Роман с цветами

Роман с цветами

Марианна Годич – о батике, вкусе жизни и о любви к окружающему

Работы художницы Марианны Годич напоминают старинные картины. Она работает в разной технике, но всё же её основная тема – батик, а любимые персонажи – цветы. Кажется, что её влажные хризантемы способны дышать подобно людям, что можно расслышать шелест распускающихся на солнце лепестков пионов, а по шёлковым изумрудным тропинкам легко убежать в лес, полный чудес.

 

Корни старого сада

– Марианна, чьих же вы будете?

– Родилась и выросла в Кишинёве. Но очень смешанных кровей, как и у многих в Молдове. У бабушки по матери сербско-греческое происхождение, дедушка – русский, москвич. Бабушка и дедушка по отцу – молдаване, с примесью болгарской крови. Детство моё до восьми лет было очень насыщенным временем. Мы жили в старинном доме с большим садом. Одна половина наша, вторая – бабушкиного брата. Удивительным было и само место, в котором стоял дом, – как большая чаша. Он был последним на улице, напротив дома – обрыв, в котором протекал ручей, а на другой стороне обрыва – поля. Красиво было, как в сказке. Весной в саду распускались подснежники и фиалки, потом нарциссы, сирень, тюльпаны, ирисы – и так до поздней осени цвели цветы.

В саду я проводила много времени. Там был целый маленький мир, как в книге Джеральда Даррела «Моя семья и другие звери» – её я прочла в третьем классе и люблю до сих пор.

– Как вас воспитывали? Одни считают: дети не понимают, что к чему, и только твёрдая рука взрослого способна вывести ребёнка на правильный путь. Другие, напротив, деликатны, не давят на растущую личность. Вы кажетесь очень свободным человеком.

– Родители мои много работали, поэтому мной занималась бабушка – много мне читала, а с четырёх лет я уже читала сама запоем. В детстве я много рисовала. У бабушки был большой дубовый шкаф, в котором, по моему детскому мнению, находились сокровища: старинные открытки, вышивки и работы моей тёти – художницы. И сейчас мне говорят, что мои работы напоминают старинные картины.

Для меня имеет большое значение и эмоциональный отклик людей. Думаю, это даёт мне ощущение нужности, ведь у каждого человека есть своя миссия, какой-то смысл (пусть даже человек сам его надумывает) его пребывания на земле. И если мои работы приносят людям хоть небольшую радость, значит я недаром живу на свете.

Батик как акварель

– Масло и холст. Шёлк и красители. Два разных для художника мира, точнее, способа его восприятия и трансляции. Что было в начале? Что даёт вам одно, и что – другое?

– Когда я училась, любила писать маслом. Но было желание передать ощущение лёгкости, воздуха в картине максимально достоверно. Заинтересовалась батиком – тогда о его существовании у нас мало кто знал, но на текстильной фабрике в Яловенах был маленький цех, в котором им занимались, и я устроилась туда на работу. С тех пор он остаётся основной темой. В технике батика многие работали декоративно, а у меня было желание выработать свою технику, близкую к акварельной живописи. Многое не получалось, и я стеснялась показывать на выставках свои работы, считая их недостаточно сложившимися. Хотя людям они нравились, их хотели покупать, и меня это очень радовало.

– Многие художники пишут ради самого процесса. Для вас же, кажется, имеет большое значение результат, осознание, что той или иной картиной вы тронули чью-то душу.

– Работаю я и ради процесса – не могу заниматься ничем другим. Пробовала что-то, менее творческое, но возникало мучительное ощущение, что я теряю время. Но вы угадали: для меня имеет большое значение и эмоциональный отклик людей. Думаю, это даёт мне ощущение нужности, ведь у каждого человека есть своя миссия, какой-то смысл (пусть даже человек сам его надумывает) его пребывания на земле. И если мои работы приносят людям хоть небольшую радость, значит я недаром живу на свете. Ведь кругом масса негатива и дисгармонии, которые ежедневно давят на сознание и подсознание людей. Надо же эту массу разбавлять разными способами.

– Свои работы легко отдаёте или иногда мучают сомнения?

– Легко. Всегда думаю о том, что разовью тему, сделаю ещё варианты, и, надеюсь, ещё лучше. Помню только пару случаев, когда мне было жаль расставаться с работами, но я преодолела себя. Надо постоянно быть в движении. В работу вкладывается энергия, и этим следует делиться, иначе – метафизический застой.

