Совсем не Южная Пальмира

Совсем не Южная Пальмира

О том, какой задумывал столицу Молдавии архитектор Щусев

Восьмого октября исполнилось 145 лет со дня рождения выдающегося российского и советского архитектора Алексея Щусева – человека, желавшего превратить столицу Молдавии в Южную Пальмиру, по аналогии с Северной Пальмирой – Петербургом.

 

Круг замкнулся

Правда, за образец будущего облика своей малой родины Алексей Викторович взял планировку не современного ему Ленинграда, а Новгорода, где сочетались прямоугольная и радиальная (лучевая) застройки.

А глядя на сохранившиеся проектные планы и эскизы, становится понятно, что многое из задуманного Щусевым больше никогда не удастся воплотить в жизнь – в город, где высотку втискивают на любой бесхозный пятачок, не вернётся искусство. По крайней мере до тех пор, пока достояние всего общества не перестанет быть предметом торга частных лиц (саркастическое эхо минувших времён – ведь когда-то Кишинёв и был городом-торгом, который нередко делили между собой на части господари, монастыри, бояре и более мелкие землевладельцы).

 

Без вины обвиняемый

Когда жил и творил Алексей Викторович, да и позже, такого не было. Имелись и свои печальные ошибки: следуя замыслу Щусева (в данном случае, прокладывая Центральный луч, коих, как мы знаем, должно было быть три в нижнем старом городе), кто-то решил, что памятник архитектуры начала XIX века – Михайловская церковь, она же Старый собор, –не должен больше существовать в пространстве нашего города. Храм сносили долго – слишком толстыми были стены, чтобы можно было управиться в срок. Сейчас примерно на этом месте находится здание театра имени Эжена Ионеско.

Щусев к сносу этого храма и других знаковых зданий не имеет никакого отношения. Его именем часто прикрывались ради реализации намерений, продиктованных совершенно другими императивами, нежели любовь к Кишинёву, желание сделать его лучше.

Ныне покойный известный советский и молдавский архитектор Григорий Босенко подчёркивал, что лишь спустя два года после кончины Щусева, в 1951-м, был выполнен и одобрен генеральный градостроительный план Кишинёва. И не Алексей Викторович, а другие лица, уже не имея над собой справедливо довлеющий, неусыпный взор зодчего с непререкаемым авторитетом, принимали решения о сносе одних исторически значимых строений и не принимали документы о восстановлении и сохранении других. Нынешние власти предержащие – достойные продолжатели дела их предшественников из былых эпох.

Градостроитель-экспериментатор

Кто-то считает, что та монументальность, которую хотел придать городу Щусев, сделала бы этот массив пригодным для жилья весьма ограниченного количества людей – на всех попросту не хватило бы места. Но в идеале города растут и развиваются, в первую очередь, вширь, почему же Кишинёв должен был стать исключением? Хотя сегодня он таковым как раз и стал…

За размах Щусева, представителя старой, ещё дореволюционной школы, критиковали и по проекту здания Совета министров МССР. Мог ли, хотел ли Алексей Викторович повлиять на местные власти и сохранить, восстановив, гениальный по своему исполнению Епархиальный дом и другие разрушенные ныне здания так называемого митрополичьего комплекса, стоявшие в пределах того же квартала? Если такая просьба всё-таки прозвучала кулуарно, почему ей не вняли? Насколько однозначным было намерение властей МССР построить здание Совмина именно на этом месте? Неужели всё дело было в том, что именно это здесь, где позже разбили центральную площадь, была территория парадов (следовательно, местом демонстрации силы и величия) и поэтому сооружениям религиозного значения, хоть трижды памятникам архитектуры, там не было больше места? Вопросов всегда больше, чем ответов.

Но проект величественного здания Совмина, который, по замыслу Щусева, занимал бы почти весь квартал и имел бы купол а-ля тот, что венчает Таврический дворец в Петербурге, так и не был воплощён в жизнь. Специалист по истории нашего города Юрий Колесник в своей книге «Неизвестный Кишинёв» одной из причин тому называет необходимость экономить – страна только оправлялась от разрушительной войны. Вторая причина, которую озвучивает Колесник, – нежелание центральных властей превращать Кишинёв, столицу маленькой республики, в поистине царственный город. А именно таким – величественным, роскошным, совершенно новаторским – хотел сделать его Щусев.

