Почему моральное прозрение у правящего класса Молдовы вспыхивает только по указке Запада?

Раввин Эндрю Бейкер, представитель действующего председателя ОБСЕ по борьбе с антисемитизмом, выразил удовлетворение тем, как в республике сохраняется память о еврейской трагедии в годы войны. Но мы-то знаем, что это только взгляд гостя…

Удовлетворён представитель ОБСЕ оказался и тем, что молдавский парламент учредил Национальный день памяти жертв Холокоста, принял доклад международной комиссии Эли Визеля. Спикер Андриан Канду обрадовал Европу тем, что «в Кишинёве построят синагогу и еврейский музей». (Кстати, и то и другое в Кишинёве уже давно есть! В отличие от музея истории Холокоста! Стыдно спикеру этого не знать…) А министр просвещения Корина Фусу на встрече с высоким гостем настолько оказалась «открыта» и лояльна западным взглядам, что была готова включить в школьную программу тему «Холокост» и организовать специальные курсы для преподавателей.

 

Игра в поддавки

– Холокост – это часть истории Молдовы, не только часть еврейской истории. Именно поэтому важно изучать то, что происходило в этом регионе,- напоминал на встречах разного уровня Эндрю Бейкер. И все соглашались с гостем. Но разве не об этом не одно десятилетие твердит ряд молдавских историков и политологов, Еврейская община, бывшие узники гетто и нацистских концлагерей? Их голоса потонули в общественном молчании. Зато прозрение у правящего класса Молдовы вспыхнуло сразу, как только Запад указал ему своим перстом на недоработку. Толчок Запада сразу приводит в движение чувства. А точнее – выравнивает стойку: «Есть! Будет исполнено!» Дескать, мы-то хорошие, только давайте нам гранты!

Не сталкиваемся ли мы с явлением, когда Европа диктует нашей стране уже не только политические и экономические правила, а цивилизационные нормы? Похоже, что внешнее управление страной переходит уже на моральные ценности, на управление совестью…

 

Принуждение к памяти

Год назад наша власть, чтобы показать, как она перестраивается, на заседании правительства и парламента одобрила доклад международной комиссии во главе с Эли Визелем, подготовленный в 2004 году. На тот момент Румыния была страной, чьи лидеры долгое время упорно отказывались признать прямую вину и причастность своих сограждан к Холокосту в годы Второй мировой войны. Тем не менее соседняя страна под давлением Запада, когда понадобилось выглядеть цивилизованной, сразу сделала под козырёк и взяла доклад на вооружение. Стали разворачивать программу по «деантонескузации», запрещению постлегионерских группировок, введению в школах учебников по изучению Холокоста, сделали и многое другое. К примеру, в 2006 году в Бухаресте создали Национальный институт по изучению проблем Холокоста имени Эли Визеля. А через три года в центре румынской столицы открылся и мемориал жертвам Холокоста.

Молдавская же власть думала более 10 лет, прежде чем признать(!) доклад комиссии Визеля, который в цивилизованном мире признан давным- давно. Смех, да и только! Но наша политическая элита не видит в этом ничего смешного. Делает вид, что она – бравый молодец, равняющийся на Европу. А западные эксперты делают вид, что «пациент» – не безнадёжен. Пусть медленно, но идёт на поправку.

 

Фальшивое «одобрямс» на крови

Два года назад Молдова назвала 27 января Национальным днём Холокоста. На деле руководство страны на госуровне эту дату не отмечает. Ну разве что посольство США в Молдове организует подходящее мероприятие… То, что приняли решение о праздновании Национального дня Холокоста, конечно, неплохо. Но не всё так просто: в Молдове при выборе даты Национальной памяти пошли на «военную» хитрость – на одну дату… наложили два события.

Во всех странах, где геноцид евреев оставил свой кровавый след, национальные дни памяти – разные. И приурочены они к определённым событиям. У соседей Национальный день Холокоста отмечается 9 октября. В этот день в 1941 году началась депортация евреев Буковины, Бессарабии и Румынии в концлагеря и гетто Транснистрии. В Венгрии такой день отмечается 16 апреля. Тогда в 1944 году евреев страны начали массово переселять в гетто.

