Интеграция в четыре стены

Интеграция в четыре стены

О том, как чувствуют себя в обществе люди с особыми потребностями

По оценке ВОЗ, более 1 млрд  людей имеют какую-либо форму инвалидности – это примерно 15% жителей планеты. По данным Национального бюро статистики, в 2018 году в Молдове люди с ограниченными возможностями составляли всего 6,6% от общей численности населения. По сравнению со всем миром как-то очень здорово мы живём…

 

Вне интересов государства

Как утверждают зарубежные эксперты, в странах, где не привыкли скрывать или занижать подобные данные, число людей с ограниченными возможностями гораздо выше. К примеру, в США их 19%. Но в нашем случае дело, скорее всего, не в сокрытии данных, а в том, что инвалидность в Молдове получить очень не просто. Кроме того, у нас высок процент не выявленных заболеваний, в том числе и у детей. В частности это касается редких болезней.

Сегодня в Молдове около 1200 маленьких граждан страдают разными формами генетических отклонений. На самом деле их больше, потому что некоторые болезни очень сложно диагностировать. Всё, что связано с генетикой, не всегда определялось в Молдове, и раньше родители, у которых была возможность, возили своих детей за границу, где им и устанавливали диагнозы редких заболеваний.

Исполнительный директор общественной ассоциации «Дети дождя» Дойна Лосецки именно за рубежом узнала, что у её дочери синдром Ретта. Но в Молдове медицинская наука тоже движется вперёд, выявлять этот и некоторые другие недуги сейчас могут и у нас. Детям с редкими болезнями, как правило, дают I группу инвалидности. Вопрос в другом: специалисты из консилиумов врачебной экспертизы жизнеспособности должны подтверждать диагноз каждые два года. Спрашивается, зачем?

– 95% редких заболеваний неизлечимы. Волшебной таблетки просто не существует, однако есть вариант поддерживающей терапии, которая очень редко компенсируется государством, – уточняет Дойна Лосецки. – У нас есть мальчик с синдромом Драве, его лечение дорогущее. Мама ребёнка добилась, чтобы раз в год ей компенсировали стоимость лекарств, которые невозможно купить в Молдове. Государству неинтересно регистрировать медицинские препараты из-за единичных случаев заболевания. Впрочем, сам случай поддержки тоже можно отнести к единичным. Дети с редкими болезнями никому, кроме родителей, не нужны.

Но что бы ни говорили, в обычной школе незрячий ребёнок не сможет получить необходимые знания. А ведь раньше у нас ежегодно в вузы поступали около 70 слабовидящих. Мы идём к тому, что будем иметь нереабилитированное и неинтегрированное поколение незрячих, живущих в четырёх стенах.  О какой социальной адаптации может идти речь? 

Глухой номер

В Молдове насчитывается свыше 5 тыс. человек с разной степенью нарушения слуха, более половины из них состоит в Обществе глухих РМ. Группу инвалидности они оформляют согласно общим правилам – по решению врачебной комиссии. Получившим группу после совершеннолетия, пенсия оформляется с учётом рабочего стажа. Если такового не было или его не хватает, назначается скромное социальное пособие. Хотя тугоухость в обществе и не принято считать сложным недугом, устроиться на работу таким людям очень не просто.

– До 2005 года в Молдове насчитывалось шесть специализированных школ для слабослышащих детей, в том числе две на левом берегу Днестра. В 2020 году четыре школы объединили в две, закрыв Кагульскую и Гырбовецкую. Сейчас работают только специализированный детский сад, школа и ремесленное училище в Кишинёве, а также специализированная школа в Тирасполе, – уточняет председатель Ассоциации глухих РМ Руслан Лопатюк. – Но после окончания учебного заведения им идти практически некуда. В училище – ограниченный спектр рабочих специальностей. Люди с проблемами слуха редко устраиваются в госструктуры или в частные фирмы в том числе и потому, что возникают сложности их общения с работодателями. Так что обычно им предоставляют неквалифицированную и низкооплачиваемую работу.

Лет 10 назад многие страны на государственном уровне признали язык глухонемых языком меньшинства. В Молдове такое решение было принято в 2012 году. Обществом глухих РМ был выпущен словарь жестов, используемых на территории Молдовы, включающий более 2 тыс. символов, разработаны новые учебные пособия. Только учиться негде, да к тому же в нашей стране катастрофически не хватает сурдопереводчиков.

