109

Тинейджеры любят движение

Тинейджеры любят движение

Сергей Жигунов об авторских фильмах, рейтингах и «Гардемаринах-4»

Фестиваль «Свидание с Россией» «прокатился» по четырём молдавским городам с 10 по 13 октября. Впервые в нём участвовал советский и российский актёр, кинорежиссёр, продюсер, сценарист, поэт и телеведущий, заслуженный артист РФ, кавалер орденов Дружбы и Почёта Сергей Жигунов.

 

Сериалы на гребне волны

– Сергей Викторович, на ваш взгляд, составляют ли нынешние сериалы серьёзную конкуренцию полнометражным картинам?

– Сериалы вытеснили на телевидении художественные фильмы. Если вы обратили внимание, уже несколько лет на ТВ новые художественные ленты не крутят. В этом есть логика: фильмы снимаются для кинотеатров, с расчётом на большой экран, определённый звук. И общие планы, в которых очень маленькие фигурки танков, самолётов, корабликов, в телевизоре практически не видны. В пользу сериалов скажу как продюсер, занимающийся много лет их производством: хороший сериал даёт возможность создать захватывающую историю, раскрыть всех персонажей, не спеша, подробно разобраться во всём. Мне очень нравится этот жанр, и с огромным удовольствием работаю в нём как продюсер. Правда, как артист не всегда попадаю на хороший материал. Но то, что я пытаюсь сделать, – мне нравится. А фильмы, которые сейчас идут в российских кинотеатрах, – очень упрощённые, потому что основным посетителям 14-24 года. Молодёжь не понимает, как выглядит жизнь, какие в ней случаются проблемы. Им надо, чтобы что-то взрывалось, бегало, прыгало, быстро мелькало. А когда всё быстро мелькает, не очень поговоришь о глубоком внутреннем мире. К сожалению, мы, в отличие от остального человечества, в 90-е годы потеряли аудиторию: люди перестали ходить в кино. И только через много лет подхватилась новая волна молодых зрителей.

 

Упрощённое искусство

– Случился разрыв зрительских поколений?

– Совершенно верно. Артисты моего возраста в художественных фильмах практически не снимаются, потому что у нас нет аудитории: она как в 90-е перестала ходить в кинотеатры, так и не вернулась. В отличие от западного кино, где играют даже 70-80-летние артисты, и у них есть аудитория: ходят люди, которые их смотрят всю жизнь. А на нас теперь ходят… только в телевизор.

– Как вы относитесь к… неглубокому кино?

– Оно вызывает у меня серьёзное раздражение. К сожалению, ничего глубокого, такого, что можно было бы с собой унести, в кино уже не показывают. Потому несколько лет я вообще перестал обращать внимание на новые картины. За исключением каких-то больших работ: их всё равно продолжают делать, на это выделяются государственные деньги, существуют специальные программы. Хорошее кино снимается. Но оно, на мой взгляд, не для широкой аудитории. А сериалы становятся всё лучше, интереснее. И в них начали играть большие артисты. Это мировая тенденция: от комиксов, мультиков многие ушли в сериальную продукцию.

– В чём залог успеха картины?

– Никто не знает, как это происходит: что-то свыше витает в воздухе. Оно появляется, или нет. Вроде бы всё сделано правильно – описано, сыграно, снято. А картины нет. То есть она есть, видно, что хорошая, но она не разрывает людей на части, после неё не хочется начать жизнь сначала. Такой шедевр очень сложно создать, и яркие события крайне редко случаются в художественной жизни. Но они, несомненно, влияют на сознание.

– Насколько вы зависимы от рейтингов?

– Аудитория измеряется чётко. Есть ежедневная таблица по всем каналам, в которой каждую минуту видно переключение фокус-группы – трёх с половиной тысяч человек. За последние несколько лет бывали случаи, когда снимали с эфира передачи, картины: когда их доля аудитории падает ниже среднесуточной доли канала, канал начинает терять деньги на рекламе. В этот момент он убирает программу из эфира – навсегда! Произведение, конечно, останется в фильмографии. Но никто никогда больше не покажет его нигде. Потому что все каналы ожидают такого же эффекта, а никому потеря денег не нужна – это бизнес.

– А как происходит продвижение фильма в кинотеатрах?

– Ленту показывают директорам кинотеатров, владельцам сетей. Представьте себе: полный зал только директоров. Они смотрят картину и говорят: «Я это не возьму». У них собственное представление, связанное со многими обстоятельствами. Например: «Наша аудитория смотреть не будет, потому что год назад мы показывали похожую картину, и она не пошла». Или: «В нашем городе преимущественно проживают заключённые, так называемые химики.

