Психологическая трагедия

Психологическая трагедия

Как преодолеть стресс и не угодить к психиатру

Профессия психолога всегда была востребована. Но чем тревожнее время, чем меньше стабильности в обществе и в каждой отдельной семье, тем больше мы нуждаемся в специалистах, которые могут нас выслушать, успокоить и правильно сориентировать в сложных ситуациях.

 

В тисках стрессов

В советское время на консультации к психологам и психотерапевтам ходить было не принято, даже как-то зазорно. Образ неуравновешенного человека, не умеющего управлять своими эмоциями, плохо вписывался в рамки стабильного общества. Но как раз благодаря этой стабильности психическое здоровье населения не вызывало особых опасений.

Первый стресс общество бывшего Союза испытало в начале 90-х годов. Молодые люди, чей характер формировался в то беспокойное время, уже выросли и стали родителями. Им тогда никто психологическую помощь не оказывал, и свои юношеские проблемы они перенесли во взрослую жизнь.

– В связи с развитием общества гамма психологических проблем усилилась из-за того, что оно подвергается неблагоприятным социально-экономическим факторам – миграции, насилию, безработице, повышению количества разводов и т. д., – утверждает доктор педагогических наук Олеся Фрунзе. – Родители делают карьеру, чтобы улучшить благосостояние детей, но из-за нехватки времени теряют с ними связь. Кроме того, наблюдается перенасыщение информацией, в том числе и играми, влияющими на психику. Информация неправильно фильтруется и влияет на общее развитие и поведение.

 

Дефицит по вине государства

Сейчас психологи нужны не только взрослым, но и детям. Эту актуальную специальность можно получить в нескольких государственных и частных вузах, в числе которых и Педагогический университет им. И. Крянгэ. Но если профессия востребована обществом, почему она дефицитная?

– Я уже два года работаю в приёмной комиссии Государственного педагогического университета им. Иона Крянгэ и вижу, что из всех имеющихся специальностей психология – самая востребованная, – утверждает доктор психологических наук, заведующая кафедрой социальной работы Педагогического университета им. Иона Крянгэ Мария Вырлан. – Мы готовим хорошие кадры. В нашем университете на кафедре психологии сконцентрировано наибольшее число докторов психологических наук. Около 90% преподавателей ведут практическую деятельность, проводят консультации разных типов.

По словам Марии Вырлан, специалистов-психологов для учебных заведений должно заказывать Министерство образования, культуры и исследований, которое и предоставляет вакантные места. Но почему-то таких мест предлагается 3–4 в год. Это говорит о том, что в последние годы министерством не изучался вопрос дефицита специалистов-психологов. Конечно, большинство выпускников желают остаться в столице, однако если бы молодым специалистам предлагали работу в родных местах, возможно, многие из них и согласились бы вернуться домой.

Талантливые молодые люди всегда найдут применение своим знаниям. Если им не предлагает работу государство, они находят её сами, либо уходят из профессии, либо начинают заниматься частной практикой – то есть их услуги становятся платными, поэтому зачастую недоступными для социально уязвимых слоёв населения.

В Молдове нет закона о психологии, регламентирующего работу в этой сфере. Нет профессиональных организаций и союзов, представители которых могли бы провести аттестацию своих коллег, оценить их профессиональный уровень.

Не довести до суицида

Согласно регламенту, разработанному в 2018 году (Приказ № 1019), если в учебном заведении 150 – 250 учащихся, предполагается 0,5 ставки психолога, 251 – 500 – 1 ставка, 501 – 750 – 1,5 ставки, 751 – 1000 учащихся – 2 ставки. Таким образом, гимназиям, где мало учеников, ставка психолога вообще не положена. Аналогичная ситуация складывается в детских садах.  Без психологической помощи оказываются дети, которые сталкиваются с вербальной и физической агрессией, сексуальным насилием или эксплуатацией трудом.

– В нашей стране очень серьёзно ощущается нехватка психологов. В Молдове даже нет закона о психологии, регламентирующего работу в этой сфере. Нет профессиональных организаций и союзов, представители которых могли бы провести аттестацию своих коллег, оценить их профессиональный уровень, – поясняет президент Международного центра по профилактике аддиктивного поведения Мирча Греку. – К примеру, врачи каждые пять лет проходят аттестацию и подтверждают свою категорию. В Молдове в основном обучают психологов-педагогов, но психология – очень широкая сфера. К примеру, у нас очень мало специалистов, которые лечили бы людей от разного вида зависимостей. Сейчас любой психолог, практикующий в частном порядке, может по своему усмотрению выбрать себе специализацию, и мы должны верить ему на слово. Есть психологи, которые работают с пациентами, склонными к суициду. Кто может подтвердить квалификацию этого специалиста? Где гарантия, что человек в итоге не наложит на себя руки только потому, что у психолога не хватило профессиональных знаний?

