2

Пушкин в опале?

Пушкин в опале?

Крылатая фраза Аполлона Григорьева «Пушкин — это наше всё» — в Молдове не актуальна.

И хотя государственные лица страны порой возлагают цветы к памятнику поэту в центральном столичном парке, это скорее дань протоколу, чем забота о сохранности его имени в Кишинёве.

 

Тазики и Рогозин

10 февраля исполнится 180 лет со дня трагической гибели А. С. Пушкина. Но круглая ли дата или юбилей, а наш Дом-музей Пушкина в последние годы живёт по своим странным законам. Начнём с того, что время от времени, принимая у себя самых знаменитых гостей страны, Домик (как его называют кишинёвские почитатели пушкинской лиры) располагает очень скудными возможностями. Здание, крыша давно нуждаются в капитальном ремонте, однако Минкульт — как всегда! — «не располагает средствами». Впрочем, к слову, то ли из чувства ложной гордости, то ли из-за своих «национальных убеждений» он отказывается и от предложенной — дармовой! — помощи. Не верите?

Когда Дмитрий Рогозин находился с визитом в Молдове, его супруга с помощником посетили музей. И тут как на грех — а может, к счастью? — вдарил ливень. С потолка в музейных залах дружно закапала вода. Смотрительницы бросились подставлять тазики… Узнав о столь бедственном положении мемориала, супруга Рогозина — Татьяна Геннадьевна заверила, что финансы для ремонта она найдёт. Только пусть Минкульт обратится через неё с официальным письмом. Но письма почему-то не последовало…

После смены трёх директоров за год обеднел и штат музейщиков. От группы специалистов здесь остался один (!) экскурсовод. Имя Пушкина, конечно, притягивает многих гостей столицы. Но теперь музей не каждую группу принимает: не хватает гидов. О научной деятельности музея уже говорить не приходится. В музее имеется уникальная библиотека, но она закрыта для широкого посещения. А культурно-просветительский центр, куда должны были переехать библиотека и фонды, — пустует…

 

Из евростолицы — захолустье

Но что — разве только Домик пропадает? С каждым годом Пушкинская заповедная зона всё дальше уходит в небытие. Зданий времён пребывания поэта в Кишинёве почти не осталось. Дом грека Михалаки Кацики, где заседала кишинёвская масонская ложа «Овидий-25», Благовещенская церковь и Дом-музей — вот и всё, что осталось в Кишинёве от чуть ли не 30 мест, связанных с поэтом.

— Если вы окажетесь на улице Прункулуй, за музеем, то попадёте на стройку, которая ведётся без археологической экспертизы, — говорит Марк ТКАЧУК, экс-депутат, бывший советник президента, антрополог, — старый Кишинёв в последние годы несёт большие утраты. В центральной части города стираются очень интересные старые кварталы. Высотки строятся в буквальном смысле на костях. Кишинёв нужно немедленно объявлять памятником археологии и истории!

По мнению Ткачука, некоторые жители столицы считают, что Кишинёв возник чуть ли не после 1812 года. До этого он был захолустьем. Но это не соответствует действительности! Кишинёв имел статус города уже в 1766 году. Население его тогда составляло около 7 тысяч человек. В то время в Афинах — это для вящего примера! — жили только 4 тысячи горожан, а в Хельсинки — около 5 тысяч. Жители Кишинёва имели особый статус, отношения, вольности и культуру, которая вмещала элементы армянской, греческой, немецкой, еврейской и других культур.

«На наших глазах происходит буквально геноцид всего, что связывало нынешних жителей столицы со старым многонациональным Кишинёвом», — считает антрополог. До Второй мировой войны полиэтнический состав Кишинёва был совсем не таким, каков он сейчас. И эти культуры активно взаимодействовали. Но эта богатая история многонационального города, увы, потеряна. Известен случай с Армянским подворьем в нижней части города, когда были вскрыты абсолютно сохранившиеся подвалы конца XVII века. Чудо это можно было использовать в научных и в туристических целях. Но его варварски уничтожили!

