Вот уже месяц как в Румынии не утихают многотысячные протесты. Таких выступлений не было, наверное, со времени свержения Чаушеску в 1989 году. Протесты направлены против румынской Социал-демократической партии (бывшая Компартия Румынии), которая одержала убедительную победу на парламентских выборах 11 декабря 2016 года.

Любопытно, что массовые протесты начались и в США сразу после победы Дональда Трампа, и в Молдове – после победы ратующего за сближение с Россией Игоря Додона, и в Болгарии – после победы русофила Румена Радева. Трясёт и Беларусь, которая является членом ЕврАзЭС. Во Франции Франсуа Фийон, лидер президентской гонки, недавно снялся с выборов. Он сошёл с дистанции вследствие обвинения в его якобы коррумпированности. Компромат появился аккурат после того, как Фийон заявил, что с Россией нужно дружить, что санкции контрпродуктивны.

 

Где собака зарыта?

Формальным поводом для многотысячных протестных акций стало намерение социал-демократического правительства премьер-министра Сорина Гриндяну внести изменения в антикоррупционное законодательство. Это позволит амнистировать осуждённых за коррупционные преступления, если сумма преступной сделки не превышает 38 тыс. евро. Хотя сумма немалая, но для прожорливых коррупционеров, мягко говоря, не заоблачная.

В СМИ активно раскручивается тема, что таким образом социал-демократы хотят закрыть уголовные дела своих однопартийцев. Среди них экс-премьер-министр Румынии в 2000-2004 гг. Адриан Нэстасе, экс-премьер-министр Виктор Понта, лидер СДП Ливиу Драгня и т. д. Меч DNA (Национальное антикоррупционное управление) завис и над экс-президентом от СДПР Ионом Илиеску. Согласно расчётам самого правительства, под амнистию могли подпасть 2,5 тысячи человек.

Правительство объяснило появление декрета необходимостью привести Уголовный кодекс в соответствие с решениями Конституционного суда. Вторая причина – переполненность тюрем. Звучит красиво, но почему нужно было принимать декрет посреди ночи? Очевидно, что за появлением декрета лежат и коррупционные интересы элит, и желание выйти из-под контроля DNA и США.

На самом деле и СДП, и выступающая против неё НЛП насквозь коррумпированы. Сам президент страны не может объяснить, откуда у него 7 домов. Как немецкая организация FDGR, чьим руководителем он был одно время, стала вначале наследником немецкой профашистской структуры Deutsche Volksgruppe, а потом вернула себе конфискованную ещё в 1944 году собственность на сумму в 14 млрд евро?

Ещё один «борец с коррупцией», экс-президент Траян Бэсеску, сам погряз в уголовных делах, а его брат попался на мошенничестве.

Согласно данным Transpa-rency International, по Индексу восприятия коррупции за 2016 год Румыния на 57-м месте. У неё ситуация лучше, чем у большинства соседей. Венгрия, к примеру, на 58-м, Греция – 69-м, Болгария – 75-м, Беларусь – 79-м, Молдова – 123-м, Украина – 131-м.

В ноябре 2015 года румыны точно так же протестовали против находившихся тогда у власти национал-либералов, как сегодня они протестуют против социал-демократов.

Проще говоря, в Румынии идёт ожесточённая война кланов, один из которых имеет мощную поддержку извне. В свою очередь руководство СДПР в близких отношениях с ДПМ и лично с олигархом Владом Плахотнюком, который поддерживает их медийно и политически.

И одна из причин войны – контроль над DNA (Национальное антикоррупционное управление), или ограничение его полномочий.

Благодаря давлению США и ЕС DNA наделили огромными полномочиями. В нём, похоже, заседает представитель ФБР, который указывает на то, кого арестовывать, а кого – нет. Обычно под раздачу попадают политики-русофилы, критики США, олигархи и не только. Об этом говорили лидер румынской праворадикальной партии «Ромыния Маре» Корнелиу-Вадим Тудор и румынский олигарх Сорин-Овидиу Вынту. Как следствие – начались массовые аресты. Любое подозрение в симпатии к России сразу каралось DNA. Также пострадали многие олигархи – Сорин Вынту, Джеордже Бекали. Таким образом освобождался рынок для западных корпораций. Попали под раздачу и многие лидеры СДПР – их подозревали в недостаточной лояльности к США и ЕС, что, в принципе, не соответствует действительности.

Заметим один важный нюанс: в Молдове некоторые правые партии, главным образом партия «Платформа Достоинство и Правда» и ПДС, активно пиарят идею сдачи Генпрокуратуры под контроль румынской DNA.

