Стряхнуть пыль с героя

Стряхнуть пыль с героя

Как прабабка известного революционера стала возлюбленной молодого Пушкина

История семьи знаменитого участника Гражданской войны наполнена удивительными фактами и явлениями. Несмотря на безразличие к прошлому нашей страны, ставшее уже традиционным со стороны власти предержащих, некоторые памятники архитектуры восстанавливаются, чтобы стать местом притяжения местных и зарубежных туристов.

 

Спасибо, что не снесли

Так произошло недавно и с родовой усадьбой семьи Лазо в селе Пятра Оргеевского района. В ознаменование окончания реставрации даже была организована выставка, на которой представили мебель, фотографии и предметы домашнего обихода, принадлежавшие этой фамилии, известной в Молдове и за её пределами благодаря деятелю русской революции и Гражданской войны Сергею Лазо.

С конца 60-х усадьба стала филиалом Республиканского исторического музея. В межвоенный период здесь действовала школа, а возведение памятника архитектуры и обустройство прилегающих к нему площадей относится ко второй половине XIX века.

Дому Лазо повезло больше, чем родовому гнезду другого бессарабского революционера, Григория Котовского. Историческое здание в Хынчештах теперь не музей, как это было в советское время, а частное владение – причём так и непонятно, насколько передача его в чьи-то руки на самом деле законна. Та же судьба постигла музей Котовского и Лазо в Кишинёве.

Спасибо, что хоть памятники оставили! Ведь на заре независимости расправиться хотели и с ними. Монумент Лазо на Ботанике уцелел благодаря оперному певцу, народному артисту СССР Михаилу Мунтяну.

– Да, в 90-х памятник Лазо хотели снести. Но я попросил мэрию не делать этого, ведь я долгое время исполнял роль Сергея Лазо в одноимённой опере. К этому аргументу столичные власти отнеслись благосклонно, – отметил господин Мунтян в беседе с корреспондентом «АиФ в Молдове».

 

Живительная классика

Оперой «Сергей Лазо» Давида Гершфельда открывали в 1980 году новое здание Театра оперы и балета в Кишинёве. Главную мужскую партию композитор писал конкретно под Михаила Мунтяна.

– Так я и стал единственным исполнителем этой роли в опере. Причём актерских составов было три, и мне приходилось репетировать со всеми, но, в первую очередь, с тремя партнёршами, исполнявшими партию Ольги. Одной из Ольг была Мария Биешу. Так вот, когда Мария Лукьяновна должна была петь, на афишах писали: «Опера «Сергей Лазо», в главной роли – Мария Биешу», – с улыбкой вспоминает М. Мунтян.

Постановка долгое время была в репертуаре театра, и постоянная троекратная нагрузка на Михаила Ивановича в какой-то момент дала о себе знать – начались проблемы со связками.

– Отоларинголог порекомендовал мне на определённое время взять паузу и не петь, – продолжал оперный певец. – Но как раз в этот период приехали важные чиновники из Москвы, в программе визита которых значился вечер в нашем театре. Должны были давать одну из классических опер нашего репертуара, а в главной роли гости хотели видеть меня, и вариант с заменой даже не рассматривался. Пришлось согласиться, несмотря на проблемы со связками, что было крайне рискованно. В перерывах между выходами на сцену отоларинголог, находясь за кулисами, давал мне специальные капли. В итоге спектакль удался, проблем с голосом не возникло. Видимо, и в этом целительная сила классики.

 

Вне новомодных трактовок

Для многих не секрет, что, погружаясь в роль, артист стремится постичь суть своего героя. Если речь идёт о личности из прошлого, в этом, конечно же, помогают различные источники. Работая над ролью Лазо, Михаил Мунтян конечно же обращался к его биографии.

– Мы знаем, что Сергей Лазо происходит из старинного дворянского рода. Многие вехи его, увы, недолгой биографии давно изучены и известны. Сегодня появляются новые версии и трактовки его дел и мотивов. Многие из этих заявлений продиктованы чьим-то желанием посмотреть на эпоху русской революции и Гражданской войны с крайне предвзятым отношением. Для меня же Сергей Лазо останется смелым, целеустремлённым и глубоко порядочным человеком, истинным сыном нашей родной молдавской земли.

Согласно открытым источникам, род Лазо ведёт своё начало от великого ворника (одна из высших государственных должностей в средневековой Молдове) Штефана Боюла, жившего в XVII веке. В 1812 году Иван (Янакий) Лазо перешёл в русское подданство, и возглавляемая им ветвь семьи получила российское дворянство. У дворян Лазо были имения не только в Пятре, но и в селе Сахарна, а также в Сорокском уезде, рядом с Бельцами и Хотином. А в последней четверти XIX века представители этой семьи построили дом в Кишинёве, на Каушанской – сейчас улица Колумна. В настоящее время там располагается полицейский участок.

