28 августа 1941 года начался прорыв кораблей Балтийского флота из Таллина в Кронштадт.

База флота под угрозой

В кон­це авгу­ста 1941 года оте­че­ствен­ный военно-морской флот пере­жил один из самых тра­ги­че­ских эпи­зо­дов в сво­ей исто­рии. Оцен­ка его раз­нит­ся по сей день: кто-то сопо­став­ля­ет его с Цуси­мой и видит в нём пре­ступ­ле­ние руко­во­ди­те­лей, кто-то счи­та­ет при­ме­ром огром­но­го муже­ства и стой­ко­сти моря­ков.

Тал­лин­ский пере­ход, или Тал­лин­ский про­рыв, 1941 года был вынуж­ден­ным шагом, отча­ян­ной попыт­кой спа­сти основ­ные силы Бал­тий­ско­го фло­та от пол­но­го раз­гро­ма и попа­да­ния в руки про­тив­ни­ка.

К нача­лу Вели­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны глав­ной базой фло­та явля­лась сто­ли­ца Совет­ской Эсто­нии — Тал­лин. К обо­ро­не это­го горо­да Крас­ная армия не гото­ви­лась, посколь­ку он нахо­дил­ся дале­ко от гра­ни­цы и появ­ле­ния у него про­тив­ни­ка совет­ское коман­до­ва­ние не допус­ка­ло.

Но уже в пер­вые неде­ли вой­ны поло­же­ние частей Крас­ной армии в При­бал­ти­ке ста­ло край­не тяжё­лым. 9 июля 1941 года пере­до­вые части немец­кой груп­пы армий «Север» ворва­лись в Марья­маа, что в 60 кило­мет­рах южнее Тал­ли­на.

Наступ­ле­ние гит­ле­ров­цев уда­лось оста­но­вить, но угро­за для Тал­ли­на сохра­ня­лась. Уже тогда коман­до­ва­ние фло­та высту­пи­ло с пред­ло­же­ни­ем начать эва­ку­а­цию про­мыш­лен­ных пред­при­я­тий и кораб­лей. Но эта ини­ци­а­ти­ва была отверг­ну­та — совет­ское вер­хов­ное коман­до­ва­ние было уве­ре­но, что Тал­лин удаст­ся удер­жать.

Директива Гитлера: корабли русских уничтожить

Но в кон­це июля наступ­ле­ние нем­цев воз­об­но­ви­лось, и к 7 авгу­ста части Крас­ной армии, обо­ро­няв­шие Тал­лин, были отсе­че­ны от основ­ных сил. Но даже после это­го реше­ние об эва­ку­а­ции фло­та не было при­ня­то. Напро­тив, коман­ду­ю­ще­му Бал­тий­ским фло­том вице-адмиралу Вла­ди­ми­ру Три­бу­цу пред­пи­сы­ва­лось исполь­зо­вать артил­ле­рию кораб­лей и отря­ды моря­ков для нане­се­ния контр­уда­ров по вра­гу.

Гер­ман­ское коман­до­ва­ние, в свою оче­редь, изда­ло дирек­ти­ву №33, пред­пи­сы­вав­шую не допу­стить отхо­да рус­ских мор­ским путём и эва­ку­а­ции Бал­тий­ско­го фло­та в Крон­штадт.

На южном бере­гу Фин­ско­го зали­ва вдоль марш­ру­та пере­хо­да Бал­тий­ско­го фло­та из Тал­ли­на в Ленин­град была раз­вёр­ну­та бере­го­вая артил­ле­рия, на север­ном бере­гу уже име­лись две ста­ци­о­нар­ные фин­ские бере­го­вые бата­реи. В Фин­ском зали­ве были уста­нов­ле­ны 36 мин­ных заграж­де­ний (в общей слож­но­сти око­ло 2000 мор­ских мин), на бли­жай­ших аэро­дро­мах сосре­до­то­че­ны боль­шие силы немец­кой авиа­ции.

К послед­ней дека­де авгу­ста поло­же­ние в рай­о­не Тал­ли­на ухуд­ши­лось настоль­ко, что коман­до­ва­ние Бал­тий­ско­го фло­та само­сто­я­тель­но нача­ло под­го­тов­ку к эва­ку­а­ции. Офи­ци­аль­ное раз­ре­ше­ние было полу­че­но толь­ко 26 авгу­ста, когда гит­ле­ров­ская артил­ле­рия уже ста­ла нано­сить уда­ры по тер­ри­то­рии пор­та.

