158

В демографической яме

В демографической яме

Образование в Молдове под угрозой нехватки человеческого ресурса

Рождаемость и уровень образованности населения – вот важнейшие показатели, определяющие будущее любого государства. С этой точки зрения нам давно пора бить тревогу…

 

Куда делись младенцы?

Абсолютный пик рождаемости (21,6 ребёнка на одну тысячу жителей) был достигнут в Молдове в 1983 – 1987 годах. Затем начался стремительный спад. С одной стороны, снижение рождаемости было следствием человеческих потерь в Великой Отечественной войне в виде очередной демографической волны, а с другой – ещё большее проваливание было вызвано обрушением экономики 90-х годов, последовавшим после распада СССР. В итоге, страна, как считают демографы, оказалась в демографической яме с вдвое меньшей рождаемостью.

Разумеется, впоследствии это привело к снижению числа учеников и студентов, что в какой-то мере можно было бы принять как данность. Если бы только темпы сокращения общего количества учащихся со временем не стали в Молдове опережающими. А чтобы у некоторых не появилось желания списать эти недостатки на прежнюю власть, рассмотрим лишь период правления проевропейской коалиции.

Что нам говорит здесь беспристрастная статистика? Итак, начиная с 2008 года количество молодёжи в возрасте 19-24 лет (основной контингент высших учебных заведений) уменьшилось с 425,3 тыс. юношей и девушек до 308,5 тыс., или на 27,5%, а количество студентов – со 114,9 тыс. до 65,5 тыс. – уже на 43,0%. То есть темпы сокращения обучаемых оказались в полтора раза выше! (См. диаграмму 1.)

 

Малообразованные профи

Ещё одна наша особенность: из 1219,5 тыс., занятых в национальной экономике нашей страны, высшее образование  сегодня имеют 297,4 тыс., или всего лишь 24,4%. Это примерно вдвое ниже, чем в развитых странах: в Канаде – 51%, Израиле – 46%, Японии – 45%, США – 42% и в Великобритании – 38%.

А если к этому добавить и то, что почти сорок процентов молдавских студентов – будущие экономисты и юристы, то становится очевидным, что сфера национального производства просто обречена на стагнацию, если не близка к катастрофе. Ведь и качество обучения кардинально ухудшилось, особенно по инженерным специальностям. Большинство некогда высокотехнологичных предприятий ликвидированы. И если где-то ещё и сохранились уникальные и высококвалифицированные кадры, то это в основном специалисты преклонного возраста: либо уже пенсионеры, либо те, кто
уйдёт на заслуженный отдых в ближайшие годы. Новое поколение, как правило, включая и преподавательский состав, черпает свои познания в основном из учебников, не имея представления о многих реальных производственных процессах. Да и прохождение практики на рабочем месте действующих предприятий с начислением студентам зарплаты стало почти исключительным явлением.

 

Опасная функция денег

Негативно отразилась на качестве учебного процесса по целому ряду специальностей и чрезмерно гипертрофированная коммерциализация обучения, которая привела к тому, что для вузов главной целью стало получить оплату, а у студентов – корочки о якобы приобретённой квалификации. Глубокие знания студента, его практические навыки стали фактором вторичным. И в качестве показательного примера степени деградации высшего образования приведу лишь один случай из личной практики в качестве преподавателя и члена государственной комиссии по приёму госэкзаменов и защите дипломных проектов.

У одной из выпускниц по специальности «Банковское дело» в экзаменационном билете был вопрос «Функции денег». И поскольку она «поплыла», один из экзаменаторов решил задать ей наводящий вопрос: «Какие драгоценные металлы вы знаете?» На что последовал обескураживающий ответ: «Уголь!»

И это вовсе не анекдот. Перед нами стоял настоящий персонаж из романа Ильфа и Петрова «Двенадцать стульев» – Эллочка Щукина, она же – Эллочка-людоедочка. Тем не менее девушке всё же нарисовали удовлетворительную оценку и выдали диплом об успешном завершении обучения.

