Роковая страсть

Роковая страсть

Друзья-литераторы преподнесли «отцу народов» Сталину удобный для семейства Бриков, но заведомо ложный факт, что Лиля Брик – законная вдова Маяковского. Получив статус вдовы, став наследницей половины авторских прав поэта, заодно его двух квартир, Лиля обрела охранную грамоту на всю оставшуюся жизнь…

Гадая над личностью этой женщины, многие современники недоумевали: «Что он в ней нашёл?». Маяковский видел в ней то, что не видели другие. Молодой француз Банье так описал её: «Где бы она ни появлялась, она всех мужчин сводила с ума. На них безотказно действовали её свобода, жгучий взгляд и ещё такое редкое качество, как желание понять другого. Узкие плечи, ласковый, но не слащавый взгляд… Всё в ней было невероятно женственно – и то, как она любила духи, драгоценности, всякие игрушки-побрякушки. Она была сексуальна…»

29-Истории любви 01

Пожар сердца поэта

Перед смертью Маяковский написал: «Лиля, люби меня». Для него и после смерти было важно ЕЁ отношение. А Лиля Брик, Лиля Каган в девичестве, когда-то и не помышляла о таком повороте в судьбе, хотя с подросткового возраста была окружена своими многочисленными Гумбертами, как Лолита Набокова. Сам Фёдор Шаляпин пригласил юную нимфетку в свою ложу на спектакль. Да что там – родной дядя (!) влюбился в племянницу, требуя супружеского союза, миллионеры просили «на час» свидания… что не помешало ей в ранней юности согрешить на диване с учителем музыки прямо в родном дому. Но в 20 лет – от греха подальше! – её всё же выдали замуж за Осипа Брика.

Впрочем, как она призналась, их супружеская жизнь прекратилась уже в 1915 году (по некоторым данным, ещё через пару лет) – осталось верное партнёрство – до самой смерти Брика.

В этом же году на пороге её квартиры появился Маяковский и прочёл «Облако в штанах», посвятив хозяйке дома – едва её увидев! – свою гениальную поэму. Утром следующего дня поэт уже мчался к другу и конфиденту Корнею Чуковскому в Куоккалу – сказать, что встретил ту единственную… на всю жизнь. Ему было 22 года, а ей – 24. Ему было суждено ещё 15 лет жизни и любви к этой женщине… В год смерти поэта ей было тридцать девять лет. Она ещё прожила долгую и интересную жизнь.

 

Балованная избранница

Вот что сказала о Лиле Брик проницательная Лидия Гинзбург: «Лиля Брик… прожила в сознании собственной избранности и избранности своих близких, а это даёт уверенность, которая не даётся ничем другим. Она значительна не блеском ума и красоты, но истраченными на неё страстями…» Но на кого же тратились страсти Маяковского и других мужчин (например, мужа Ахматовой – Пунина, тоже любившего Лилю)?

Вошедшие в историю женщины делятся на несколько категорий: предметы страсти великих мира сего – роковые красавицы, как Диана Пуатье или Натали Пушкина, куртизанки, как легендарная Манон Леско, авантюристки наподобие Маты Хари, исторические личности, вроде Клеопатры или Екатерины Великой, и, наконец, владелицы литературных салонов, как знаменитая мадам Рекамье, аккумулировавшая вокруг себя культурную жизнь Франции. Ни к одной из этих категорий Лилю Брик причислить нельзя. Тем не менее при весьма скромных стартовых возможностях она смогла претендовать по крайней мере на три категории из перечисленных. Так и осталась на скрижалях истории. Пусть в масштабе СССР, но какая разница!

Молва об её безграничных возможностях и связях после смерти поэта пустила настолько глубокие корни, что к ней на поклон шёл и стар и млад при самых разных обстоятельствах. Пропуски в Колонный зал? Само собой. Санатории? Нет проблем! Поездки, посещение премьер, близкое знакомство с такими людьми, как Мейерхольд, Пастернак, Анна Ахматова, Тухачевский, Арагон, Андре Жид, Родченко, Пудовкин… Тем не менее историки напрасно потом рылись в письмах Лили Брик, стараясь отыскать следы исторических встреч, потрясений (взять хотя бы убийство Кирова в 1934 году), раздумий, описаний примет времени и прочего. Всё её эпистолярное наследие оказалось удручающе бытовым: письма полны текущих мелочей быта – описаний нарядов, еды, косметики, денежных дел… Это не помешало ей на закате жизни сказать в Париже интервьюеру: «Маяковский не был великим поэтом. Великим поэтом был Хлебников…» Но с чьих уже слов говорила теперь Душечка? Со своих ли? Мы этого никогда не узнаем.