«По той же причине отклонили проект кампуса Государственного университета, который успешно гармонировал бы со старой архитектурой верхней части Кишинёва – с водонапорной башней и домом Пронина», – пишет Ю. Колесник. Отменно сделанный дом Пронина, кстати, неотреставрированный и прохудившийся, в итоге пал жертвой землетрясения – его попросту снесли как непригодный для восстановления. Не застрянь проект Щусева в архиве, архитектурную жемчужину имперского периода можно было спасти.

 

Проживи он дольше…

Ветеран кишинёвского зодчества Алла Кириченко в беседе с корреспондентом «АиФ в Молдове» вспоминает, что когда она приехала по распределению в Кишинёв в 1961 году, среди архитекторов был ещё силён дух преемственности идей великого зодчего.

– Во многом на наследии Щусева основывался генплан застройки Кишинёва. Город нужно было расширять, чётко просчитать перспективы его развития. Я считаю, что Кишинёву повезло бы, проживи Алексей Викторович немного дольше. Он уникальный архитектор, работал, кстати, сам, без соавторов. По крайней мере он никогда бы не позволил того, что творится в Кишинёве сейчас. Свежий пример из личных впечатлений: проезжала недавно в сторону Ботаники по виадуку и увидела, что «Кукурузу» (или «Ромашку») – высотный многоквартирный дом круглого сечения, построенный, чтобы стал одной из визитных карточек советского Кишинёва и видовых его точек, закрывает очередная «коробка», ничем не отличимая от других, – рассказала Кириченко.

 

Параллельное будущее

Глядя на эскизы Алексея Викторовича, воплотившие его видение будущего Кишинёва, – того будущего, которое уже никогда не наступит, и сравнивая их с тем, что видим сегодня, невольно погружаешься в какую-то параллельную, почти стимпанковскую реальность: одетый в гранит, соединённый с Днестром (Кишинёв – настоящий город-порт!) полноводный Бык с трехэтажными домиками по берегам; Музей боевой славы под отрытым небом на месте Ильинского рынка (сегодня – центральная часть улицы К. Тэнасе);  три луча, разбегающиеся от музея к набережной Быка. И если Центральный луч (позже – Проспект молодёжи) был проложен, то остальным двум, увы, не бывать – капитальная застройка последующих эпох сделала своё дело. Левый луч, судя по всему, должен был быть основан на улице Павловской, ныне – Петру Рареша, а в дороссийские времена – Друмул маре (Большой дороге), прерывающейся позднее застроенными кварталами. Правый же луч, если сравнивать с планом Щусева 1947 года нынешнюю карту, кое-где перекликается с северной частью улицы Пушкина. Все три луча должны были продолжаться мостами через Бык и, видимо, дорогами по территории Рышкановки, Вистерничен и даже Старой почты, о новой застройке которых в послевоенные годы конечно же ещё не было и речи.

Утратили ли мы полностью тот Кишинёв, который хотел построить для нас Щусев, или же есть надежда, что хоть какие-то из этих проектов можно воплотить в жизнь и в наши дни? А если можно, то вопрос – стоит ли? Думаю, что эта дискуссия пока открыта.

 

КОММЕНТАРИЙ

Новый дешевле

Александр Боярчук, архитектор: Щусев проектировал и строил в первые послевоенные годы, поэтому сейчас по нему равняться полностью нельзя. Бык, по берегам которого Щусев планировал красивую набережную, сегодня неполноводен, и воду взять неоткуда. Даже если из Гидигичского водохранилища спустить вниз по реке все запасы, их хватит дня на два, чтобы Бык побыл полноводным. По сути, надо строить новый Кишинёв, в сторону Днестра. А этот оставить как есть – дешевле создать новый.

 

В ТЕМУ!

В наследство от зодчего

Первым зданием, которое построил Щусев в Кишинёве, стала двухэтажная дача Карчевского на Большой Малине – сейчас там парк Долина роз. Здание в несколько перестроенном виде сохранилось до сих пор. Позже Алексей Викторович спроектировал дом Драгоева на улице Пушкина угол Кузнечной (ныне Бернардацци). В 1912 году Щусев возвёл церковь в имении помещика Богдана, в селе Кухурешты. После войны по проекту зодчего был установлен памятник Ленину для Площади Победы.

 

Подготовил Николай Костыркин

Facebook Комментарии
Share Button
Vk.com
Odnoklassniki

Оставьте комментарий

Адрес редакции: Кишинев, ул. Дософтей, 122, офис 4. Тел. 022 85-60-88;
Рекламный отдел: +373 22 85 60 99; +373 69 24 51 62 / e-mail: exclusivmedia@mail.ru; zelinskaia_nata@mail.ru
PP Exclusiv Media SRL © Аргументы и факты в Молдове; e-mail: info@aif.md