Флагман «Киров» вывозил не только командование, но и ценности Эстонской ССР

Про­рыв фло­та пред­по­ла­га­лось совер­шить в сле­ду­ю­щем поряд­ке: отряд глав­ных сил, отряд при­кры­тия, арьер­гард и четы­ре кон­воя. Отря­ду глав­ных сил ста­ви­лась зада­ча при­кры­тия пер­во­го и вто­ро­го кон­во­ев от мыса Юмин­да до ост­ро­ва Гогланд. Отря­ду при­кры­тия — защи­щать вто­рой и тре­тий кон­вои от ост­ро­ва Кери до ост­ро­ва Вайнд­ло. Арьер­гар­ду — при­кры­вать с тыла тре­тий и чет­вёр­тый кон­вои. В соста­ве четы­рёх кон­во­ев нахо­ди­лись 107 кораб­лей и судов, 62 кораб­ля охра­не­ния, а ещё 51 корабль и суд­но, участ­ву­ю­щие в пере­хо­де, офи­ци­аль­но ни в один кон­вой вклю­че­ны не были. По ходу опе­ра­ции име­ли место пере­ме­ще­ния кораб­лей из одно­го кон­воя в дру­гой, как по при­ка­зу, так и не санк­ци­о­ни­ро­ван­ные. Все­го из Тал­ли­на в поход 28 авгу­ста 1941 года вышли 225 кораб­лей и судов.

Отряд глав­ных сил воз­глав­лял новей­ший совет­ский крей­сер «Киров», на кото­ром Тал­лин поки­дал не толь­ко коман­ду­ю­щий вице-адмирал Три­буц и всё руко­вод­ство фло­та, но и чле­ны пра­ви­тель­ства Эсто­нии. Кро­ме того, на «Киро­ве» выво­зи­лись цен­но­сти Гос­бан­ка Эстон­ской ССР.

Прикрытие крейсера «Киров» дымовой завесой. Август 1941 года.

При­кры­тие крей­се­ра «Киров» дымо­вой заве­сой. Авгу­ст 1941 года. Фото: Commons​.wikimedia​.org

При­каз о нача­ле отхо­да вой­ск и посад­ки на суда был отдан 27 авгу­ста в 11 утра. В 16 часов нача­лась посад­ка ране­ных, учре­жде­ний фло­та и неко­то­рых частей 10-го стрел­ко­во­го кор­пу­са. Эва­ку­а­ция осу­ществ­ля­лась в усло­ви­ях гит­ле­ров­ских арт­об­стре­лов и налё­тов авиа­ции про­тив­ни­ка. Зву­ча­ли и дру­гие взры­вы — сапё­ры под­ры­ва­ли стра­те­ги­че­ские объ­ек­ты в Тал­ли­не.

Выход конвоев задержали долгая погрузка и шторм

Орга­ни­за­ция эва­ку­а­ции хро­ма­ла на обе ноги. К вече­ру 27 авгу­ста, когда на суда ста­ли гру­зить­ся основ­ные силы, систе­ма­ти­че­ский учёт прак­ти­че­ски не вёл­ся, выхо­дя­щие из пор­та кораб­ли под­би­ра­ли тех, кто пытал­ся спа­сать­ся на лод­ках.

Общее чис­ло людей на кораб­лях фло­та оце­ни­ва­ет­ся от 25 до 42 тысяч чело­век. Поми­мо моря­ков и воен­но­слу­жа­щих, из Тал­ли­на эва­ку­и­ро­ва­лось более 10 000 граж­дан­ских лиц.

Завер­шить погруз­ку людей на суда уда­лось лишь к утру 28 авгу­ста. В то вре­мя как план преду­смат­ри­вал нача­ло дви­же­ния пер­во­го кон­воя не позд­нее 22:00 27 авгу­ста, в дей­стви­тель­но­сти это про­изо­шло лишь к полу­дню сле­ду­ю­ще­го дня. При­чи­ной ста­ло то, что вол­не­ние на море дости­г­ло 7 бал­лов, и траль­щи­ки, кото­рые долж­ны были обес­пе­чить про­хож­де­ние через мины, не могли идти с постав­лен­ны­ми тра­ла­ми.