 

Асоциальная адаптация

В ещё более сложной ситуации оказались люди с проблемами зрения. Как пояснил главный специалист центрального управления по вопросам реабилитации, деятельности территориальных первичных организаций, культуры, спорта и масс-медиа Общества слепых Молдовы Николай Чобану, по данным на 1991 год, когда работали все предприятия общества, из 7,5 тыс. незрячих 3864 были трудоустроены. Сегодня из 6,5 тыс. человек, состоящих на учёте в организации, работа есть лишь у 130. Гораздо реже, чем раньше, слепые и слабовидящие находят работу в других местах. Сейчас таких около 180 человек, а людей с данным недугом в республике более 15 тысяч.

– Сегодня незрячие и слабовидящие молодые люди, вступающие во взрослую жизнь, практически не имеют возможности найти работу, и эта проблема усугубляется, – поясняет Николай Чобану. – Мы переживаем самые худшие времена, касающиеся образования. В этом году в Бельцах фактически закрыта единственная специализированная школа-интернат для слабовидящих и слепых детей. Случилось это потому, что с 2012 года, согласно негласной инструкции, все психолого-медико-педагогические комиссии, которые дают направления в специализированные школы, отказывали родителям, убеждая их в том, чтобы они под видом социальной интеграции отдавали детей в обычные учебные заведения. В итоге спецшкола закрылась, а дети лишились полноценного гимназического образования. Но что бы ни говорили, в обычной школе незрячий ребёнок не сможет получить необходимых знаний. А ведь раньше у нас ежегодно в вузы поступали около 70 слабовидящих. Мы идём к тому, что будем иметь нереабилитированное и неинтегрированное поколение незрячих, живущих в четырёх стенах. О какой социальной адаптации может идти речь?

3 декабря во всём мире отмечается Международный день инвалидов. К этой дате будут приурочены различные мероприятия, розданы подарки и гуманитарная помощь. Но этим людям не нужна наша жалость, им необходимо понимание. Они хотят быть полноправными членами нашего общества с правом на образование, на охрану здоровья, на работу и просто на достойную жизнь. И не следует забывать, что каждый из здоровых в одночасье может оказаться в их рядах.

 

Мнение Сувейкэ

Особый уход

Все общественные организации, защищающие права инвалидов, независимо от того, когда они были созданы, не конкурируют между собой, напротив – дополняют друг друга. Чем их больше, тем лучше людям с особыми потребностями. Недавно я ездила в Норвегию и была поражена тем, как там относятся к людям с ограниченными возможностями. Дело не только в достойных социальных пособиях, но и в том, что им дают возможность реализовать себя. Я заходила в кафе, где работают исключительно люди с ограниченными возможностями. Оно идеально со всех точек зрения, и там всегда много посетителей. Это только один из многочисленных примеров социальной адаптации. Нечто подобное можно создавать и в Молдове, особенно для молодых людей. Однако для начала им нужно предоставить качественные образовательные услуги, в данном случае – в специализированных учреждениях. Многим детям с особыми потребностями необходимы не только особые условия для учёбы, но и уход.

Вместе с тем взрослым людям на самом деле не всегда много надо: кому-то важно внимание, кому-то необходима инвалидная коляска или дрова, всем нужны лекарства. А инвалид из Калараша неожиданно попросил козу, чтобы в семье всегда было своё молоко. И мы смогли исполнить его желание. Но у нас есть очень большая группа людей, нуждающихся в паллиативной помощи, в частности это касается одиноких лежачих больных. Необходимо, чтобы государство создавало для них паллиативные центры, где за ними был бы не только уход, но и оказывалась духовная поддержка. В 2009 году, когда я работала руководителем муниципального управления здравоохранения, в Кишинёве хотели закрыть 4-ю больницу. Мне удалось её отстоять, и позже по моей инициативе там была открыта первая в столице паллиативная больница с отделениями гериатрии. К сожалению, там очень мало мест. Кроме того, страховая компания оплачивает пребывание пациентов в течение 30 дней. Дальше заботу о больном должны возложить на себя родственники, у которых, как правило, нет навыков ухода за сложными случаями, к тому же им самим необходима психологическая поддержка. Но мне показалось хорошим знаком, что в нашем медицинском университете второй год преподают паллиативный уход, а ректор Эмиль Чебан ратует за создание на базе вуза паллиативного центра. Пусть всё получится.

Луминица Сувейкэ,
доцент кафедры семейной медицины ГУМФ им. Н. Тестемицану,
эксперт в здравоохранении,
член совета директоров благотворительной ассоциации «Мотивация»

 

Наталья Устюгова

Facebook Комментарии
Share Button

Оставьте комментарий

Адрес редакции: Кишинев, ул. Дософтей, 122, офис 4. Тел. 022 85-60-88;
Рекламный отдел: +373 22 85 60 99; +373 69 24 51 62 / e-mail: exclusivmedia@mail.ru; zelinskaia_nata@mail.ru
PP Exclusiv Media SRL © Аргументы и факты в Молдове; e-mail: info@aif.md