Война в головах

Война в головах

О том, кто и зачем спекулирует на кровавых событиях 1992-го в Приднестровье

В эти дни на обоих берегах Днестра вспоминают погибших в бессмысленной братоубийственной мясорубке 27 лет назад. Вроде всё как всегда: траурные шествия, поминальные обеды, памятные мероприятия. У каждого своя правда о тех страшных событиях. Вот только на левом берегу впервые поднимается вопрос, который приднестровцы всё чаще задают вслух: «За что воевали?»

 

Горячая фаза

Лето 1992-го было невыносимо жарким. 19 июня началась так называемая горячая фаза молдо-приднестровского конфликта. Так потом напишут в учебниках. А на самом деле в Бендерах, а затем и на всей протяжённости Днестра шла настоящая война – с обстрелами, разрушениями, пленными, беженцами и жертвами.

– Это самый чёрный, самый ужасный день. Никто не думал, что в, казалось бы, мирное время, когда позади Великая Отечественная война, случится такая трагедия, – отметила в интервью местным СМИ вице-спикер парламента т. н. ПМР Галина Антюфеева.

Погибших хоронили прямо во дворах. Кого не могли опознать, привозили в морги в авторефрижераторах. Часто свои убивали своих. Так произошло ночью 23 июня у стен бендерской крепости, когда приднестровские ополченцы в упор расстреляли колонну гвардейцев, приняв их за подразделение молдавских силовиков. Впрочем, провести грань, кто свой, а кто – чужой, трудно было и тогда, и сейчас. По большому счёту, шла гражданская война. У проживающих на левом берегу – родственники на правом, и наоборот.

Вместе с тем 40 дней и ночей Приднестровье защищалось – боролось за жизнь, за родных и близких, за Родину. Тогда это было очевидным. Кровавую бойню остановил командующий 14-й российской армией Александр Лебедь. Жёстко и решительно. «39% населения Приднестровья – молдаване, 26% – украинцы, 24% – русские. Эти люди всегда жили между собой в мире. Здесь они родились, выросли, здесь могилы их предков. Здесь имеет место геноцид, развёрнутый против собственного народа. Завтра я буду завтракать в Тирасполе, а если упадёт хоть одна пуля в Приднестровье… обедать я буду в Кишинёве, а ужинать в Бухаресте», – заявил генерал.

Долгожданный мир на левом берегу Днестра наступил только после ввода российских миротворцев 29 июля. С тех пор, несмотря на периодические нападки с разных сторон, именно они являются надёжным гарантом стабильности.

Так называемый президент Левобережья Вадим Красносельский, чтобы отвлечь внимание от проблем насущных, собрался подавать иски к Кишинёву о компенсации ущерба от агрессии против народа Приднестровья. Про механизмы, правовые основания и последствия ничего не сообщается.

Родина и не вспомнит

Так называемый приднестровский официоз повествует, что после войны 1992-го на левом берегу Днестра началось «строительство независимого демократического государства». Первым, кто усомнился в этом, был тот самый генерал Лебедь. Он открыто обвинил тогдашнего лидера Приднестровья Игоря Смирнова в торговле оружием, коррупции и в других грехах.

Говорят, что всякую революцию задумывают романтики, осуществляют фанатики, а пользуются её плодами отпетые негодяи. Так произошло и на левом берегу Днестра. Приднестровские СМИ утверждают, что ещё летом 1992-го Смирнов сотоварищи по поддельным паспортам собирался бежать за границу – в Германию. Но после того как Лебедь, по сути, остановил войну, новоявленный лидер Приднестровья остался и принялся строить республику под названием «Шериф». Российского генерала из Приднестровья попросту выжили.

Каждый год в эти дни так называемое руководство Приднестровья произносит пафосные траурные речи о том, что не зря воевали, что отстояли независимость, что дело было правое, что Родина не забудет.

Однако, как оказывается, Родина и не вспоминает. Те, кто действительно воевали в 1992-м, покоятся на кладбищах или влачат жалкое существование. Пенсий и доплат порой не хватает на хлеб насущный. Что уж говорить о том, когда начинают ныть старые раны…

В то жаркое лето им рассказывали, что они воюют за будущее своих детей. Сегодня их дети вынуждены покидать родной дом, чтобы заработать на кусок хлеба, в том числе и в том самом «вражеском», по мнению тираспольских лидеров, Кишинёве. А родина их внуков, которые никогда не вернутся в Приднестровье, – тот же самый Кишинёв и Москва, Брюссель, Осло, Лиссабон… Отвоевав независимость, простые приднестровцы пошли по миру.