Когда дви­же­ние судов всё-таки нача­лось, ста­ло понят­но, что фор­си­ро­вать мин­ное заграж­де­ние «Юмин­да» при­дёт­ся не в днев­ное, а в ноч­ное вре­мя, что повы­ша­ло риск в несколь­ко раз.

Траль­щи­ки могли идти со ско­ро­стью не более 6 узлов, что сдер­жи­ва­ло дви­же­ние всех кораб­лей кон­воя.

Пер­вые обстре­лы бере­го­вой артил­ле­рии и ата­ки тор­пед­ных кате­ров были отби­ты. Одна­ко мины и бом­бар­ди­ров­щи­ки про­тив­ни­ка дела­ли своё чёр­ное дело. К наступ­ле­нию ночи были поте­ря­ны ледо­кол «Кри­шья­нис Валь­де­марс», штаб­ной корабль фло­та «Виро­ния» и спа­са­тель­ное суд­но «Сатурн». Но самой тяжё­лой поте­рей пер­вых часов пере­хо­да ста­ла гибель на минах транс­пор­та «Алев». На его бор­ту нахо­ди­лись око­ло 1200 чело­век, в основ­ном ране­ные. Суд­но зато­ну­ло стре­ми­тель­но, из всех, кто нахо­дил­ся на бор­ту, уда­лось спа­сти лишь шесте­рых.

Гибель на минах

В зоне плот­но­го мини­ро­ва­ния, куда кораб­ли фло­та подо­ш­ли к наступ­ле­нию ночи, не про­во­ди­лась пред­ва­ри­тель­ная раз­вед­ка. В резуль­та­те два траль­щи­ка подо­рва­лись на минах и зато­ну­ли, ещё два были серьёз­но повре­жде­ны. Кораб­ли ста­ли гиб­нуть один за одним. Подо­рва­лись на минах и пош­ли на дно эсмин­цы «Яков Сверд­лов» и «Ско­рый», эсмин­цы «Гор­дый» и «Слав­ный» полу­чи­ли тяжё­лые повре­жде­ния. Арьер­гард, сле­до­вав­ший вооб­ще без траль­щи­ков, понёс осо­бен­но тяжё­лые поте­ри.

Вслед за бое­вы­ми кораб­ля­ми под­ры­ва­лись на минах пере­пол­нен­ные людь­ми транс­порт­ные суда. Из 905 чело­век, нахо­див­ших­ся на бор­ту транс­пор­та «Элла», спас­ли лишь 49, из 1500 чело­век на бор­ту «Эве­ри­та» — все­го деся­те­рых. В ито­ге коман­ду­ю­щий отдал при­каз судам встать на якорь до наступ­ле­ния свет­ло­го вре­ме­ни суток.

При этом реше­ние было запоз­да­лым — кораб­ли глав­ных сил прак­ти­че­ски про­шли самую опас­ную зону мин­ных полей, и тепе­рь им необ­хо­ди­мо было как мож­но ско­рее идти к Крон­штад­ту. Оста­нов­ка доро­го обой­дёт­ся участ­ни­кам пере­хо­да.

Мемориал погибшим на мысе Юминда.

Мемо­ри­ал погиб­шим на мысе Юмин­да. Фото: Commons​.wikimedia​.org

Общие поте­ри фло­та к это­му момен­ту состав­ля­ли 26 кораб­лей потоп­лен­ны­ми, 5 повре­ждён­ны­ми. Кро­ме того, два бук­си­ра, не имев­ших воору­же­ния, были захва­че­ны тор­пед­ны­ми кате­ра­ми ВМС Фин­лян­дии.

Дви­же­ние кораб­лей было воз­об­нов­ле­но в 5:40 29 авгу­ста. Бое­вые кораб­ли отря­дов глав­ных сил, при­кры­тия и арьер­гар­да пол­ным ходом ушли в Крон­штадт. Осталь­ные кораб­ли про­дол­жа­ли про­хож­де­ние через мин­ные заграж­де­ния, кото­рое завер­ши­лось око­ло 10 утра. Одно­вре­мен­но под­би­ра­ли из воды тех, кто уце­лел при гибе­ли судов, подо­рвав­ших­ся на минах.

