Слуги двух господ

Слуги двух господ

О том, что Запад дал деньги не «просто так»

Реформа юстиции прошлась катком по судебным инстанциям, по персоналу судебной системы, по самой структуре судебно-правовой системы.

 

Как подчинили суды…

Даже беглый обзор многих законов и поправок, принятых в 2013, 2016, 2018 годах, пугает воображение. Закон № 544 от 20.07.1995 г. «О статусе судьи» был изменён в вышеперечисленные годы, ужесточив до предела критерии отбора и продвижения судей.

Первое впечатление от прочитанного закона – что и Иисус Христос не соответствовал бы всем требованиям. Судьёй мог стать только лиценциат права, окончивший Национальный институт юстиции, прошедший тестирование с применением детектора симуляции (полиграфа) (ст. 6. 1 g), у которого нет ни административных, ни уголовных проблем, а также проблем с оценкой «институциональной неподкупности» – то есть с агентством ANI (Нацио-нальной комиссии по неподкупности). Кроме этого, судья должен представить справку о состоянии здоровья (а это зачем?); справку об отсутствии судимости (а что, и такие судьи бывают?), декларацию об имуществе и личных интересах; характеристику с последнего места работы или учёбы.

Ключевой была статья 19 – «Неприкосновенность судьи», которую изменили в 2015 году.

В 4 пункте написано: «Уголовное преследование в отношении судьи может быть начато только генеральным прокурором или его первым заместителем с согласия ВСМ. В случае совершения судьёй преступлений, предусмотренных стать-ями 243, 324, 326 и 3302 УК Республики Молдова, а также в случае очевидных преступлений согласие Высшего совета магистратуры для начала уголовного преследования не требуется.

Проще говоря, судей лишили иммунитета, сделали полностью зависимыми от генпрокурора! Вот вам и реформа юстиции на западные деньги и по их рекомендациям!

Закон № 76 от 21.04.2016 г. «О реорганизации судебных инстанций» предусматривал сокращение с 42 (5 в Кишинёве и 37 — в районах) до 15 судебных инстанций! Видимо, чтобы приблизить суды к народу…

Закон № 947 от 19.07.1996 г. «О Высшем совете магистратуры» был изменён в 2016 и 2018 годах. ВСМ состоит из 12 членов (прямо как 12 апостолов), как и Высший совет прокуроров: председатель Высшей судебной палаты, министр юстиции, генеральный прокурор, шесть судей. Новшество в том, что три члена ВСМ из числа штатных преподавателей права, по итогам открытого конкурса, избираются парламентом большинством голосов (ст. 3).

Полномочия ВСМ были ограничены в пользу составляющих его структур, а правила его деятельности значительно ужесточены.

Судебная инспекция стала фактически независимым от ВСМ органом, имеющим автономную функциональность, состоящим из семи судебных инспекторов (ранее состояла из 5).

ВСМ обязали «сотрудничать с гражданским обществом и средствами массовой информации» (ст. 4) с обеспечением доступа к сведениям о деятельности Совета (ст. 8).

Под гражданским обществом, видимо, подразумеваются НПО, спонсируемые Западом.

Член ВСМ терял должность куда проще, чем ранее: «…в случае неподачи декларации об имуществе и личных интересах»; «при участии в принятии решения с нарушением законоположений о конфликте интересов»; в случае «решения судебной инстанции о конфискации необоснованного имущества» и так далее.

Однако ударом в сердце для ВСМ стала статья 23 – «Обеспечение неприкосновенности судьи». Раньше ВСМ мог заблокировать любую попытку ареста судьи, дать свою оценку самой попытке ареста, показать правовую несостоятельность ареста. Под давлением Запада и вследствие решения КС, Высший совет магистратуры рассматривает предложение генерального прокурора только с точки зрения соблюдения условий или обстоятельств, предусмотренных Уголовно-процессуальным кодексом для начала уголовного преследования, задержания, привода, ареста или обыска судьи, не присваивая себе полномочия судебной инстанции.

То есть судья ВСМ становился уязвимым не только перед генпрокурором, но и перед Национальной комиссией по неподкупности, назначаемой парламентом, вернее, парламентским большинством.

 

Система надзирателей

Реформа юстиции под предлогом «борьбы с коррупцией» привела к созданию комплексного репрессивного аппарата с дальним прицелом на подчинение правовых и политических элит Западу. Нечто похожее мы видели в Румынии и в Болгарии.

Закон № 3 от 25.02.2016 г. «О прокуратуре» поставил прокуроров в топ правовой системы, превратив их в вершителей судеб. У них, в отличие от судей, сохранился абсолютный иммунитет. Вышестоящий прокурор может потребовать передачи дела ему, чего нет в случае судей, где действует система автоматического распределения дел, аудиорегистрации заседаний.