Нестихийные протесты

Однако румынский майдан не очень похож на стихийный выброс народного возмущения. На самом деле протест имеет чёткую организацию.

Участие около полумиллиона граждан в антиправительственной демонстрации и та методичность, с какой поддерживается протест, не могут быть стихийными. Здесь задействованы огромные деньги, СМИ, политические ресурсы. Правительственный декрет о декриминализации ряда экономических статей Уголовного кодекса был принят в ночь на 1 февраля. В тот же вечер на улицы румынских городов немедленно, как по команде, вышли на протесты более 250 тысяч человек. Из них более ста тысяч – в Бухаресте.

К вечеру 5 февраля численность протестующих по всей Румынии превысила 600 тысяч человек.

Демонстранты не просто митингуют, но митингуют грамотно, с использованием соответствующих приёмов (создание «моря света» экранами сотовых телефонов, использование свистков, кричалок с технологией НЛП, привычных скачек (кто не скачет – не румын) и т. д.).

Митингующие очень согласованно, как по команде, меняют свои требования. После того как правительство 5 февраля отозвало декрет, митингующие, как по учебнику цветных революций, повысили ставку – стали добиваться отставки правительства. Дескать, правительство в любом случае протолкнёт коррупционный закон. Отказ договариваться и повышение ставок – один из признаков того, что митингующими управляют.

Управляет протестами правая оппозиционная Национальная либеральная партия (PNL). Однако замешан и соросовский Союз за спасение Румынии (USR – Uniunea Salvati Romania).

Национал-либералы (около 20 % голосов) проиграли парламентские выборы социал-демократам (около 45 %) и теперь готовятся поквитаться с политическими конкурентами с помощью толпы.

Поддержал митинги и президент страны Клаус Йоханнис –  вышел к протестующим. Кстати, сам Йоханнис был председателем НЛП. Он же способствовал отставке правительства Виктора Понты 4 ноября 2015 года, которого также обвиняли в коррупции. После ухода Виктора Понты главой кабмина стал ставленник Йоханниса и евробюрократии Дачиан Чолош (17 ноября 2015 – 4 января 2017 года).

 

Кто заказчик?

Трудно однозначно сказать, кто стоит за протестами. Однако румынские социал-демократы ратовали за укрепление суверенитета Румынии по отношению к ЕС и Брюсселю, критиковали одностороннюю ориентацию национал-либералов на ЕС и НАТО, продвигали идею ресуверенизации, намекали на ограничение влияния иностранного капитала на экономику страны. Они же пару раз заикнулись о важности развития отношений с Россией, Китаем, Индией.

Сам Клаус Йоханнис этнический немец, и за его спиной маячит тень самой Ангелы Меркель. Следовательно, нельзя исключать, что немцы решили поставить своего ставленника в Бухаресте, воспользовавшись победой Трампа и отходом США из региона.

Но митингующих поддержал и председатель Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер, и, самое главное, многие директора транснациональных корпораций, которые, если верить лидеру СДП Драгне, вывели людей на улицу! Фонд Сороса, который был заподозрен в поддержке майдана на Украине и протестов в США, вмешался и в румынские события.

Согласно информации в румынской газете Evenimentul Zilei, советник Йоханниса Сандра Пралонг является первым представителем Сороса в Румынии. Назначенный Йоханнисом премьер-министр Дачиан Чолош – член фонда Friends of Europe, финансируемого Соросом. Критикующая эсдеков госпожа Моника Маковей также состояла в сети.

Когда Понта был отправлен в отставку, президент вызвал для консультаций гражданское общество… из сети Сороса – FDSC, Salvaţi Dunărea şi Delta, Expert Forum, Freedom House România, Asociaţia Salvaţi Bucureștiul, Grupul pentru Dialog Social и т. д. Эта же сеть бьёт исключительно по эсдекам. Позже некоторые из этих НПО создали партию  USR, которую именуют ещё и партией Сороса. Она, кстати, имеет представительство в парламенте и в сенате.

Напомним читателям, что и партия Майи Санду – ПДС – была создана исключительно из активистов сети Сороса, чьи связи с румынскими активистами очевидны.

Похоже, что против социал-демократов собрались глобалисты, транснациональные корпорации и подчинённая немцам евробюрократия.

Их беспокоит ориентация эсдеков на большую независимость от Берлина и Брюсселя, риск ослабления Евросоюза и потеря контроля над рынками.

Богдан Цырдя, политолог

Post to Twitter