 

Быть и казаться

Ближе познакомившаяся с Лилей Брик в 30-х годах Анна Ахматова так охарактеризовала литературный салон «вдовы поэта»: «Карты, бильярд, чекисты…» Кровавая мельница в стране работала исправно – шли аресты, процессы. Оцепенение охватило всю интеллигенцию двух столиц. Тем не менее Лиля Брик жила, что называется, «при дворе», у неё были уже две резиденции: городская и загородная. Поездки за границу. Она давно была личным другом влиятельного чекиста Агранова, начальника особого отдела ОГПУ. Агранова представлял присутствующим сам Маяковский, сообщавший, что Яков Саулович занимается «в органах госбезопасности вопросами литературы». Потом Лиля стала официальной спутницей (женой?) всесильного Примакова, члена Высшего военного совета при наркомате обороны СССР (что не помешало ей вырвать из сердца Примакова, когда его повлекла на дыбу машина «заговора Тухачевского» и стала выбивать признания на Лубянке. Кстати, и тут от неизбежных репрессий её спасла легенда «вдовы Маяковского», а не статус гражданской жены Примакова).

«Купи мне два полувечерних платья (длинные) – одно чёрное. Другое… что-нибудь вроде парчи, обязательно тёмной, и туфли к ним. Потом мне нужно 4 коробки моей пудры, духи…шпильки… губные карандаши и пр.», – торопливо писала Лиля сестре Эльзе в Париж 1 января 1936 года, готовясь к мартовскому грандиозному бал-маскараду – на 40 персон! – в своей квартире. И бал был дан, между прочим, с умопомрачительным угощением!

 

29-Истории любви 03

«Клей из покойника»

Михаил Кольцов в лубянских пыточных казематах дал поразительные показания: «В отношении Маяковского Брики около 20 лет (при жизни и после его смерти) являлись паразитами, полностью базируя на нём своё материальное и социальное положение…» Виктор Шкловский выразился ещё более хлёстко: «Варят клей из покойника». Тем не менее гибкая Лиля Брик обладала бесценным качеством: она не ломалась под ударами судьбы, а быстро воспринимала существующую реальность как данность и начинала жить заново – с ней в ладу. К 1938 году она уже начала жить с «малышом» – Василием Катаняном, который был моложе её на целых 17 лет. К их услугам в довоенном СССР оказались «закрытые магазины», многочисленные старые связи, а уже в послевоенную пору – писательские дома творчества от Балтийского до Чёрного моря, «спецпайки» и прочие прелести.

Забегая вперед – или уже назад? – следует сказать, что Лиля Брик всё-таки составила свой салон из поэтической молодёжи. Ещё до войны, помятуя, чьей «женой» была эта великая женщина, к ней в гости ходили талантливые Николай Глазков, Слуцкий, Михаил Кульчицкий и Павел Коган – поэты, погибшие на фронтах ВОВ…

В мирные советские застойные годы заглядывал уже Андрей Вознесенский, режиссёр Параджанов, юный Эдуард Лимонов, знаменитые актёры и актрисы, и так – до самой смерти. К слову, Лиля Брик сыграла в жизни великого режиссёра Параджанова благую роль, спасая его поддержкой и перепиской во время ареста и заключения. Поддерживала и другие таланты, словно подпитываясь горением чужого пламени. Так было всегда…

В 70-е годы наступил её новый и последний расцвет – поездки в Париж, модная одежда, бесконечные интервью за границей… Она могла надеть зелёную шубу и в свои 80 лет гулять так по Парижу: рыжие волосы, зелёная шуба… На её 85-летний юбилей 11 ноября 1976 года великий Сен-Лоран преподносил ей платья одно за другим. Даже Ротшильды прибыли на её званый вечер в Париже.

В будни она одевалась под Марлен Дитрих, носила брюки и говорила задорно своему знакомому французу Банье: «Вот вы, Франсуа-Мари, живёте с двумя мужчинами, с Жаком и Паскалем. Совсем как я: с Бриком и Маяковским. Мы прекрасно уживались втроём. Вы тоже? Так всё-таки с кем из них вы спите? Мне, например, с Бриком спать не нравилось. А Маяковский был немного импотентом». Это при его-то многочисленных любовных связях! Но чем себя оттенить?

Ушла Лиля Брик красиво и мужественно: после перелома шейки бедра в 1978 году не захотела долго мучить близких и себя – выпила амбутала и умерла, завещая развеять прах в Подмосковье, недалеко от Звенигорода, что и было выполнено…

29-Истории любви 02Афоризм

«Надо внушить мужчине, что он замечательный или даже гениальный, но что другие этого не понимают. И разрешать ему то, что не разрешают ему дома. Например, курить или ездить куда вздумается. Ну а остальное сделают хорошая обувь и шёлковое белье».

Подготовила Алёна СТРИЖ

Facebook Комментарии
Share Button
Vk.com
Odnoklassniki

Sorry, comments are closed for this post.

Адрес редакции: Кишинев, ул. Дософтей, 122, офис 4. Тел. 022 85-60-88;
Рекламный отдел: +373 22 85 60 99; +373 69 24 51 62 / e-mail: exclusivmedia@mail.ru; zelinskaia_nata@mail.ru
PP Exclusiv Media SRL © Аргументы и факты в Молдове; e-mail: info@aif.md