Закон № 132 от 17.06.2016 года «О Национальном органе по неподкупности» (ANI) предусматривал создание независимого агентства, которое являлось преемником Национальной комиссии по неподкупности (CNI).

Агентство состояло из семи членов (по одному от правительства, парламента, ВСМ, ВСП, Конгресса местных властей и двое — от «гражданского общества», то есть смотрящие от Запада), и осуществляло «процедуру контроля имущества и личных интересов, соблюдения правового режима конфликта интересов, несовместимости, запретов и ограничений».

Оно же «подаёт в судебную инстанцию заявления с целью вынесения решения о конфискации необоснованного имущества», информирует орган уголовного преследования и/или налоговую службу с целью определения наличия элементов преступления. ANI при этом обязано выборочно осуществлять регулярный контроль всех чиновников посредством «инспекторов по неподкупности…»

В какой европейской стране есть такие органы, нам не очень понятно. Появление ANI было требованием Запада. Сработали филигранно.

В 2014–2015 годах ООН (посредством агентства UNDP) и Румыния спонсировали проект «Консолидация способностей Национальной комиссии по неподкупности». Бюджет – $163 тыс., из которого Румыния внесла $132 тыс.

Одной из целей проекта было создание «партнёрства со СМИ, НПО и внешними актёрами». Откровенно, ничего не скажешь. Внедрял проект румынский НПО (think tanc) – Centrul Român de Politici Europene (CRPE), который, похоже, и взял львиную часть денег.

Нельзя исключать, что Румыния получила и персональные данные молдавских элит, и инструменты влияния на CNI, а значит и инструменты шантажа.

Закон № 1104 от 06.06.2002 года «О Национальном центре по борьбе с коррупцией» был изменён в 2012, 2013, 2015, 2016, 2017 и в 2018 годах! НЦБК подчиняли то парламенту, то правительству (2013 г.), то опять парламенту! Сегодня директор центра назначается на должность парламентом на 5 лет.

Интересна статья 4, где среди задач центра называются «осуществление антикоррупционной экспертизы проектов законодательных актов и проектов нормативных актов правительства» (введена в 2015 г. после кражи миллиарда), возмещение добытого преступным путём имущества (2017 г.), осуществление оценки институциональной неподкупности (2016 г.).

Однако на деле, по признанию НЦБК, 40% законов, которые имеют отрицательную их оценку, принимаются парламентом.

Апогей абсурда – статья 10 «Коллегия центра», которая осуществляет «коллегиальное руководство» НЦБК. Статью внедрили Законом № 152 от 01.07.2016 года.

Состав коллегии вызывает недоумение: кроме чиновников НЦБК, прокуратуры антикоррупции и т. д., в коллегию входят представитель проф-союза центра, представитель «гражданского общества», выбранный профильной парламентской комиссией на конкурсной основе, представитель Гражданского совета, который включает три НПО!

При чём тут НПО, которые, как правило, финансируются Западом, и деятельность органа по борьбе с коррупцией? Как он может быть независимым после этого? Кто гарантирует, что данные НПО не координируют свою деятельность со своими спонсорами и не передают всю информацию им?

Ответ на поверхности. Эти статьи прописывались западными экспертами и прозападными НПО. Более того, в 2015–2018 годах ООН (через агентство UNDP), а также МИД Норвегии спонсировали проект под названием «Консолидация функций НЦБК по предотвращению и анализу коррупции». Бюджет был приличный – $1 648 395. Проект предусматривал техническое оснащение НЦБК.

Но другой целью было «развитие платформы сотрудничества между НЦБК и гражданским обществом». Поэтому в закон о НАЦ в 2015 году ввели статьи 10 и 44 (2) с красноречивым и до неприличия прямолинейным названием «Контроль над деятельностью центра со стороны гражданского общества». Статья вводит понятие «Гражданский совет», который состоит из трёх членов, представителей НПО. Одного предлагает парламент, двух – «гражданское общество», то есть Запад. Гражданский совет участвует с правом голоса в коллегии и в дисциплинарной коллегии центра; анализирует отчёты о деятельности НЦБК; следит за судебными заседаниями по делам, расследуемым центром.

Кроме того, Гражданский совет имеет право предлагать вопросы для обсуждения на заседаниях коллегии; передавать подразделению внутренней безопасности или прокуратуре жалобы граждан на работников Центра; проводить социологические опросы о явлении коррупции и восприятии обществом деятельности НЦБК (проще говоря, устранять неугодных сотрудников центра через соцопросы).

