О трепетном отношении гагаузов к своим корням я знала давно. Но Светлана КАПАНЖИ, председатель общественного объединения Информационно-консультационного центра «Диалог» из Чадыр-Лунги, который работает с теми, кого зовём представителями аграрного сектора, в этом отношении – просто уникум.

В этом убедились все, кто побывал на презентации документального сборника «Гагаузы и болгары Бессарабии в Первой мировой войне 1914-1918 гг.», составленного Светланой, в Российском центре науки и культуры в РМ.

 

Личный интерес

6348 имён участников войны, их вдов и сирот из 48 болгарских и гагаузских сёл Бессарабии вернулись из небытия.

Загадочный народ краеведы! Подобно старателям, они собирают и собирают золотые крупицы памяти о чужой жизни. Оживают судьбы предков, канувших в Лету. Вот и Светлану Капанжи интерес к прошлому собственной семьи вывел к забытой странице истории своего народа. 

– Мой прадед Александр Михов, уроженец села Валя Пержий, погиб в Первую мировую войну, – рассказывает она, – Михаил Капанжи, дед по отцовской линии, в 18 лет попал на Кавказский фронт. В 1917 году состоялся последний призыв новобранцев, и дед в него угодил. А через что прошёл на кровавой бойне Александр Михов, и где он погиб – увы, никто из родственников не знает. И эта неполнота портрета не давала покоя…

В 2013 году, когда стали появляться публикации и телепередачи, посвящённые предстоящему юбилею – 100-летию начала Первой мировой войны, Светлана вернулась к семейной теме. Случайно наткнулась в интернете на объявление фонда «Русский мир» о конкурсе проектов на тему Первой мировой. Экономист наудачу отправила свою заявку. И произошло чудо – из 600 соискателей из разных стран заявка из Чадыр-Лунги заинтересовала организаторов конкурса. Детская мечта Капанжи получила финансовую поддержку.

 

«Шашки – вон, рысью – марш!»

Вместе с Управлением народного образования Гагаузии Светлана организовала среди учащихся конкурс эссе: «Мои земляки – участники Первой мировой войны». Лучшие сочинения стала публиковать местная газета «Знамя». Школьные работы вызвали интерес. В редакцию стали приходить письма с воспоминаниями от взрослых читателей.

Степан Лазарев из Чадыр-Лунги рассказал о судьбе своего деда – Николая Лазарева. В 1917 году Николай получил тяжёлое ранение в бедро, его едва спасли от смерти. Домой он вернулся с Георгиевским крестом 4-й степени. Его друг Павел Ворников, с которым он призывался на фронт, – без наград и ноги. Каждый раз, поднимая рюмку водки, друзья произносили тост, который привезли с войны: «Шашки – вон, рысью – марш!» И пели казачьи песни: «Любушка», «Когда мы были на войне…»

В 1948 году деда, как «врага народа», отправили строить Беломорканал, а его семью сослали в Курганскую область… Храбрый вояка, вопреки всем испытаниям судьбы, прожил больше 90 лет. Оставил многочисленное потомство: трёх сыновей и дочь, внуков и правнуков. Все они гордятся своим предком.

Семён Михайлович Тельпис, дед кишинёвца Юрия Искимжи, до преклонных лет сохранял военную выправку. Семён рано остался без отца. Мать, хотя жили скромно, отдала все средства на учёбу сына в Комратском техническом училище. Способный паренёк после училища поступил в Варшавский политехнический институт. Проучился два курса, и его призвали на военную службу. Тельпис отучился в Одесском военном 2-м юнкерском училище. Летом 1915 года в новеньких офицерских погонах попал на фронт. В районе Дубно и Радзивил (ныне Ровненская область) его тяжело ранило. Офицера объявили погибшим. Мать, получив похоронку, умерла в том же году, оставив маленькую дочь сиротой.

А Семён выжил. После боя его подобрали австрийцы. Подлечили, а потом отправили в лагерь для военнопленных. Весной 1918 года, когда состоялся обмен военнопленными, Семён Тельпис оказался в Москве. Оформил инвалидность III группы и первым делом отправился в Бессарабию за сестрёнкой. А Румыния в то время закрыла границы, и Семён остался в Бессарабии… Женился, вырастил детей, много работал… Умер на 81-м году жизни. После него осталось много картин (он писал маслом) и короткая биография, составленная фронтовиком незадолго до смерти. Лишь тогда дети узнали о боевом пути отца.