Именно эти люди решают, что показывать. И если скажут нет – ничего не поделаешь. Бывает, конечно, что они ошибаются: картину ставят, в итоге – полные залы, тогда увеличивают количество сеансов. Рынок регулирует эту ситуацию.

 

Французское – с нижегородским

– Из СМИ мы узнали, что в 2018 году в прокат выйдет фильм «Гардемарины-4». Однако в перечне актёров ваша фамилия не значится. Было ли предложение от Светланы Дружининой сняться в продолжении фильма? Или вы считаете, что тема исчерпана?

– Не уверен, что в 2018 году выйдет картина «Гардемарины-4». У меня нет никаких данных о том, что идёт производство. Она уже выходила и в 2017 году, и ещё раньше. Думаю, что её не будет. Светлане Сергеевне 81 год. А режиссура требует колоссальных затрат энергии. Я снял всего один фильм и думал, что умру. При том, что могу очень многое, работаю практически бесконечно. Но режиссура – это такая нагрузка! В голове надо держать огромное количество информации, вы даже не представляете себе, сколько, и на каком количестве уровней. Буквально обо всём. Вплоть до того, что какая-то штучка должна появиться через пять серий, и она должна быть такая-то, а не другая. Потому что в сценарии была первая версия, потом вторая, затем что-то поправили, отменили и вернулись к прежней. А реквизитора уволили, новый реквизитор не знал, что ты сказал прежнему. Штучка где-то по кадру проходит, ты её видишь и говоришь: «Стоп!» Почему она красная, а не синяя? А все забыли. Но ты за этим должен следить. Помимо того, что актёры пытаются менять текст, потому что плохо знают сценарий. Актёр скажет: «Поехали налево», а у тебя снято, что поехали направо. Но он не был в этот съёмочный день, потому что там скакал… дублёр. И это всё кипит в голове, помимо того, что ты им должен объяснять, как играть сцену, показывать, помогать, уговаривать, кричать, заставлять. Это страшная нагрузка, если, конечно, к этому относиться честно, а не спустя рукава. И в 81 год означает просто убить себя. Хотя в этом возрасте, может, наоборот – продление жизни…

– Что сейчас происходит с авторским кино в России? Может ли оно заинтересовать вас как продюсера?

– С авторским кино у нас всегда всё ровно. На него Минкульт выделяет довольно большие средства: порядка миллиарда рублей в год. Хотя я не очень понимаю термин «авторское кино». С возрастом определился, что фильмы делятся только на хорошие и плохие. Других не бывает. Когда не понимаю, для кого снято, зачем снято и кто это будет смотреть, на мой взгляд, это плохой фильм. Зачем снимать то, что никому не нужно? Я не против, конечно, авторского кино, потому что это – лаборатория.

– Что для вас самое главное в кино?

– На экране нет ничего важнее человеческих взаимоотношений. Мне интересно смешение жанров. Часто делаю неправильные вещи, совсем не по науке. Несколько раз в конце фильма наказывал героев за то, что они натворили вначале, потому что так в жизни бывает. А в кино этого не любят: всё должно закончиться хорошо. Получается смена жанров: начинается как развлекательная картина, в конце – глубокая психологическая драма. Очень люблю смешивать французское с нижегородским и наблюдать, что получится. Нравится, когда сложно складывается судьба персонажа, возникают в ней неожиданные повороты. Люблю их рассматривать, разбирать, копаться…

 

ДОСЬЕ

Сергей Жигунов родился 2 января 1963 года в Ростове-на-Дону.
Поступил в Театральное училище имени Бориса Щукина в 1980 году.
Во время проб к фильму «Гардемарины, вперёд!» был призван в армию и, чтобы остаться на съёмках, был зачислен и служил в 11-м отдельном кавалерийском полку в Алабино.
C 1990 года – генеральный директор TO «Шанс» киноконцерна «Мосфильм».
Учредил Благотворительный фонд социальной реабилитации актёров кино России «Созвездие».

 

Подготовила Марина Лаврова

Facebook Комментарии
Share Button
Vk.com
Odnoklassniki

Sorry, comments are closed for this post.

Адрес редакции: Кишинев, ул. Дософтей, 122, офис 4. Тел. 022 85-60-88;
Рекламный отдел: +373 22 85 60 99; +373 69 24 51 62 / e-mail: exclusivmedia@mail.ru; zelinskaia_nata@mail.ru
PP Exclusiv Media SRL © Аргументы и факты в Молдове; e-mail: info@aif.md