Молдавское совмещение легко объяснимо. 27 января (в Международный день Холокоста) можно говорить общо – о трагедиях человечества. А взяв за дату Национальной памяти число, когда начался расстрел обитателей Кишинёвского гетто или начались массовые расстрелы в дубоссарском «Бабьем Яру», где в 11 рвах лежат останки 14 тысяч евреев, пришлось бы говорить не вообще, а очень конкретно. Например, о том, что казни производились румынскими солдатами (для этого были созданы специальные расстрельные бригады) и жандармами, которым был отдан приказ полностью очистить сельскую местность от евреев. Часто в этом участвовали местные энтузиасты, а население приходило поглазеть на казнь. Между прочим, редко очевидцы вспоминают о каких-либо протестах против кровавых расправ.

– Иногда страшно встречаться с собственным прошлым, – считает Алексей ТУЛБУРЕ, историк и известный публицист. – Страшно брать на себя ответственность за то, что случилось когда-то с нацией, к которой ты принадлежишь. Но это неизбежно надо делать. Однако в Молдове этого пока не произошло. 

 

Ни книг, ни музея!

В республике за почти 30 лет независимости не вышло ни одной книги о Холокосте при поддержке государства. Воспоминания узников гетто и концлагерей, изданные крохотными тиражами на деньги спонсоров, тоже не стали достоянием общественности. Они не попали даже во все столичные библиотеки. А про районные – и говорить нечего…

Все памятники и обелиски на местах массовых расстрелов евреев – тоже не от власти. Все памятники, мемориалы и обелиски, появившиеся в республике за последние десятилетия, – заслуга еврейских организаций и частных лиц, жертвовавших на это благое дело. Каждый год на исходе сентября в Дубоссарах вспоминают массовые казни евреев в 1941 году. На траурный митинг приезжают жители из разных уголков Молдовы. И только кишинёвские власти ни разу не смогли доехать – далековато будет! Да, это не Брюссель…. Хотя Дубоссарская трагедия – одна из самых драматичных страниц истории Молдовы.

Обещанное властями открытие в Кишинёве музея Холокоста давно стало притчей во языцех. Точнее, эту тему руководство столицы и страны просто забалтывает или избегает её. Вроде проявляют желание открыть музей. Но готовы выделить здание-развалюху, в которое нужно будет вложить уйму денег. Или Дорин Киртоакэ, глава кишинёвской власти, иезуитски предлагает будущему музею истории Холокоста квартировать под одной крышей… с музеем советской оккупации. Когда Еврейская община отказалась от такого варианта, власти не огорчились. Открыли выставку Moldova sovietica: intre mituri si gulag («Молдова советская: между мифами и Гулагом») в Национальном музее археологии и истории. Правда, тогдашний премьер Владимир Филат в присутствии зарубежных послов, членов правительства и парламента дал слово открыть и музей истории Холокоста. Но не срослось. Теперь спикер парламента Андриан Канду тоже пообещал, но почему-то «еврейский музей»…

Что и говорить, есть обещания, которые давать много раз неудобно и даже неприлично, их просто давно пора выполнять.

 

«Герои» наших либералов

Многим известен древний восточный символ – три обезьяны. Одна из макак старательно закрывает лапами глаза, вторая – уши, а третья – рот: не вижу, не слышу, не скажу. Вот что такое позиция исторической памяти, навязанная либералами жителям страны.

В то время как в республике разваливались без присмотра памятники советским воинам-освободителям, проходили акции с почестями румынским легионерам, которые участвовали в зверствах по истреблению евреев, цыган, коммунистов. Не единожды возникали циничные попытки увековечить имя маршала Антонеску. Особенно отличились представители правящей коалиции в местном совете посёлка Кодру муниципия Кишинёв. Они второпях, нарушив все регламенты, проголосовали за то, чтобы переименовать один из кварталов ул. Гренобля, где якобы был дом, в котором останавливался румынский маршал, в «Виллу Антонеску». Под давлением общественности советники от своего намерения отказались. Да и примар подкачал. Оказалось, на той улице ему нужно было присвоить адрес и почтовый индекс участку, который он собирался незаконно приватизировать.

Ещё пример. Совершенно анекдотически-скандальный. Несколько лет назад, в канун дня памяти жертв Холокоста, Союз писателей Молдовы выдвигал кандидатуру Паула Гомы (автора скандального эссе-поклёпа Săptămâna roşie 28 iunie – 3 iulie sau Basarabia şi Evreii, в котором оправдывается геноцид) на Нобелевскую премию. Эту книжку, переиздававшуюся в Кишинёве и выставлявшуюся у нас на международных книжных салонах, представители Либеральной партии одно время распространяли в школах юга республики. Несмотря на протесты Еврейской общины то в Союзе писателей, то в Академии наук, то в столичной примэрии периодически возникали идеи чествования Паула Гомы на официальном, государственном уровне. 

