Женщина всех времён

Женщина всех времён

За ней ухаживали Фёдор Шаляпин, Александр Вертинский и Сергей Прокофьев. А Владимир Маяковский, встретивший её в Париже в 1928 году, был по-настоящему влюблён и собирался жениться.

В своих мемуарах Эльза Триоле напишет, что познакомила Маяковского с красивой девушкой для того, чтобы он не скучал в Париже. Но настоящих причин могло быть две. Лиля Брик могла узнать (через ту же сестру Эльзу) о состоявшейся встрече поэта с его американской дочерью и её матерью Элли Джонс и опасаться эмиграции Маяковского в США.

[pullquote]РУССКИЕ СВЯЗИ
Татьяна Яковлева-Либерман была лучшей подругой Валентины Саниной, музы Вертинского. Была близка с леди Абди, урожденной Ией Ге, племянницей художника Ге, музой Алексея Толстого, который вывел её в образе героини романа «Аэлита». Одним словом, подруг она выбирала себе под стать. Она дружила с Иосифом Бродским, Александром Годуновым, Михаилом Барышниковым, Натальей Макаровой. Охотно принимала у себя «культурных» беглецов из СССР.[/pullquote]

Хорошее материальное положение Лили и звёздный статус музы великого поэта в этом случае потерпели бы в СССР полный крах. Чтобы избежать этой гипотетической ситуации, она могла попросить сестру найти Маяковскому женщину, способную «перебить момент». Но и сама Эльза, которая в то время жила в бедности, была заинтересована в задержке Маяковского: в Париже она широко пользовалась его кошельком. Именно этим можно объяснить поспешность, с которой выбрано место (приёмная врача), хотя встречу можно было устроить в любой из последующих дней в любом парижском кафе.

МУЗА МАЯКОВСКОГО

Надежда Эльзы на лёгкий флирт не оправдалась: Маяковский влюбился в Татьяну Яковлеву с первого взгляда. Татьяна так вспоминала первую встречу: «Войдя к нему (Сержу Симону) в гостиную, я увидела хозяина, Эльзу Триоле и высокого, большого господина, одетого с исключительной элегантностью в добротный костюм, хорошие ботинки и с несколько скучающим видом сидящего в кресле. При моём появлении он сразу устремил на меня внимательные серьёзные глаза. Его короткий бобрик и крупные черты красивого лица я узнала сразу – это был Маяковский».

[pullquote]Таких женщин в истории немного. Они как солнечный ветер проносятся по судьбам мужчин.[/pullquote]

Татьяна сильно кашляла, но страдавшего вечной фобией подцепить простуду Маяковского это не остановило – он вызвался проводить её домой. В холодном такси снял с себя пальто и укрыл ей ноги. «С этого момента я почувствовала к себе такую нежность и бережность, не ответить на которую было невозможно…», – вспоминала Татьяна.

После этого Маяковский и Татьяна стали встречаться ежедневно. Лиле он перестал писать и лишь две недели спустя отправил телеграмму, в которой сообщил о покупке автомобиля «Рено». О том, что цвет автомобиля ему помогала выбирать Татьяна, сообщать не стал.

Часто видевший их в это время парижский знакомый вспоминал: «Это была замечательная пара. Маяковский очень красивый, большой. Таня тоже красавица – высокая, стройная, под стать ему. Маяковский производил впечатление тихого, влюблённого. Она восхищалась и явно любовалась им, гордилась его талантом».

РОКОВАЯ ИНТРИГА

Финал этой истории известен: Маяковский влюбился в Татьяну и настойчиво принялся уговаривать её выйти за него замуж. Чуть ли не сам думал перебраться в Париж. В итоге ему было отказано в выезде за границу. Одна из подруг Маяковского Наталья Брюханенко вспоминала: «В январе 1929 года Маяковский сказал, что влюблен и застрелится, если не сможет вскоре увидеть эту женщину». Но «эту женщину» он не увидел. А в апреле 1930 года нажал на курок. Есть ли какая-нибудь связь между этими событиями, не скажет никто. Развязка случилась весной. А ещё в октябре 1929 года Лиля в присутствии Маяковского вслух прочитала в письме сестры Эльзы строчки о том, что Татьяна собирается замуж за виконта дю Плесси. Хотя на самом деле речь о свадьбе зайдёт лишь месяц спустя! Яковлева до последнего дня не забудет Брик случая с письмом. И с горькой иронией однажды признается, что даже благодарна ей за это. В противном случае вернулась бы в СССР и сгинула в мясорубке 37-го года.

ДЕВУШКА РЕКЛАМЫ… ИЗ ПЕНЗЫ

Выехать в Париж Татьяне удалось в 1925 году благодаря своему дяде, популярному во Франции художнику Александру Яковлеву. Выпускник императорской Академии художеств, Яковлев за год до приезда Татьяны был удостоен ордена Почётного легиона. Первые месяцы 19-летняя девушка провела на юге Франции, где лечилась от туберкулёза, заработанного в послереволюционные годы в Пензе. А затем вернулась в Париж и поступила в школу моды. Татьяна попробовала свои силы в моделировании шляпок и преуспела: афиши с красивой, рекламирующей товары Яковлевой, развешаны по всему городу… Дядя ввел её в мир светского Парижа.