Как доходчиво разъяснили «принципиальным» членам комиссии, студентка, мол, из года в год всё же сдавала зачёты и экзамены. Плюс полностью оплатила свою учёбу. А часть из этих сумм в виде заработной платы получили преподаватели…

Выходит, в Молдове диплом о высшем образовании почти ничего не значит – за ним могут скрываться как глубокие знания по специальности, так и напрочь отсутствовать оные. К тому же многие выпускники в дальнейшем трудоустраиваются по специальностям, весьма далёким от приобретённых в вузе. Значительная часть вообще не связывает своё будущее с Молдовой и отправляется искать лучшей доли на чужбине.

Ладно – вузы. Но не лучше обстоят дела и в среднем специальном образовании (колледжах), а также в профессионально-техническом. (См. диаграмму 2.)

Как видим, и здесь количество обучаемых также сокращалось опережающими темпами. При этом за девять последних лет в профтехучилищах численность учащихся уменьшилась с 24,3 тыс. до
15,4 тыс., или на 36,6%, а в колледжах – с 31,7 тыс. до 17,4 тыс., или на 45,1%.

 

А таланты – на выезд?

Кто же оспорит истину, что развитая система вузовского образования, гармонично интегрированная с не менее развитой системой среднего специального и профессионального образования, – главнейшее условие научно-технического прогресса. При этом количество выпускников вузов к окончившим колледжи и профтехучилища должно соотноситься примерно как 40 к 60. Ещё два с половиной десятилетия назад эта рациональная пропорция в целом соблюдалась. В последние годы мы видим, как это соотношение не только кардинально изменилось, но и профессиональная структура подготавливаемых кадров стала весьма далека от реальных потребностей страны. А в целом, говоря армейским языком, безалаберно штампуя офицеров, у нас явно позабыли о том, что в войсковых соединениях не менее важны сержанты и прапорщики.

В итоге складывается алогичная ситуация, когда Молдова, с одной стороны, во всё большей мере становится поставщиком сырья и примитивной продукции, включающей мизер интеллектуальной компоненты, а с другой – экспортёром «живого товара» – гастарбайтеров и «отъезжантов» на ПМЖ. Понятное дело, что на чужбине наибольшим спросом пользуется талантливая молодёжь, которая не находит достойного применения на родине. И если этот тренд деградации продолжится, нам никогда не вырваться из нищеты страны третьего мира. И некогда процветающий край всё в большей мере будет трансформироваться в депрессивный регион.

 

КСТАТИ

По отвёрточным технологиям?

Из года в год в Молдове сокращается производство наукоёмкой продукции и товаров с высокой добавленной стоимостью. Мы уже практически не производим семена и посадочный материал, племенной скот и птицу, а в промышленности в далёкое прошлое ушли молдавские интегральные микросхемы и микропровод, многие виды машин и оборудования, придуманные нашими конструкторами. Да и технологические карты всё чаще и чаще теперь поставляются из-за рубежа. В итоге изготовление продукции по давальческим схемам в общем объёме промышленного производства уже достигло 21,2 %.

И когда официальная статистика говорит, что в 2016 году объём промышленного производства по отношению к 1989 году составил 64,4%, то здесь много от лукавого. Ибо одно дело, когда, например, троллейбус сконструировали в Молдове, сделали к нему узлы и детали, а после этого уже собрали. И совсем другое, когда сборка производится буквально на коленях по отвёрточным технологиям из белорусских комплектующих. И в первом, и во втором случае объёмы произведённой продукции одинаковы, а вот добавленная стоимость отличается многократно. И в этой разнице заложен труд конструкторов, технологов, многих других профессионалов. Но, похоже, что на официальном уровне этого предпочитают не замечать.

Михаил Пойсик, доктор экономики, АНМ

Facebook Комментарии
Share Button
Vk.com
Odnoklassniki

Оставьте комментарий

Адрес редакции: Кишинев, ул. Дософтей, 122, офис 4. Тел. 022 85-60-88;
Рекламный отдел: +373 22 85 60 99; +373 69 24 51 62 / e-mail: exclusivmedia@mail.ru; zelinskaia_nata@mail.ru
PP Exclusiv Media SRL © Аргументы и факты в Молдове; e-mail: info@aif.md