По словам М. Греку, у нас в стране есть отличные психологи, но, к сожалению, их очень мало. И, как правило, они работают на себя, в своих частных кабинетах. Они участвуют в международных научных форумах, семинарах и тренингах, осваивают новые методики. Но в целом далеко не все специалисты повышают свой профессиональный уровень, как это делается в развитых странах. К примеру, в Швеции психологи проходят специальную подготовку ежегодно, потому что мир быстро меняется.

 

Магия обмана

По мнению экспертов, психолог нужен человеку чуть ли не с рождения. Ни одно дошкольное или учебное заведение не должно получать авторизацию на функционирование, если в его штатном расписании нет ставки психолога. Это очень важно, потому что, к сожалению, у нас достаточно много детей с психологическими отклонениями. Но в детских садах у специалистов этого профиля очень маленькие зарплаты, поэтому молодые кадры там надолго не задерживаются. Их нужно мотивировать, так как с детьми работать тяжело. То же самое и в учебных заведениях. Многим детям нужна поддержка психолога, особенно тем, чьи родители уезжают за границу на заработки. Кроме того, усложняется школьная программа, проявляется социальное неравенство – появились дети богатых и бедных.

Взрослым людям также очень часто нужна психологическая помощь. Но семейные врачи редко направляют пациентов к психологам, а сразу – на консультацию к невропатологу или психиатру, которые прописывают какие-то лекарства, не способные заменить психотерапию.

Иногда доходит до абсурда. Случается, что психологию приравнивают к парапсихологии, магии, колдовству, и люди верят, что общаются с профессионалами, способными оказать помощь. Поэтому и необходим государственный орган, контролирующий работу психологов и защищающий чистоту профессии.

В Европе психологи очень популярны, потому они способны выслушать, понять и на начальной стадии избавить от страхов, фобий и агрессии, подсказать, как себя надо вести. Психологов и психотерапевтов часто путают с психиатрами. Сфера деятельности у них, конечно, близкая, но не совсем одинаковая. Однако если человек вовремя не обратится к психологу или к психотерапевту, потом его проблемы будет решать психиатр.

 

КОММЕНТАРИЙ СПЕЦИАЛИСТА

Мозг – не без ресурсов

Оксана Гуменная, психолог, психотерапевт, правозащитник:

– Множество психологических проблем, которые мы не помним и не осознаём, были заложены в раннем возрасте, когда ребёнок всё воспринимает на веру, заучивает тот образ жизни, который был характерен для его семьи. И все эти жизненные маркеры он переносит во взрослую жизнь.

Создав семью, пары обращаются к психологу или к психотерапевту лишь через 5 – 7 лет после возникновения конфликтных ситуаций, когда назревает кризис и люди начинают понимать, что сами не в состоянии решить проблему. Для того чтобы не допускать подобного, к психотерапевту можно обращаться для профилактики. Проговаривать вслух все беспокоящие темы. Недавно узнала, что в Израиле есть такая практика, при которой паре, желающей зарегистрировать свои отношения, бесплатно предоставляется 10 консультаций с психологом. Это очень правильный подход.

В Молдове нет культуры психологической профилактики и психологического здоровья. Люди не воспринимают простую вещь, что мозг – это орган. Мы нормально относимся к профилактике заболеваний других органов и систем организма, но забываем, что у мозга тоже есть свои ресурсы, что его функциональность основана на определённых механизмах работы нейромедиаторов, которые тоже истощаются. Психический ресурс не безграничен.

 

Наталья Устюгова

Facebook Комментарии
Share Button

Оставьте комментарий

Адрес редакции: Кишинев, ул. Дософтей, 122, офис 4. Тел. 022 85-60-88;
Рекламный отдел: +373 22 85 60 99; +373 69 24 51 62 / e-mail: exclusivmedia@mail.ru; zelinskaia_nata@mail.ru
PP Exclusiv Media SRL © Аргументы и факты в Молдове; e-mail: info@aif.md