Спасти наследие

Спасти наследие

Ион Штефэницэ – о разрушенных памятниках, мизерном бюджете и о своей позиции

Сохранение культурного наследия – один из главных приоритетов цивилизованных стран. О том, как в нашей стране обстоят дела с защитой и реабилитацией памятников истории в интервью главному редактору «АиФ в Молдове» рассказывает директор Агентства по инспектированию и реставрации памятников Ион Штефэницэ.

 

Чёрная книга

– Господин Штефэницэ, за время вашего руководства Агентством по инспектированию и реставрации памятников удалось как-то остановить разрушение и уничтожение исторических объектов в Молдове?

–  В ноябре исполнится 10 лет как я возглавляю Агентство по инспектированию и реставрации памятников. В начале деятельности мы провели инвентаризацию памятников в Кишинёве и всю эту информацию изложили в «Чёрной книге культурного наследия муниципия Кишинёв». После проведённого агентством осенью 2010-го мониторинга исторических объектов по республике был обновлён Регистр памятников, охраняемых государством, принятый в 1993 году. Всего в регистр было включено 5862 памятника со статусом охраняемых.

За годы независимости Молдова осталась без 26 деревянных церквей, которые продолжают числиться в регистре. Что касается усадеб, то многие из них находятся в плачевном состоянии. Об этих объектах написано в изданной нами книге «Культурное наследие – от реальности к необходимости».

Вместе с тем хочу отметить: если до 2010 года Кишинёв лишался одного памятника в месяц, то сейчас уже нет того ритма разрушений. С 2006 по 2010 годы было разрушено более 40 памятников, начиная с 2010-го эта статистика пошла на спад: в 2010 году – 6, в 2011-м и в 2012-м – по 4, в 2013 – 2, в 2014 была лишь попытка сноса охраняемого государством исторического объекта.

«В 2009 году Министерство культуры на поддержку культурного наследия заложило в бюджете 3 млн леев, сейчас эти дотации увеличены до 20 млн. Однако это ничтожно мало. И на местном уровне на содержание памятников мало где выделяются средства».

Законы для неисполнения

– У нас хорошее законодательство по вопросу охраны памятников?

– Закон об охране памятников у нас хороший, но он  должен применяться. Статья 42 этого документа гласит, что власти первого и второго уровней должны предусматривать в своих годовых бюджетах необходимые суммы для проведения работ по охране, консервации и реставрации памятников, однако только в семи районах страны выделялись средства на содержание памятников государственного значения, а усадьбы, церкви и другие объекты вообще вне финансирования.

Если бы у каждого чиновника на местном и национальном уровне было желание выделять деньги на сохранение памятников, то всё было бы по-другому. А мне при каждом обращении с просьбой выделить деньги на ремонт или восстановление памятника не отвечали бы, что есть проблемы поважней – медицина, образование, социальная сфера. Государство должно инвестировать в сохранение культурного наследия, как это делается в других странах.

–  У агентства есть свой бюджет на реставрацию памятников? И сколько денег в госбюджете отводится на поддержку культурного наследия?

– У нас нет своего бюджета на эту статью расходов. Наши компетенции заключаются  в мониторинге: как соблюдается и исполняется законодательство в области сохранения культурного наследия. В 2009 году Министерство культуры на поддержку культурного наследия заложило в бюджет 3 млн леев, сейчас эти дотации увеличены до 20 млн. Однако это ничтожно мало. И на местном уровне на содержание памятников мало где выделяются средства.

 

Под шквалом критики

– Реабилитация столичного парка им. Штефана чел Маре – один из инициированных вами проектов, за который критикуют многие. Вам предъявляют претензии и по поводу вырубки деревьев на Еврейском кладбище, сомневаясь в том, что некрополь сохранят, а не возведут на его месте очередной новострой. Ваши аргументы «АиФ в Молдове» по этим вопросам привела в номере за 27 марта. Но как вы считаете, вся эта критика заслуженная?

– Я понимаю, люди потеряли веру во всё. И теперь с какой бы инициативой мы не выходили, всё равно будут причислять к коррупционерам или говорить, что находимся у кого-то из власти предержащих в кармане. Я ни у кого не иду  на поводу – хочу настоящего диалога со всеми. Хочу, чтобы у руководства страны и в дальнейшем была воля реализовывать проекты по восстановлению культурного наследия, чтобы можно было реставрировать объекты и в Оргееве, и в Вадул-луй-Рашкове, и в Леово, и в других местах.

Вместе с тем хочу заметить, что люди всегда найдут причины, чтобы критиковать и нападать на тех, кто предлагает провести какие-то изменения в городе. Но нужно быть конструктивными, слушать и слышать друг друга, дискутировать, выйти из прежних стандартов, если мы хотим поменять жизнь в государстве к лучшему.