В почёте у нас и Октавиан Гога. Но не потому, что он – талантливый поэт. Гога – ярый идеолог румынского фашизма, воинствующий антисемит предвоенного периода. На столичной Аллее классиков литературы ему установлен бюст, а бывшая улица Иринопольская, неподалёку от которой находилось Кишинёвского гетто, носит его имя. Жителей столицы, возмущённых переименованием, обвинили в плохом знании румынской литературы, невежливости и нетолерантности. Такая в Молдове толерантность – кривая на один глаз…

 

Большая игра

На самом деле все эти попытки заретушировать прошлое, но  выпятить определённые фигуры – не что иное, как стремление местных унионистов обелить преступления румынских фашистов на территории Бессарабии. Это косвенный след попытки настоять на объединении не только территорий, но слить истории двух стран – Молдавии и Румынии. Для чего? Для того чтобы морально обеспечить карт-бланш этой идеи, нужно было одно зачеркнуть, а другое выпятить. Выпятить репрессии советской власти, массовые депортации советских граждан в Сибирь и Казахстан. И прикрыть на государственном уровне огромную кровавую страницу геноцида бессарабских евреев. Но высылки в Сибирь геноцидом считать не приходится, они проводились не по национальному признаку. Большинство сосланных выжили и даже вернулись домой, были реабилитированы. Количество уничтоженных, замученных румынскими фашистами бессарабских евреев с этими фактами и цифрами просто несравнимо.

После перестройки выросли уже два поколения, которые не имеют представления об истинной истории нашего края. С лёгкой руки историков-унионистов и либералов они выучили, что русские тут всё угробили. Потому что все последние годы государственный пафос в любом контексте шёл исключительно против России. Касалось ли это Великой Отечественной войны, депортаций или достижений Советского Союза.

В 2012 году в Молдове разгорелся скандал, связанный со школьными учебниками «Истории румын». Поводом для судебных разбирательств стал приказ, подписанный Михаилом Шляхтицким, тогдашним главой Министерства просвещения. По этому документу курс «Интегрированная история» в молдавских школах заменялся предметом «История румын и всемирная история». После выхода приказа представители Ассоциации историков и политологов Pro-Moldova написали открытое письмо руководству страны с требованием вынести вопрос на общественное обсуждение. Но ответа не последовало. Тогда историки подали жалобу в Генпрокуратуру с требованием возбудить против авторов учебника «История румын» уголовное дело по статье «Разжигание межнациональной вражды и розни». Нерумынские этносы на страницах этого учебника назывались «ублюдками, заполонившими Кишинёв».

– Национальные молдавские суды отказали в иске, – рассказывает Роман АРОНОВ, адвокат, магистр права, который вёл это дело. – Хотя с юридической точки зрения приказ Министерства просвещения противоречил положениям 11 статьи Закона РМ «О транспарентности процесса принятия решений». Минпрос по данной теме не провёл ни круглых столов, ни опроса общественного мнения. Дело о молдавских учебниках истории находится на рассмотрении в Европейском суде по правам человека в Страсбурге.

Изменилась ли ситуация за последние годы? Увы.

– Из учебного процесса были исключены все учебники, в которых раскрываются события Холокоста, – говорит Сергей НАЗАРИЯ, председатель Ассоциации историков и политологов. – В современных учебниках о геноциде бессарабских евреев либо совсем не пишется, либо упоминается очень поверхностно. И нет осуждения нацистских палачей во главе с Антонеску, которые осуществляли уничтожение евреев. Молдавское государство и молдавский народ в школьных учебниках не признаются, пропагандируется ненависть к другим народам. Нынешние учебники истории являются ксенофобскими и националистическими. Заявления на государственном уровне, что необходимо хранить память о Холокосте, являются лицемерием.

 

ФАКТЫ

В Молдове Праведниками народов мира названы всего 78 смельчаков, в Беларуси – 711 человек, в Литве – около 1000. Звание «Праведник»
присваивается людям, которые, рискуя своей жизнью, в годы войны спасали евреев.

 

ЦИФРА

С 1940 по 1944 годы, по выводам международной комиссии Эли Визеля, жертвами румынских властей под руководством маршала Иона Антонеску стали не менее 300 тысяч евреев, согнанных со всей территории Бессарабии в еврейские гетто в Транснистрию и уничтоженных там.