Что же касается села Пятра, то на погосте у церкви сохранились могилы похороненных в XIX веке Ивана Лазо и его жены Матильды, у которой были братья Георге, Владимир и сестра Елена.

Матильда Лазо – бабушка Сергея Лазо. Она владела частью села Пятра де Жос. Потом семейству, в том числе и родителям героя Гражданской войны, принадлежали всё село Пятра де Жос, а также близлежащее Пятра де Сус.

 

«Лаура» для Пушкина

– Девичья фамилия Матильды Лазо – Фези, – рассказал «АиФ в Молдове» известный пушкинист Виктор Кушниренко. – Её мать, Мария, происходила из знатного молдавского рода Милло и была возлюбленной Пушкина. В период пребывания поэта в Бессарабии о красоте Марии ходили легенды – от Карпат и до Кавказа! Тогда она была замужем за Иваном Ивановичем Эйхфельдтом, чиновником горного ведомства, обер-берггауптманом, одним из строителей Военно-грузинской дороги на Кавказе, статским советником. После смерти Эйхфельдта в 1828 году Мария вышла замуж за бывшего швейцарского подданного, поручика русской службы Теодора Карола Фези. От Эйхфельдта в 1817 году Мария родила дочь Элизабет, от Фези в 1833 году – Матильду.

Мария была тайной любовью друга Пушкина, отставного майора Алексеева. Не ведая об этом романе, Пушкин влюбился в Марию – безумно, безутешно, безответно. Через некоторое время, не понимая причин её холодного к нему отношения, поэт начал «одаривать» её шутливыми, ироническими, сатирическими стихами – «Ни блеск ума, ни стройность платья…», «Тодорашка в вас влюблён…», «Раззевавшись от обедни…», «Христос воскрес, моя Ревекка!» Он говорит о Марии Милло и в поэме «Гавриилиада».

– Мария Милло не была еврейкой, – продолжает В. Кушниренко. – Но с лёгкой руки поэта её так стали называть в Кишинёве все. Благодаря представленному Пушкиным образу молодой женщины публика стала ассоциировать Марию с Ревеккой, героиней романа Вальтера Скотта «Айвенго». Пушкин говорил Алексееву, что никогда не будет её Петраркой: «Она прекрасная Лаура, / Да я в Петрарки не гожусь…» Но все его стихи говорят об ином. Мария всё же стала для Пушкина Лаурой. И в малоизвестных черновых строках послания «Алексееву» поэт её воспевал.

 

КОММЕНТАРИЙ

Вернуть героев в учебники

Николай Паскару, президент национального движения «Воевод»: К большому сожалению, многие исторические факты искажены, в том числе о Молдове и её уроженцах, оставивших свой след в событиях регионального и мирового масштаба. События русской революции можно оценивать по-разному, но нельзя перечеркнуть имена наших соотечественников, деяниями своими писавших историю. Я говорю не только о Сергее Лазо, но и о Григории Котовском, Ионе Якире, Михаиле Фрунзе и других. Это были люди высокого духа, верные своим идеалам. Уверен, что нынешняя молодёжь должна знать об этих сынах своей земли, чтобы правильно оценивать события и строить матрицу будущего.

 

В ТЕМУ

Эпоха запустения

Село Пятра (с молд. «пятра» – камень. Прим. автора), где стоит усадьба Лазо, было основано в 1530 году на берегу Реута и издавна славилось мастерами каменных дел. Далеко не все дома устояли до наших дней, а то, что сохранилось, в большинстве своём пребывает в запустении. Неподалеку от вотчины семьи Сергея Лазо есть ещё одна достопримечательность, ныне используемая под склады, – бывшая усадьба армянских дворян Багдасаровых, переселившихся в Бессарабию из Османской империи вместе со знаменитым Эммануилом Мирзояном – Манук-беем. О Мануке Мирзояне конечно же многое слышал, будучи в Бессарабии, и опальный Пушкин. К сожалению, усадьба Багдасаровых, тоже признанная национальным достоянием, пребывает в ужасном виде.

 

Подготовил Николай Костыркин

Facebook Комментарии
Share Button

Sorry, comments are closed for this post.

Адрес редакции: Кишинев, ул. Дософтей, 122, офис 4. Тел. 022 85-60-88;
Рекламный отдел: +373 22 85 60 99; +373 69 24 51 62 / e-mail: exclusivmedia@mail.ru; zelinskaia_nata@mail.ru
PP Exclusiv Media SRL © Аргументы и факты в Молдове; e-mail: info@aif.md