[pullquote]110 лет исполнится 7 апреля со дня рождения Татьяны Яковлевой.[/pullquote]

На её глазах разворачивается роман Коко Шанель с великим князем Дмитрием Павловичем, она играет на рояле с Сергеем Прокофьевым, знакомится с Жаном Кокто, которого через несколько лет спасёт от тюрьмы. Кокто, поселившегося в одном гостиничном номере с Жаном Маре, арестует полиция нравов. И Яковлева примчится в полицейский участок Тулона заявлять, что её любовника Кокто арестовали по ошибке. И драматурга немедленно освободят. Общаясь с самыми выдающимися представителями русской культуры – за ней ухаживает Федор Шаляпин, свои рисунки дарят Михаил Ларионов и Наталья Гончарова, и встречу с Маяковским Татьяна восприняла как нечто органичное. (До наших дней дошли только письма поэта к ней, а вот письма Татьяны, хранившиеся в архиве Маяковского, после его смерти уничтожила Лиля Брик.)

…Брак с виконтом Бертраном дю Плесси стал для Яковлевой, по её словам, «бегством от Володи». Она понимала, что Маяковского больше не выпустят за границу, и хотела нормальной семьи, пусть честно признавалась, что никогда не любила дю Плесси. В 1930 году у них родится дочь Фрэнсин. А еще через год Татьяна застанет в постели мужа другую женщину. На развод не станет подавать, но брак превратится в фикцию.

МГНОВЕННОЕ ПРИТЯЖЕНИЕ

Официально женой Александра Либермана Татьяна станет в 1941 году после гибели дю Плесси – над Ла-Маншем его самолёт был сбит фашистскими зенитчиками. Из рук генерала де Голля Яковлева как вдова героя получит орден. И вместе с Алексом и дочерью Фрэнсин переедет в Соединенные Штаты.

[pullquote]ЛЮБОПЫТНЫЙ ФАКТ
Бабушка со стороны отца Т. Яковлевой – Софья Петровна Кузьмина (?-1939), российский математик.
Дед со стороны матери – Николай Сергеевич Аистов (1853-1916), российский артист балета, режиссёр.
Отец – Алексей Евгеньевич Яковлев, после эмиграции в США Алексис Джексон (1881-1950), российский архитектор.
Дядя – Александр Евгеньевич Яковлев (1887-1938), русский художник.
Тётя – Александра Евгеньевна Яковлева (1889-1979), российская и французская оперная певица, вокальный педагог.
Сестра – Людмила Алексеевна Яковлева (1908-?), французская балерина, актриса, модель.[/pullquote]

Судьба всегда была к ней благосклонна. Недаром в 20-х годах Татьяна писала матери: «Мне на роду написано «сухой из воды выходить». Даже во время оккупации, когда Яковлева организует приют для 123 беспризорных детей, ей удастся получить помощь от самих немцев. Генерал Херинг был поражен красотой Татьяны и… фамилией дю Плесси, которая, по его мнению, указывала на прямое родство с кардиналом Ришелье.

В первые месяцы пребывания в Нью-Йорке дворянская фамилия ещё раз сыграла Татьяне на руку. Ей удалось устроиться дизайнером женских шляп как «графине дю Плесси». Её шляпки носили Марлен Дитрих, Эдит Пиаф, Эсти Лаудер и другие состоятельные женщины. Алекс, бывший в Париже главным редактором модного журнала «Vu», получил предложение от американского журнала «Vogue». В течение последующих 50 лет он будет автором самых выдающихся журнальных обложек. Так, в 1989 году именно ему пришла в голову идея поместить на первой полосе знаменитое фото обнаженной Деми Мур, находившейся на тот момент на восьмом месяце беременности.

КАК МАДАМ РЕКАМЬЕ

Семейство Либерманов было состоятельным и известным. В Нью-Йорке они занимали многоэтажный дом на Лексингтон-авеню и владели роскошным поместьем в Коннектикуте, которое сам Джордж Баланчин называл страной Либерманией. Гостями Либермании становились многие известные русские, приезжавшие в Штаты. Образовалось нечто вроде «салона мадам Рекамье», куда приглашались только избранные.

Яковлева была знаменита своими афоризмами. «Норка – только для футбола, а для леди – только соболя», – как-то сказала она. Имелось в виду, что в норковой шубке можно ходить только на стадион, а в свет выходить – в соболях.

Накануне 85-го дня рождения у Татьяны произошло кровоизлияние в кишечник. Операцию было делать бессмысленно. Через несколько дней Яковлевой не стало. Отпевание прошло в русской церкви, а похороны – в Коннектикуте, где на надгробном камне жены Алекс приказал выгравировать: «Татьяна дю Плесси-Либерман, урожденная Яковлева, 1906-1991».

Подготовила Кира Береговая

Facebook Комментарии
Share Button
Адрес редакции: Кишинев, ул. Дософтей, 122, офис 4. Тел. 022 85-60-88;
Рекламный отдел: +373 22 85 60 99; +373 69 24 51 62 / e-mail: exclusivmedia@mail.ru; zelinskaia_nata@mail.ru
PP Exclusiv Media SRL © Аргументы и факты в Молдове; e-mail: info@aif.md