 

Метаморфозы чистки мозгов

По мнению Анастасии ФЕЛЬКЕР, историка культуры, доктора наук в управлении культурным наследием, столица не только «успешно» подчищает архитектурную память о великом русском поэте. В Молдове за годы независимости с Пушкиным, как частью русского наследия, случилась другая метаморфоза. Произошло… отстранение от Пушкина, который уже далеко не для всех — гений и вообще во всех смыслах знаковая личность. Может быть, в этом и кроется причина бедственного состояния музея Пушкина? Его пониженный статус?

Анастасия убеждена: Кишинёву не хватает хорошего культурного менеджмента. Отсутствует современный концепт по сохранению истории Кишинёва, который перерос бы в государственную программу. Домик — аутентичное наследие Кишинёва. Кроме самого здания, которое является точкой притяжения, там сохранился дворик, сад. А рядом — историческое ядро — Пушкинская горка, Благовещенская церковь, ложа «Овидий». Ожерелье мест, которые давно бы оформить в зону аутентичного наследия Кишинёва, которая будет работать как часть городского текста.

Если не делить прошлое на «молдавский», «русский», «еврейский» и другой период, если прошлое воспринимать как неделимую кишинёвскую историю, то тема Кишинёва XIX века лишится острых углов. И впишется в общий текст поликультурного прошлого, который близок каждому, кто живёт в этом городе и ассоциирует себя с ним.

 

 

Мнение специалиста

Разрушать — не строить

Юрие КОЛЕСНИК, историк, автор 10-томной Basarabia necunoscuta («Бессарабия неизвестная»):
— Александр Пушкин — величина в мировой литературе. Когда в Молдову приезжают иностранные гости, они первым делом интересуются, можно ли посмотреть места, где жил поэт, где проводил свободное время. Места, связанные с его пребыванием в нашем крае до сих пор востребованы. Но его место в культурной политике столицы не очень значительное. Хотя Пушкин — хороший туристический бренд для города. Кишинёв мог бы успешно зарабатывать на этом. Но мы мало и неудачно занимаемся пушкинской темой.

 

Комментарии

Всё лучшее — за окном

Георге ЕРИЗАНУ, директор издательства Cartier:
— Каждая литература имеет одного великого писателя. Остальные — эпигоны. Александру Пушкину, как самому яркому явлению русской литературы, не грозит забвение. Он останется в веках, как Сервантес, Данте, Шекспир. От утраты мемориальных мест в Кишинёве, связанных с поэтом, его слава не потускнеет, а вот город потеряет статус культурной столицы.
В 1999 году Cartier выпустил стихи Пушкина в переводе Аурелиу Бусуйока. Потом издали «Пиковую даму» — сборник коротких рассказов в новом переводе Григория Киперя. У нас увидела свет книга Ликэ Саинчука «Кишинёв времён Пушкина».
Чтобы в стране начала восстанавливаться нормальная жизнь, каждый должен свою работу «делать, как должно, а там пусть будет, как будет». Кто призван заниматься охраной исторических памятников — пусть их охраняет, а кому поручено наказывать нарушителей — не должен с ними церемониться.

 

Ликэ САИНЧУК, художник и искусствовед:
— Разрушения происходят быстро. На восстановление уходят года и десятилетия. А для созидания нужна тишина и стабильность. Чтобы люди могли прижиться на своей земле, дождаться появления своих внуков и правнуков. Только живя на одном месте долго, замечаешь божественную красоту мира. И начинаешь уважать свой дом, село, город. А когда человека вынуждают всё время куда-то уезжать в поисках хлеба насущного, он превращается в пассажира скорого поезда. Всё лучшее у него остаётся за окном.

Подготовила
Татьяна СОЛОВЬЁВА.

Facebook Комментарии
Share Button
Vk.com
Odnoklassniki

Sorry, comments are closed for this post.

Адрес редакции: Кишинев, ул. Дософтей, 122, офис 4. Тел. 022 85-60-88;
Рекламный отдел: +373 22 85 60 99; +373 69 24 51 62 / e-mail: exclusivmedia@mail.ru; zelinskaia_nata@mail.ru
PP Exclusiv Media SRL © Аргументы и факты в Молдове; e-mail: info@aif.md