 

 

 

КСТАТИ

И чьё это дело?

Пример этого преподавателя истории из Единец – доказательство того, что может сделать всего один человек. Когда не на словах, а на деле проявляется справедливое понимание вещей и верность реальной истории. Так случилось, что родители отца и родители матери Юрия Загорчи спрятали в первые месяцы войны две еврейские семьи. Слушая рассказы бабушек и дедушек, мальчик не мог понять, почему о зверствах румынских жандармов не написано ни в одном школьном учебнике истории, не рассказывают учителя. В 2002 году Юрий, чтобы изучить белые пятна истории края, создал общественную организацию Nemurire («Бессмертие»). Но задолго до этого он вместе с женой стал записывать воспоминания стариков – то, что происходило в их сёлах в годы войны. И эти рассказы перевернули его жизнь.

Выяснилось, что в начале войны и в Единцах существовал лагерь, куда румынские войска, выполняя приказ Антонеску очистить территории, пригоняли евреев из Северной Буковины и местечек Бессарабии. Когда появилось новое распоряжение маршала убрать евреев за Днестр, лагерь закрыли. Слабых и больных вывели на пустошь и расстреляли. Оставшихся измученных людей колоннами погнали в сторону Атак и Сорок.

– Путь их проходил мимо многих сел севера Молдовы,- говорит Юрий Загорча,- местные органы власти перед тем получили приказ: вдоль просёлков, через каждые 10 километров, вырыть ямы для более сотен человек. В придорожных рвах этой «дороги смерти» до сих пор лежат останки тысяч людей – детей, женщин, стариков, расстрелянных или похороненных заживо. Наши сельские северные тракты – по сути, огромный мемориал бессарабского еврейства.

Организация Nemurire выявила 42 места массовых захоронений и решила увековечить эти места. У Загорчи и его помощников нашлись спонсоры. Совместными усилиями они установили пять обелисков жертвам Холокоста: в сёлах Фынтына Албэ, Бурланештах, Гринауцах, Фрасин, Теребне. Кстати, на памятнике в Теребне (на фото), выбиты фамилии местных активистов и евреев, расстрелянных румынами, христианский крест и звезда Давида. Благодаря Юрию Загорче одна из улиц в Единцах носит имя Холокоста.

Как много может сделать всего лишь один человек! Но разве мемориализация тех событий Холокоста – лишь дело учителя весьма скромного достатка?

 

КОММЕНТАРИЙ

Гибкая мораль 

Леонид МОСИОНЖНИК, старший научный сотрудник университета «Высшая антропологическая школа»:

– В нашей стране всё делается по принципу «как на это посмотрят в Европе». Поэтому долг человеческой памяти в Молдове толкуется очень гибко, в зависимости от партийной идеологии политической верхушки.

Чего стоит одно лишь предложение назвать улицу именем «кондукэторула» Антонеску, чей нацистский режим уничтожил 90% еврейского населения Бессарабии?! А «кресты Гимпу»? Это когда в Молдове накануне Дня Победы над фашизмом ветеранам войны вместе с памятными медалями, присланными из Москвы, чиновники из претур пытались раздавать национальную награду в виде железного креста, инициированную тогдашним председателем парламента,
и. о. президента М. Гимпу. Причём при вручении их старикам пошли на подлую хитрость: «крест» находился под упаковкой с юбилейной медалью, и фронтовику вручали обе награды. А День Европы, который власти назначили специально 9 мая. Как противовес Дню Победы?

И вот истеблишменту Молдовы понадобилось чуть ли не 30 лет, да и то благодаря указке Европы, чтобы понять: симпатии к странам нацистской оси – это не то, чего от них ждут западные партнёры. Замысел открыть музей истории Катастрофы на местном материале – хорош. Если только государство не ограничится очередными обещаниями или «потёмкинской деревней». Что же касается открытия синагоги, то кто в неё будет ходить? По результатам переписи 2004 года, в Кишинёве осталось около 2,5 тысячи евреев. Причём многие из них – неверующие. Даже действующая в Кишинёве синагога Хабад-Любавич обычно не слишком заполнена. Порой в ней не могут собрать даже миньян – кворум из десяти взрослых мужчин, необходимый для отпевания умерших. Боюсь, что и на этот раз власть скорее демонстрирует благие намерения, чем собирается что-либо реально делать. Дай Бог, чтобы я ошибался.

 

Подготовила Татьяна СОЛОВЬЁВА

Post to Twitter