Уроки герани

– Вы пишете цветы. Есть, конечно, и птицы. Есть и портреты, но всё же… А ещё вы разводите герань в больших количествах. Сквозь её разноцветье на балконе не так видны шероховатости и углы внешнего мира? И почему, кстати, именно герань, а не какая-нибудь бегония или цикламен, азалия?

– Цветы я всегда очень любила. А увлечение геранью пришло неожиданно – женщина заказала картину с её изображением. Я задумалась: растение обыденное, как же нарисовать его выразительно? А в работе пригляделась – и поразилась его красоте и пластике. А соцветия какие жизнеутверждающие! Таких сочных оттенков и так сияют на солнце! Это было для меня уроком: цветов невыразительных и обыденных не бывает.

– Герань похожа на ваш мир – неприхотливый, но прекрасный?

– Внешне моя жизнь небогата событиями. Но я получаю огромную радость от созерцания самых простых и повседневных вещей. Художники очень счастливые люди – они видят всё другими глазами, более объёмно и углублённо, чем обычный человек. Зрение – как инструмент. Такое видение – ещё и результат обучения, многолетней работы. И ещё художнику нужно постоянно работать творчески, не терять формы. А творческая работа не бывает механической, она требует полной сосредоточенности.

 

Художника поймёт… художник

– Что для вас вкус к жизни? Что вас радует, вдохновляет? Во что верите?

– Верю в Бога, в то, что наш мир дивно устроен, что ничего не происходит случайно. Эта информация или открывается человеку как озарение, или, если человек этого не ощущает и не замечает, он метафизически слепой, как говорил режиссёр Кшиштоф Занусси, или время открыться этой информации ещё не пришло для этого человека. Всему свой час.

Очень ценю присутствие в моей жизни родных, близких, друзей. Это дар свыше. Все они важны для меня. Каждый из них значителен и близок по-своему.

– Нужен ли художнику человек, который заземляет, более материален, потому что…

– Не знаю, тут нужна мера, кто-то должен быть, возможно, более материальным, практичным человеком. Мне кажется, художника может понять и быть близким по-настоящему только другой художник

– А что вы любите? Кого и что не любите?

– Очень люблю нашу природу: каждую травинку, каждую мелкую живность – всё прекрасно и гениально создано, не устаю любоваться. Моя подруга сказала как-то, что я – созерцатель. Думаю, так и есть.

Ещё я не урбанистический человек. Хотя очень люблю старый Кишинёв, его архитектуру и те старые, ушедшие в землю дома и улочки, где была тёплая, прогретая солнцем пыль, в которой утопали подошвы. Возможно, это связано с детством и юностью, когда мы гуляли по его освещённым солнцем или тенистым улочкам, где росли старые вязы и акации, где всё казалось залитым каким-то необыкновенным светом, с тем неспешным ритмом жизни.

Особенно не люблю следы недавнего вмешательства в органичную красоту прошлого. Жаль, как и многим людям, что старая часть города не сохраняется, как в некоторых других городах мира. То, что я говорю о прошлом, не значит, что настоящее не радует и не близко. Совсем нет. Просто качество времени совсем другое – больше торопливости и иногда поверхностности. Изобилие информации очень радует.

– Сколько вам нужно для счастья и, главное, что нужно?

– Вы меня рассмешили. Вспомнила фразу Сергея Довлатова: «Деньги – это свобода, пространство, капризы». Думаю, денег не будет хватать ни мне, ни моим друзьям-художникам. Хотя нам в принципе не нужно чрезмерно много для счастья – нужны возможность работать творчески, не отвлекаясь на подработки, отнимающие время, и возможность подпитываться впечатлениями. Вот, пожалуй, основное, что нужно по-настоящему.

 

ДОСЬЕ
Марианна Годич в 80-х годах окончила Молдавское художественное училище им. И. Репина (декоративно-оформительское отделение). Работала художником по текстилю в объединении «Народные промыслы МССР». Батиком занимается более 20 лет. Участвовала в городских и республиканских выставках. В 2007 году в Кишинёве состоялась её персональная выставка. Её работы находятся в частных коллекциях Молдовы, стран СНГ и дальнего зарубежья (США, Канада, Англия, Германия, Израиль, Польша).

 

Инна Желтова

Facebook Комментарии
Share Button

Оставьте комментарий

Адрес редакции: Кишинев, ул. Дософтей, 122, офис 4. Тел. 022 85-60-88;
Рекламный отдел: +373 22 85 60 99; +373 69 24 51 62 / e-mail: exclusivmedia@mail.ru; zelinskaia_nata@mail.ru
PP Exclusiv Media SRL © Аргументы и факты в Молдове; e-mail: info@aif.md