 

С иском за пазухой

В последнее время, искусственно создав дефицит хлеба, так называемое руководство Приднестровья в качестве суррогата подсовывает жителям Левобережья зрелища, приправляя всё это воинственной антимолдавской риторикой. Воображаемый «внешний враг» не раз спасал местных правителей. И чем хуже ситуация, тем более интересными становятся отдельные пассажи. Несколько лет подряд Тирасполь жаловался на экономическую блокаду со стороны Кишинёва – с соответствующей информационной кампанией в местных СМИ и многочисленными обращениями в адрес Российской Федерации с просьбой помочь. Кстати, Москва уже слезам не очень верит. Всё это сопровождалось мелкими стычками в зоне безопасности, пресловутыми проблемами румынских школ в Приднестровье и молдавских землепользователей в Дубоссарском районе. В общем, мышиная возня с ритуальными почти заклинаниями о том, что переговорный процесс должен быть продолжен в формате «5+2».

Вот и в очередную годовщину трагических событий 1992-го, так называемый президент Левобережья Вадим Красносельский, чтобы отвлечь внимание от проблем насущных, собрался подавать иски к Кишинёву о компенсации ущерба от агрессии против народа Приднестровья. Про механизмы, правовые основания и последствия ничего не сообщается. Конфликт он назвал территориальным и объяснил его природу как смог: «Живут соседи на одной лестничной площадке. И вот один сосед решил завладеть женщиной своего соседа, убивает его и пытается посягнуть на её честь и достоинство. Соседка дала ему отпор. Прошло 27 лет, и он просит у неё прощения. Она ему отвечает, что прощения просить не надо, пусть выскажется суд. У нас то же самое».

Это всё риторика, так сказать, для народа и для внешней аудитории. Практика свидетельствует об обратном. Сегодняшнее руководство Кишинёва и Тирасполя неплохо ладят между собой. Даже по самым деликатным вопросам. Вернее, ладили до того, как недавно власть в Кишинёве поменялась.

За последние несколько лет на обоих берегах Днестра было создано два олигархических режима, подменивших собой государство. Для них ничего не значит слово «Родина», и им всё равно, что и почему произошло в 1992-м. Как говорится, ничего личного – только бизнес. Ради его сохранения олигархические структуры в Тирасполе и в Кишинёве готовы пойти на всё, в том числе на расправу с теми, кто им мешает.

Так, например, случилось с бывшим руководством Приднестровья: экс-руководителей Таможенного комитета и МВД Юрия Гервазюка и Геннадия Кузьмичёва похитили с участием молдавских силовиков на правом берегу Днестра и передали на растерзание на левый.

«Я по-прежнему считаю, что на обоих берегах Днестра живёт один народ, разделённый нелюдьми по обе стороны границы. Да и власти Приднестровья этого не отрицают. Они не чувствуют себя в разных государствах, когда создают фирмы-прокладки в виде «Энергокапитала», когда снаряжают автобусы для голосования за кандидатов-унионистов в парламент Молдовы или когда требуют наградить орденом премьер-министра Молдовы Павла Филипа, известного своими неоднократными антироссийскими высказываниями и действиями. И когда в ответ на обвинение в том, что через территорию Приднестровья проехал и скрылся государственный преступник Плахотнюк, – гробовая тишина со стороны официальных лиц Тирасполя», – пишет политолог Владимир Букарский в соцсетях.

А народ? Тот самый приднестровский, о котором так пафосно заявляет Красносельский, учиться, лечиться и работать всё чаще ездит в Кишинёв… К «оккупантам»?

 

Надуманный конфликт

Независимость, референдум, суверенитет, признание. Эти слова часто звучат на левом берегу Днестра в эти памятные дни. Местной администрации надо что-то говорить народу, начинающему прозревать и роптать.

«Важно вспомнить и рассказать об их подвиге, что они защищали и что те жертвы были не напрасны. Республика состоялась и живёт уже почти 30 лет. Мы государство со всеми атрибутами, и я убеждён, что каждый защитник ценой своей жизни сделал шаг к признанию нашей государственности», – рассуждает Вадим Красносельский.

Но признавать в Приднестровье, в принципе, уже нечего и некого. Осталась только фирма «Шериф», давно уже признанная, то есть зарегистрированная в компетентных органах Республики Молдова. А конфликт? Никакого конфликта между жителями обоих берегов Днестра на сегодняшний день не существует. Регулировать нечего!

Фёдор Неудобный

Facebook Комментарии
Share Button

Оставьте комментарий

Адрес редакции: Кишинев, ул. Дософтей, 122, офис 4. Тел. 022 85-60-88;
Рекламный отдел: +373 22 85 60 99; +373 69 24 51 62 / e-mail: exclusivmedia@mail.ru; zelinskaia_nata@mail.ru
PP Exclusiv Media SRL © Аргументы и факты в Молдове; e-mail: info@aif.md