Васи­лий Кир­то­ка, пред­се­да­тель фрак­ции ПКРМ и бес­пар­тий­ных в МСК (по пово­ду пред­ло­же­ния либе­ра­лов, под­дер­жан­но­го Дори­ном Кир­то­акэ, о пере­име­но­ва­нии Мос­ков­ско­го буль­ва­ра в буль­вар unirii — «объ­еди­не­ние». — Ред.): «Я в оче­ред­ной раз убе­дил­ся в том, что ЛП дела­ет всё воз­мож­ное для раз­ру­ше­ния стра­ны и, в част­но­сти, горо­да Киши­нё­ва. Самые боль­шие русо­фо­бы — наши румы­ны. Рос­сия — стра­на, кото­рая в нашей исто­рии игра­ла важ­ную роль, это отлич­ная стра­на. Так поче­му мы долж­ны пред­при­ни­мать дей­ствия про­тив Моск­вы? Этот буль­вар был постро­ен, когда здесь пра­ви­ли рус­ские, и было не так уж пло­хо».
Пере­име­но­вы­вать — не стро­ить, язы­ком молоть — не меш­ки воро­чать… а вот рука­ми голо­штан­но­го наро­да из огня каш­та­ны тас­кать — это у Дори­на и либе­ра­лов хоро­шо полу­ча­ет­ся…

Нико­лай Кир­то­акэ, поли­то­лог: «Одно­ман­дат­ная систе­ма — это вто­рая часть лохо­тро­на».
Выхо­дит, пер­вое дей­ствие мар­ле­зо­н­ско­го бале­та уже закончилось?Во вто­ром пора появ­лять­ся Д’Артаньяну…

Михай Гим­пу, лидер Либе­раль­ной пар­тии: «Мы реши­ли сего­дня начать кам­па­нию Uniți pentru unire. Если в тот очень слож­ный пери­од для нас — Пер­вая миро­вая вой­на, боль­ше­вист­ская рево­лю­ция — наши пред­ки име­ли сме­ло­сть осу­ще­ствить объ­еди­не­ние, я счи­таю, что и мы смо­жем это сде­лать, если все объ­еди­ним­ся».
Миха­ил Фёдо­ро­вич, что вы срав­ни­ва­е­те ваши с пле­мян­ни­ком тяго­ты с тем лихо­ле­тьем? Куда там миро­вая вой­на и рево­лю­ция. Вам, сиро­там, куда тяже­лее живёт­ся — неку­да голо­вы при­к­ло­нить… ни Роди­ны, ни веры, ни машин, ни квар­тир, ни дево­чек — всё ото­бра­ли…

Вла­ди­мир Воро­нин, пред­се­да­тель ПКРМ: «Эта пар­тия (либе­раль­ная. — Ред.)с наи­мень­шим чис­лом голо­сов наси­лу­ет весь пар­ла­мент и дела­ет это наме­рен­но, так как им за это пла­тит Буха­ре­ст. Либе­ра­лы долж­ны дать объ­яс­не­ния, поче­му они борют­ся про­тив госу­дар­ствен­но­сти Мол­до­вы… Что зна­чат общие засе­да­ния (о сов­мест­ном засе­да­нии пра­ви­тель­ств Мол­до­вы и Румы­нии. — Ред.)? Како­вы их послед­ствия и на осно­ве како­го зако­но­да­тель­ства это дела­ет­ся? Знаю, что когда было про­шлое такое засе­да­ние, оба пре­мье­ра — один и вто­рой — сидят в тюрь­ме… Это прав­да, мне не было жал­ко отдать вагон с вином Бэсеску. Более того, тако­ва была наша дого­во­рён­но­сть. После того как тот напьёт­ся, он боль­ше не свя­жет­ся нико­гда с Мол­до­вой».
Не надо было давать Бэсеску даже про­бо­вать! Хоть и выпил вагон вина, всё рав­но рвёт­ся в Мол­до­ву — горит маяк на Кри­ков­ских под­ва­лах и погре­бах Миле­ш­тий Мичь.

Рена­то Уса­тый, лидер «Нашей Пар­тии»: «Пар­ла­мент, пра­ви­тель­ство, Наци­о­наль­ный банк поста­ви­ли в колею согла­ше­ния с МВФ и ЕС. Едет такое стой­ло по такой колее непо­нят­но куда. И ниче­го Мол­до­ва с этим, к сожа­ле­нию, сде­лать не может. Зато все «пре­ле­сти» тако­го дви­же­ния в нику­да испы­ты­ва­ет на сво­ей шку­ре народ».
Стой­ло оно и есть стой­ло. Оно нику­да ехать не может — по опре­де­ле­нию…

Под­го­то­ви­ла Еле­на ШАТОХИНА

Post to Twitter