При этом контроль парламента над НЦБК на самом деле ослаб. Для этого Законом № 180 от 22.10.15 г. ввели статью 44 (1) – «Парламентский контроль над деятельностью центра». Вроде бы директор НЦБК даёт ежегодный отчёт парламенту. Депутаты даже могут вызвать директора для слушаний. Однако «директор центра вправе отказаться от участия в указанных заседаниях, если представление требуемой информации нарушает интересы уголовного преследования, принципы законности, презумпции невинов-
ности, защиты персональных данных и конфиденциальность уголовного преследования». То есть любое дело можно считать конфиденциальным и не давать никакой информации! Вот вам и реформа юстиции, которую полностью вывели из-под контроля народа, сделав подконтрольной ДПМ и Западу.

 

Судебный картель

Безусловно, судебная власть была разделена любопытно. Сформировался некий совместный картель местных олигархов и НПОкратии Запада.

Негласно все назначенцы системы юстиции должны были иметь западное образование, работать в западных структурах или НПО, нередко иметь и гражданство. Судите сами.

Валерий Зубко – генпрокурор (07.10.2009 – 21.01.13 гг.). В 1996–1999 годы был членом жюри Фонда Сороса, РМ.

Корнелиу Гурин – генпрокурор (18.04. 2013 – 01.03.16 гг.). Выпускник Ясского университета А. И. Куза (Румыния), был экспертом спонсируемых Западом и Фондом Сороса АО ADEPT (2005–2012 гг.), CAPC.

Александру Тэнасе – председатель КС (04.10.2011 – 12.05.2017 гг.). Выпускник Ясского университета А. И. Куза, менеджер проектов в Фонде Сороса (2003–2005 гг.).

Другие члены КС в 2013–2016 годы – В. Попа, директор программ АО IDIS «Viitorul», Игорь Доля и экс-посол Aурел Бэешу (фин Ю. Седлецкого) – основатели Великой масонской ложи Молдовы. Тудор Панцыру – в 1995–2001 годы судья ЕСПЧ, 2001–2002 годы –консультант Совета Европы, депутат румынского парламента (2008–2012 гг.), координатор программ UNDP.

Михай Поалелунжь – председатель Высшей судебной палаты (01.05. 2012 – 16.03.2018 гг.) – эксперт UNDP, член жюри Фонда Сороса (2001–2003 гг.), 2008 – 2012 гг. – судья ЕСПЧ.

Анатолий Дончу – директор Национальной комиссии по неподкупности с 2011 года по 2 ноября 2017 г. Чисто случайно он в 2010 – 2012 гг. был проректором Университета европейских знаний, где ректором является Юрий Седлецкий, председатель Великой масонской ложи Молдовы.

Виктор Стратилэ – зампредседателя Национальной комиссии по неподкупности с 2013 по 2018 годы. Работал экспертом в проектах GEF, UNDP. С 2003 года – адвокат в проектах USAID, ABA/CEELI, консультант в проектах ЕС.

Михаил Бэлан – директор СИБ (25.10.2012 – 12.2017 гг.). Будучи послом в Афинах, стал почётным членом клуба «Ротари» – предбанника масонства. В январе – марте 2002 года посещал курсы по безопасности George Marshal, Garmisch, ФРГ.

Кристина Цэрнэ – замдиректора НЦБК (19.11.2013–17.10.2017 гг.). В 2012–2013 годы – независимый эксперт в финансируемом Соросом и Западом АО ADEPT.

Та же ситуация сложилась в Нацбанке (Д. Дрэгуцану, С. Чокля), Минобороны (В. Чиботару, Е. Стурза), МВД (Д. Речан), Минюсте (А. Тэнасе, О. Ефрим), Минобразовании (Санду)… Все эти граждане – слуги двух господ. С одной стороны, они служили местным олигархам, с другой – Западу.

А вы думали Запад дал деньги на реформу просто так? И смогли бы наши олигархи назначать на ключевые позиции тех, кто им в голову придёт? Тогда бы с ними быстро разобрались.

Богдан Цырдя, политолог

Facebook Комментарии
Share Button
Vk.com
Odnoklassniki

Оставьте комментарий

Адрес редакции: Кишинев, ул. Дософтей, 122, офис 4. Тел. 022 85-60-88;
Рекламный отдел: +373 22 85 60 99; +373 69 24 51 62 / e-mail: exclusivmedia@mail.ru; zelinskaia_nata@mail.ru
PP Exclusiv Media SRL © Аргументы и факты в Молдове; e-mail: info@aif.md