Решение КС и агрессивное меньшинство

Решение КС и агрессивное меньшинство

В своем решении о смене названия государственного языка Конституционный суд опирался на Декларацию о независимости Республики Молдова, в которой написано, что язык – румынский.

Видимо, это и стало основанием для решения КС, не усомнившегося в том, что ради своей цели – а она, конкретная, у судей есть! – можно поступиться и Основным законом!

Научная истина или проданное первородство?

Само решение вызвало неоднозначную реакцию политиков, общественных деятелей, ученых. Обойдемся без анализа мнений – их, как всем известно, столько же, сколько и людей. Временами даже больше. Обратимся теперь к фактам!

Николай Паскару, президент Молодежного движения «Воевод», считает, что государственный язык Республики Молдова должен называться только молдавским – и никак иначе.
«Все двадцать с лишним лет мы строим нашу государственность и развиваем национальную идентичность. У нас многонациональная республика, и закон гарантирует равноправие для представителей всех народов, проживающих на территории РМ. Однако молдаване для нашей страны в современных ее реалиях – это не только титульный этнос. Это еще и название молодой политической нации, куда де-факто входят представители всех национальностей, живущих в Молдове. И нация, и язык – основы нашей государственности. Потеряв одну из них, мы рискуем потерять и само государство. Изменить любое положение Конституции, в том числе и о языке, можно только путем референдума, а затем – голосами конституционного большинства в парламенте. И никак иначе!» – заявил для «АиФ в Молдове» Паскару.
По его словам, «ни для кого не секрет, что большинство судей КС – граждане Румынии, то есть, согласно своим профессиональным обязанностям, они защищают Основной закон РМ, хотя де-факто принесли присягу на верность совершенно другому государству, а это, несомненно, накладывает свой отпечаток на принимаемые ими решения».

По мнению депутата Парламента РМ двух созывов кандидата филологических наук, доктора истории, автора монографии «История Молдовы» и других трудов о прошлом нашей страны Василе Стати, Декларация о независимости была составлена неграмотно.
«Я неоднократно публиковал материалы на эту тему, в каждом из которых напоминал, что данная декларация была принята на площади, без точного учета количества людей, их процентного соотношения с общей численностью граждан страны и т.д. Утверждение о том, что Декларация о независимости превалирует над Конституцией, неверно, так как сама декларация во многом противоречит Основному закону. Что такое Декларация о независимости? Это средство информирования мировой общественности о том, что та или иная страна достигла независимости, – и не более! Это не юридический документ. Те, кто побудил КС принять такое решение, вышли за пределы разумного. Ведь обязанность КС – следить за тем, чтобы акты, принимаемые после вступления в силу Конституции, соответствовали Основному закону страны», – подчеркнул Стати, который, кстати, входил в число законодателей, принимавших в 1994 году Конституцию Республики Молдова.
Михаил Гарбуз, председатель партии «Патриоты Молдовы», также заметил, что любой законодательный проект такого плана должен приниматься путем референдума.
«Народ должен высказаться по вопросу о языке, и именно его решение должно лечь в основу нашего будущего. Меньшинство должно подчиниться воле большинства. В референдуме должно участвовать и население Приднестровья – части территории Республики Молдова», – отметил Гарбуз. «Я – молдаванин и говорю на молдавском языке», – добавил он.
Официальная наука, как всем известно, придерживается диаметрально противоположной точки зрения.

 

 

«Научно язык, на котором говорят молдаване и который носит статус государственного, – румынский. В 1994 году, когда была принята Конституция, в Академии наукс обрали конференцию «Правильный язык – румынский язык», чтобы закрепить в ученом мире верную позицию. Ведь для тех, кто наблюдал события тех лет, не секрет, что при составлении текста Основного закона в статье о языке должны были приписать в скобках «(румынский)».

Но по политическим мотивам этого сделано не было. Если понятие молдавского языка кому-то ранее и приносило политические дивиденды, то сегодня такого эффекта не наблюдается», – заявила директор Терминологического центра Института филологии Академии наук РМ Инга Друцэ.
По ее словам, «молдавский язык – это политический термин, выдумка Сталина, и даже советские филологи, специалисты по языкам романской группы, заявляли, что в Молдове говорят по-румынски».

 Системная ошибка. Перезагрузить компьютер?

Но, что же представляет из себя текст Декларации о независимости РМ? Давайте разберемся. Так как парламент пока не принял изменения в положения о государственном языке, у нас, журналистов, еще есть возможность побороться если не за историческую правду – у каждого она, увы, разная, – то за юридическую уж точно!
Чтобы обосновать свое решение о провозглашении ССР Молдова независимой Республикой Молдова, депутаты Верховного совета последнего созыва ( и одновременно с тем – первого парламента страны) стремились опереться на наследие прошлого – не секрет, что это весьма распространенный политический ход во все времена. Хотя, забегая вперед, отмечу, что при использовании некоторых исторических фактов депутаты были крайне неверно проинформированы.
Итак, ни в коем случае не ставя под сомнение судьбоносный выбор страны в те годы, чаяния законодателей и волеизъявление граждан, позволю себе заметить, что в тексте Декларации о независимости содержится ряд погрешностей, ввиду которых, на мой взгляд, этот документ никак нельзя считать более важным, нежели Конституция страны.
В Декларации о независимости Республики Молдова сказано: «…СЧИТАЯ акты расчленения национальной территории 1775 и 1812 годов противоречащими историческому и национальному праву и юридическому статусу Молдавского княжества…». Понятно, первая дата – год аннексии Австрийской империей Буковины, а вторая – год присоединения Бессарабии к России.