– Не можем не затронуть ещё один больной вопрос – снос кафе «Гугуцэ». Вначале вы проголосовали против строительства на его месте, а спустя пару лет поддержали этот проект. Многие люди убеждены, что вы продались. Ваш аргумент: застройщик предложил адекватный проект. А не случится ли как обычно: застройщик, получив разрешение, построит первоначально заявленный объект?

– Я дважды проголосовал против, когда предлагалось на месте кафе «Гугуцэ» построить гостиницу высотой в 14 этажей. Начался судебный процесс,  мы дошли до Высшей судебной палаты, и разрешение застройщику не дали. В 2018 году нам предложили на утверждение уже совсем другой проект: возведение социально-культурного многофункционального центра высотой в 7 этажей плюс терраса, где предусматриваются два ресторана, художественная галерея, конференц-зал – что в корне отличается от первоначального варианта. После того как мы утвердили этот вариант, появился даже третий, в котором будущий объект стал ещё на этаж ниже.

18 июля 2018 года, когда я проголосовал за этот проект, то семь раз отмерил и один – отрезал, как говорится. Я проанализировал ситуацию в исторической ретроспективе – что вообще строилось в этом городском саду. Изучил опыт других стран, чтобы выяснить, что у них возводится в охраняемых зонах. С этой же целью съездил в Яссы, был во Дворце культуры, который является визитной карточкой города – и увидел там здание в 16 этажей в охраняемой исторической зоне. И тогда спрашивается, почему в Яссах можно, а у нас нельзя? Я не вижу ничего страшного в том, что в парке появится этот объект. Это то же кафе «Гугуцэ», но в обновлённом виде. Что касается вопроса о возврате к первоначальной версии проекта. Я встречался с владельцем объекта, чтобы выяснить его намерения. Он меня заверил, что собирается строить то, что представлено в проекте. Я стараюсь верить людям. Нужно двигать дела у нас в стране, поддерживать людей и менять жизнь к лучшему.

 

Увидел Шанхай… и поменялся!

– Раньше многие граждане вас поддерживали, даже говорили, что Штефэницэ – единственный человек, который переживает за судьбу памятников. Сейчас всё чаще приходится слышать, что Ион Штефэницэ изменился, уже не тот, каким был вначале. Вы с этим согласны?

– Когда ты работаешь в системе и идёшь против течения, то теряешь здоровье. Могу сказать: я изменился, потому что у меня уже не то здоровье, какое было 10 лет назад. Я не такой же, потому что у меня больше опыта, знаний, мудрости, я лучше знаю исторический центр Кишинёва. Меня постоянно в чём-то упрекают, нападают, критикуют. Помню шквал критики, который последовал после того, как я предложил проект по художественному освещению зданий в Кишинёве. Но потом выяснилось, что это красиво – число освещаемых зданий растёт, и больше никто не вспоминает тех нападок.

А ещё Штефэницэ сильно поменялся после того, как трижды побывал в Китае в рамках проектов в 2010, 2011 и в 2012 годах и увидел, как китайцы ответственно относятся к культурному наследию и одновременно развивают и экономику городов. У нас любой беспорядок сравнивают с Шанхаем. А я не спешу использовать сравнение «как в Шанхае», говоря о плохом. Шанхай для меня – пример. Старая часть этого города была законсервирована, отреставрирована и восстановлена. Там смело используют новые стили в архитектуре, которые органично вписываются в исторические слои. В Кишинёве есть кварталы, в которые мы тоже можем интегрировать новые строения, то есть пятый слой. Но важно, чтобы государство выделяло средства на сохранение культурного наследия и граждане страны понимали его ценность и были более ответственны.

 

ДОСЬЕ
Ион Штефэницэ – директор Агентства по инспектированию и реставрации памятников. Родился 3 марта 1980 года в г. Леово РМ. Окончил факультет истории и этнопедагогики Государственного педуниверситета им. И. Крянгэ (1998–2002 гг.), юридический факультет Госуниверситета Молдовы (2003–2009 гг.), университет Via Domitia во Франции (2005–2006 гг.).

 

Любовь Чегаровская

Facebook Комментарии
Share Button

Оставьте комментарий

Адрес редакции: Кишинев, ул. Дософтей, 122, офис 4. Тел. 022 85-60-88;
Рекламный отдел: +373 22 85 60 99; +373 69 24 51 62 / e-mail: exclusivmedia@mail.ru; zelinskaia_nata@mail.ru
PP Exclusiv Media SRL © Аргументы и факты в Молдове; e-mail: info@aif.md