ещё на генетическом уровне – я с детства получил хорошее финансовое воспитание в семье. Также, помимо диплома вуза в этом направлении, я могу похвастаться тем, что имел честь и везение в 2012 году посещать курсы маркетинга при посольстве Израиля в Кишинёве. Там я раскрыл и отшлифовал в себе много хороших и нужных качеств.

 

Совет от Розенбаума

– Какое место в вашей жизни занимает основная работа? Я не о количестве часов, проведённых согласно трудовому договору, а про душу.

– Проценты эмоциональной вовлечённости распределены поровну. Мне как-то посчастливилось беседовать за чашечкой кофе в уютном кишинёвском ресторанчике с Александром Розенбаумом в том числе и на эту тему. Я спросил его, когда нужно закрыть за собой дверь в медицину и шагнуть с головой в искусство. Будучи очень опытным в этом тонком и непростом решении (многие знают, что он сам работал в Скорой помощи, когда был начинающим певцом), он ответил: «Ты сам почувствуешь этот момент и не будешь сомневаться ни секунды».

– Расскажите о самой тяжёлой смене в вашей жизни.

– Эту случилось накануне Нового года. Было очень много вызовов, и каждый тяжёлый по-своему. И вот мы приехали по адресу. На улице нас встретила девушка, растерянная и подавленная. Мы вошли в комнату больного. Его прижимала к груди жена, которая никак не хотела принимать его смерть, хотя, к сожалению, давно уже понимала, что это скоро случится. Он был болен раком лёгких в терминальной стадии. Мы принялись делать всё необходимое по протоколу, но в этой суете я на мгновение обратил внимание на девушку, встретившую нас. Она стояла у двери, сжимая в руках так и не подаренный папе подарок к Новому году, и шептала: «Почему именно сегодня? Он так и не увидел моего подарка…» Быстротечность жизни и невозвратимость мгновений, из которых состоит эта самая жизнь, я почувствовал в тот момент как пощёчину и ледяной душ одновременно.

 

Конвертирование энергии

– Чего хотите – славы, денег, ещё каких-либо форм признания?

– Я считаю, что деньги – всего лишь инструмент для реализации новых идей и воплощения в реальность многих желаний.

– Тогда, значит, вы хотите славы? Думаю, вы, как человек прямой, легко сможете ответить честно.

– Я не говорил, что не хочу денег. Но они – не конечная цель. Не финальный результат. Это не простая схема: нарисовал картину – получил деньги. Это сложный, комплексный процесс конвертирования энергии. Я вкладываю всего себя в своё творчество. Этот труд конвертируется в образы, в картину. У неё есть материальная ценность. Полученные деньги я могу вложить в развитие, в организацию выставки, в материалы для новых работ, в путешествия, в развитие персонального бренда. Вследствие всего этого приходит слава. Смысл в том, чтобы энергия циркулировала и перевоплощалась, а не в получении просто денег или славы.

Инна Желтова

Facebook Комментарии
Share Button

Оставьте комментарий

Адрес редакции: Кишинев, ул. Дософтей, 122, офис 4. Тел. 022 85-60-88;
Рекламный отдел: +373 22 85 60 99; +373 69 24 51 62 / e-mail: exclusivmedia@mail.ru; zelinskaia_nata@mail.ru
PP Exclusiv Media SRL © Аргументы и факты в Молдове; e-mail: info@aif.md