Я специально употребил два разных слова – аннексия и присоединение, потому что, во-первых, в отношении последствий первого из двух событий никогда не слышал ничего хорошего, а касательно второго не только слышал, но и читал документальные подтверждения. Но сейчас речь не об этом. Здесь интересно несколько моментов. Во-первых, что значит «расчленение национальной территории»? Это значит, что от Молдавского княжества в 1775 году оторвали Буковину, а в 1812-м – Пруто-Днес тровское междуречье. А тот факт, что если не номинально, то фактически оставшуюся территорию Молдовы с 1859 года насильственно присовокупили к Бухаресту, чтобы наконец-то образовалась Румыния, никто в Декларации о независимости не учел.
Пойдем далее: «…ПОДЧЕРКИВАЯ, что издавна населенное молдаванами Заднестровье является составной частью исторической и этнической территории нашего народа…». Речь идет о нынешнем Приднестровье, территория которого никогда не входила в состав Молдавского княжества.

А этнически эта земля настолько разнородна, что говорить о ее принадлежности к той или иной стране по национальному признаку – не более чем примитивно. В качестве обоснования территориальной идентичности обоих берегов Днестра молдавские депутаты, составляя эту декларацию, могли бы прибегнуть к более реальной подоплеке: 49 лет территория МССР была единой в своих границах, а раз РМ – ее правопреемница, то давайте, мол, и границы не менять, и признавать друг друга равноправными – вне зависимости от мировоззрения.

Но, увы, тогда не нашлось никого, кто мог бы подсказать депутатам первого парламента, что худой мир лучше доброй войны. Кстати, есть те, кто небезосновательно утверждает, что война на Днестре началась задолго до первых выстрелов под Дубоссарами, а именно в августе 91-го.
Далее авторы декларации осуждают «пакт Молотова-Риббентропа», то есть советско-германский договор о ненападении 1939 года. Можно сколько угодно говорить о наличии либо отсутствии секретного протокола о разделе сфер влияния, но тот факт, что часть румынской провинции Бессарабия в 1940 году стала основой МССР, говорит о возрождении и дальнейшем сохранении молдавской государственности. Той государственности, благодаря которой в 1991 году парламентарии и получили возможность составить обсуждаемую здесь декларацию.

Ту декларацию, которой не было бы, не будь в истории нашего края Молдавской Советской Социалистической Республики. Выходит, «пакт Молотова-Риббентропа» сыграл не такую уж плохую роль в истории нашей страны. То есть, осуждая «пакт Молотова-Рибентропа», авторы Декларации о независимости осудили саму молдавскую государственность! Ведь если следовать такой логике, то, ликвидируя «последствия» советско-германского соглашения, нужно и территорию РМ вернуть Румынии! Об этом хотели заявить авторы Декларации о независимости? Надеюсь, что нет.
Кстати, если уж осуждать «пакт Молотова-Рибентропа», давайте вспомним и Мюнхенское соглашение, без которого не было бы вышеназванного пакта. И, возможно, Второй мировой войны тоже не было бы. Давайте вспомним и о том, что само Мюнхенское соглашение – плод умышленного вредительства западных держав, на которые мы все сегодня молимся. И которые сегодня продолжают действовать в том же самом ключе.

Дьявол – в мелочах

Далее, есть в декларации и такая, как сейчас модно говорить, «синтагма»: «… в законах и постановлениях Парламента Республики Молдова о провозглашении румынского языка государственным и о возврате ему латинской графики от 31 августа 1989 года…». Следуя дальнейшему тексту, становится ясно, что само провозглашение независимости опирается в том числе и на закавыченные здесь слова, которые являются либо грубой опечаткой, либо наглой ложью. Потому что 31 августа 1989 года в Законе о функционировании языков на территории МССР государственным языком был назван не румынский, а молдавский. То же название языка указано, напомню, и в Конституции.
И напоследок еще одна выдержка из той же Декларации о независимости: «… население Республики Молдова, осуществляя свое право, не участвовало 17 марта 1991 года, несмотря на оказанное государственными органами СССР давление, в референдуме о сохранении СССР». Еще одна ложь! Либо результат неосведомленности. Либо… Хотя какая уже разница?! Скажем только, что жители Молдовы шли и голосовали на упомянутом референдуме. Им мешали, угрожали увольнением, оскорбляли и даже били на улице средь бела дня. Штаб избирательной комиссии в Кишиневе пытались штурмовать. И только чудом все бюллетени удалось передать из Молдовы в Москву. Те, кто в прямом смысле этого слова рисковал тогда своей жизнью, сделали все, что от них зависело. Воспоминаний и свидетельств очевидцев полно, просто здесь не хватит места, чтобы их опубликовать.
Одним словом, документ, пусть и судьбоносный для Молдовы, но фактологически неграмотный, пытаются поставить выше Конституции страны, разработанной и принятой, когда во власти уже стало заметно меньше горячих голов, а решения стали принимать, полагаясь более на здравый смысл, нежели на уязвленное самолюбие. Конечно, не надо менять текст Декларации о независимости.

Пусть все остается как есть. Пусть глупость тогдашних «бояр» через эти строки «видна будет». Но вот опираться в принятии дальнейших судьбоносных решений необходимо именно на Конституцию. И в вопросе о государственном языке – в том числе. Если не в первую очередь.

 

Facebook Комментарии
Share Button
Vk.com
Odnoklassniki

Sorry, comments are closed for this post.

Адрес редакции: Кишинев, ул. Дософтей, 122, офис 4. Тел. 022 85-60-88;
Рекламный отдел: +373 22 85 60 99; +373 69 24 51 62 / e-mail: exclusivmedia@mail.ru; zelinskaia_nata@mail.ru
PP Exclusiv Media SRL © Аргументы и факты в Молдове; e-mail: info@aif.md