 

Лазареты, госпитали, приюты…

Во время Первой мировой войны Русская православная церковь проявила лучшие свои качества. 18 июля 1914 года, в первый день перехода Бессарабской губернии на военное положение, в Кишинёве был создан Духовой комитет под опекой архиепископа кишинёвского Платона. 

Духовный комитет открыл в здании Кишинёвской духовной семинарии Епархиальный военный лазарет. Другого заведения, подобного Бессарабскому приюту-мастерской, не существовало в Российской империи. Только в Кишинёве инвалидов войны учили грамоте и ремеслу. Ещё по предложению архиепископа кишинёвского Платона появился Сиротский приют для детей воинов, погибших на поле брани…

…Кстати, на презентацию книги Капанжи в Российский центр науки и культуры пришла 81-летняя Ксения Евгеньевна Рубашко-Сибова, внучка одного из небогатых, но щедрых дарителей – священника Комратского собора Иоанна Предтечи Андрея Сибова. Он возглавил в своём приходе сбор пожертвований воюющим солдатам. Перечислял огромные по тем временам суммы в пользу увечных воинов и сирот.

 

Нерукотворный памятник

Постепенно тема участия гагаузов и болгар в Первой мировой стала обрастать новыми подробностями. К работе подключился доктор истории Института культурного наследия АНМ Иван Думиника, другие учёные и местная власть Чадыр-Лунги. 

А 11 ноября 2014 года перед началом большой научно-практической конференции «Участие жителей Гагаузии в Первой мировой войне 1914-1918 годов», где присутствовали многие учёные из Кишинёва, в чадыр-лунгском парке Победы состоялось открытие памятника уроженцам гагаузских, болгарских, украинских и других сёл Бессарабской губернии, расположенных на территории современной Гагаузии. А также русским, евреям, немцам и другим жителям Буджака, призванным в Русскую армию в 1914-1918 годах.

 

КОММЕНТАРИЙ

Иван ЗАБУНОВ, председатель Болгарского общества «Възраждане», доктор истории: В Первой мировой войне участвовали 300 тысяч уроженцев Бессарабии. Но это обстоятельство, как и сама тема войны 1914-1918 годов, до сих пор мало интересует историков. При этом во многих семьях бережно хранят старые фотографии и воспоминания о фронтовиках Первой мировой. Стоило краеведу, не имеющей специального образования и научной степени, обратиться к жителям автономии с просьбой поделиться этим сокровищем – и шлюз народной памяти открылся. Сборник издан, а люди продолжают присылать автору материалы о родственниках… 

 

КОММЕНТАРИЙ

Приглашаем в Болгарию!

Георги ЙОВКОВ, советник по культуре и образованию посольства Республики Болгарии в Кишинёве: С работой Светланы Капанжи обязательно познакомим и болгарских любителей истории. Мой друг работает в Военной академии им. Георгия Раковского в Софии. Вместе с ним проведём презентацию сборника, чтобы об открытиях чадыр-лунгского краеведа узнали и в Болгарии.

 

В ТЕМУ

Восстановила доброе имя

Николай Терзи, председатель Координационного совета этнокультурных организаций РМ, доктор права: Небольшое счастье – воевать. Но когда началась Первая мировая война, гагаузы, как и представители других этносов Российской империи, участвовали в мобилизации на общих основаниях. И жители Буджака доблестно воевали на всех фронтах. Во Вторую мировую войну их призывали только в первые месяцы войны. А в 1944 году, после освобождения края от фашистских и румынских войск, гагаузы и болгары оказались в списке национальностей, которым воевать уже не доверяли. Буджакские болгары пострадали из-за того, что их историческая родина поддерживала Германию. А гагаузов почему-то причислили к Турции, союзнице Гитлера. Несправедливое недоверие явилось обвинением целому народу. Мы давно ждали, когда кто-то из историков возьмётся за исследование, которое смоет тёмное пятно с репутации гагаузов. «Неспециалист» Светлана Капанжи с такой миссией справилось. Она восстановила справедливость по отношению к людям, которые были верны воинской присяге, доблестно воевали и погибали на далёкой войне.

 

Подготовила Татьяна СОЛОВЬЁВА

Post to Twitter