Охота на транспорты

Про­хож­де­ние зоны мин, одна­ко, ещё не озна­ча­ло спа­се­ния. С рас­све­та свои мас­си­ро­ван­ные ата­ки нача­ла немец­кая авиа­ция. Сред­ств ПВО на боль­шин­стве кораб­лей кон­воя не хва­та­ло, а совет­ская авиа­ция не могла обес­пе­чить надёж­но­го при­кры­тия. Поэто­му гит­ле­ров­ские лёт­чи­ки били по транс­пор­там, слов­но по мише­ням в тире.

Око­ло часа дня у ост­ро­ва Род­шер погиб транс­порт «Аусма», око­ло трёх часов дня — «Тобол», в 16:15 — «Кал­пакс», око­ло 18:00 — «Атис Крон­вал­дс», в 20:30 — «Вто­рая пяти­лет­ка», в 21:00 — «Ворм­си». С каж­дым из этих судов на дно Бал­ти­ки ухо­ди­ли сот­ни людей. Ещё несколь­ко транс­пор­тов полу­чи­ли повре­жде­ния и были уни­что­же­ны немец­кой авиа­ци­ей 30 авгу­ста.

Пере­до­вые кораб­ли фло­та при­бы­ли в Крон­штадт око­ло 17:30 29 авгу­ста. Все­го к кон­цу это­го дня пере­ход завер­ши­ли 24 кораб­ля. 16 неболь­шим судам уда­лось добрать­ся до базы на ост­ро­ве Гогланд.

На сле­ду­ю­щий день, 30 авгу­ста, в Крон­штадт при­шли 107 судов — все, кому уда­лось про­рвать­ся. В после­ду­ю­щие дни под уда­ра­ми авиа­ции гит­ле­ров­цев про­ис­хо­ди­ла пере­воз­ка тех, кто добрал­ся до ост­ро­ва Гогланд, в Крон­штадт. На сей раз уда­лось избе­жать потерь. Все­го с Гоглан­да было пере­ве­зе­но более 11 тысяч чело­век.

Разгромить флот гитлеровцам не удалось

В ходе Тал­лин­ско­го про­ры­ва Бал­тий­ский флот поте­рял 19 бое­вых кораб­лей, вклю­чая 5 эсмин­цев и 2 под­вод­ные лод­ки, а так­же 18 транс­пор­тов и 25 вспо­мо­га­тель­ных судов.

Дан­ные о люд­ских поте­рях весь­ма суще­ствен­но рас­хо­дят­ся. На мемо­ри­аль­ной дос­ке в память погиб­ших участ­ни­ков Тал­лин­ско­го пере­хо­да ука­за­но 10 903 погиб­ших. По дан­ным иссле­до­ва­те­ля Радия Зуб­ко­ва, погиб­ло 15 111 чело­век. Общее коли­че­ство тех, кто добрал­ся до Крон­штад­та, колеб­лет­ся от 16 до 27 тысяч чело­век.

Памятная доска, посвящённая морякам, погибшим при героическом прорыве из Таллина в Кронштадт в августе 1941 года.

Памят­ная доска, посвя­щён­ная моря­кам, погиб­шим при геро­и­че­ском про­ры­ве из Тал­ли­на в Крон­штадт в авгу­сте 1941 года. Фото: Commons​.wikimedia​.org

Поте­ри про­тив­ни­ка ока­за­лись мини­маль­ны­ми — силы ПВО уни­что­жи­ли три само­лё­та гит­ле­ров­цев, так­же полу­чи­ли повре­жде­ния несколь­ко вра­же­ских кате­ров.

Дей­ствия коман­до­ва­ния Бал­тий­ско­го фло­та во гла­ве с вице-адмиралом Три­бу­цем мно­ги­ми исто­ри­ка­ми рас­смат­ри­ва­ют­ся как оши­боч­ные, при­вед­шие к боль­шим поте­рям.

В то же вре­мя нуж­но при­знать, что в труд­ней­ших усло­ви­ях коман­ду­ю­ще­му фло­том уда­лось при­ве­сти в Крон­штадт боль­шин­ство кораб­лей фло­та и спа­сти боль­шин­ство людей. При­каз Гит­ле­ра о недо­пу­ще­нии про­ры­ва сил Бал­тий­ско­го фло­та из Тал­ли­на немецко-финским под­раз­де­ле­ни­ям выпол­нить не уда­лось. Несмот­ря на поте­ри, Бал­тий­ский флот сохра­нил свою бое­спо­соб­но­сть.

АиФ.ру

Post to Twitter