1

Philip H. Anselmo & the Illegals: привилегия честности

Philip H. Anselmo & the Illegals: привилегия  честности

Сегодняшний обзор про Philip H. Anselmo & the Illegals.«Walk Through Exits Only».

Если опираться на такой источник, как впечатления, то нетрудно прийти к выводу, что Фил Ансельмо – личность «одарённая» на всю голову. Родись он где-нибудь в континентальной Европе – вопить ему кричалки со трибун на матчах футбольных грандов – в рядах про-фашистских мордоворотов.

Но в Америке, считай, нет футбола, и Филу пришлось стать законодателем ультра-агрессии, захлестнувшей, и без того, нелёгкую музыку в середине 90-х; сам же Ансельмо правит штурвалом в этом направлении, даже и того раньше – с начала десятилетия.

Этот, по сути, новый формат «скрима» отливался в качестве ощутимого довеска в звучании меняющегося о ту пору хард-кор-направления, и Фил Ансельмо, вобравший в свой жизненный образ характерные черты, как бесшабашного панка, так и сурового металлиста, был готов взять на себя миссию… потому как, повторюсь, личность вельми творческая. Ещё будучи мальчиком Фил (по его же словам) совершил поджёг родного дома – удачный. Правда, сам Ансельмо описывает себя в детстве как «тихого и спокойного». Да, только, наличие бьющего через край хард-кора, как говорится, налицо. Но подкупает эта «ансельмовская» его разновидность своей очевидной честностью: глотка Фила тянется откуда-то из его души – только оттуда могут исторгаться эти, обретшие форму, сгустки боли, только из тех подземелий могут выскакивать сии демоны.

Откровенность, с которой вокалист, истекая кровью, работает концерт, предварительно разбив голову о гитарный гриф (вы не подумайте плохого – случайность) подкупает любого, кто вознамерится подозревать в одиозности Ансельмо, хотя бы, тень пафосного дебоша. Хард-кор сцена не терпит «сценических образов» — «мальчикам с подиума» там приходится несладко.

А Фил явно не «мальчик»: это боец с ринга, причём, в буквальном смысле – Ансельмо довольно активно увлекается боксом. Вот, такой взрывоопасный персонаж получился…

Таким образом, может, и плакала по нему тюрьма, да, не доплакалась – музыка оказалась подле несколько раньше. Первой группой Фила Ансельмо была, ничем кроме этого обстоятельства не проявившая себя, Samhain. Чуть позже, в шестнадцатилетнем возрасте, Фил оказался в Razor White; на дворе был 84-й год – эра форсированного металлического фальцета – в той, или иной степени его коммерциализации. Потому ничего удивительно нет в том, что подростки играли сплошной Judas Priest, хотя и сочиняли свой материал. В этом коллективе Ансельмо и затачивал голосину под тогдашние вокальные стандарты, в основном, конечно, в направлении а-ля Роб Халфорд. И эти три года практики превосходно слышны на альбоме Power metal группы Пантера, куда Фила взяли в 87-м. В этой своей первой студийной работе Ансельмо удалось соединить добротно перенятые у Халфорда тембральные отголоски уникальных фальцетных областей его диапозона, с, уже нарождавшимся тогда, звериным рыком, ставшим позже визитной карточкой, как Пантеры вообще, так и Ансельмо в частности.

В сравнении с последовавшими следом за Power metal пятью альбомами Пантеры, обусловивших, как тогдашний, так и сегодняшний мейнстрим металлического звучания, этой их работе уделяется меньше внимания, хотя, лично я очень люблю этот, первый с Филом, релиз.

Являя собой, на первый взгляд заурядный образец типичной хэви-металл группы 88-го, под обёрткой он скрывает аппетитную отточенность аранжировок, интересные решения, смелые стилистические селекции, при этом оставаясь в русле стандартов того времени, причём, в основном коммерческих. Включая этот альбом, мы сначала слышим гибрид Джудас Преста и Крейтора, и удивляемся: «ужель, та самая Pantera?». Но с каждым последующим прослушиванием мы «узнаём» в этой «непохожей на себя Пантере» всё больше уникальных черт той – «родной», которой она стала с 90-го года.

То же самое можно сказать о вокале Ансельмо: ещё пока популярный для тех лет фальцет, но уже местами довольно сочно сдобренный скримовыми вкраплениями. Культ-массовый сегмент тяжмета 80-х практиковал в среде вокалистов чувственное вытьё (что само по себе не есть плохо) – Фил поставлял всего этого добра в избытке. Но уже в тех треках, исполненных в «безопасной», где-то наивной манере исполнения, чувствовались присущие только Ансельмо оттенки – отголоски грядущего грома.

И он грянул… Правда, не столь громкий, сколь был того достоин. Исторические события, как известно, происходят при довольно скромной огласке. Cowboys from hell имеет огромное значение для грув-металла, но говорит нам это вики-педия СЕЙЧАС.

Безусловно, для самой группы Пантера её релиз 90-го года значил выход на новый уровень. Но в трэше особо отмечен не был – в центре внимания всё так же находились альбомы Anihilator”а и Sepultura годичной давности, не говоря уже о том, что три группы из Большой Четвёрки отметились лонг-плеями, да, и Эксодус с Тестаментом произвели по альбому… и Kreator, и Death с Obituary. В конце концов, Judas Priest со своей умопомрачительной хэви-металлической выжимкой из трэша. Нет ничего удивительного в том, что Pantera со своей, не самой высокой пробы — с точки зрения самого трэша, вариацией этого стиля, перемежающейся в композициях с синкопированной «резьбой по рифу» не произвела на адептов стиля должного впечатления. Все эти детали в виде новых вязких аккордов, столь шизоидно-непонятной, сколь шизоидно-красивой мелодики, непривычная для трэшевого стадарта глэмовая манера пения в балладах – попадают на глаза после.

В 96-м это было повальной болезнью, но не в 94-м – когда металл в целом ещё сопротивлялся рубленому грув-рифу, и, уж тем более, не в 92-м, когда Пантера была известна, ещё далеко, не каждому метал-хеду. В 90-м же, «Ковбои из ада» вызвали интерес, по большей части, у коллег по цеху: впоследствии всё чаще и назойливее с разных сторон стал доноситься этот припляс грува вокруг ровной четверти. Здесь следует отметить, что стандартное звучание трэша в 80-х «гудело» на третьей слева ручке нормального десятиполосника.

[youtube zpK-4VC5ztw nolink]

Pantera же, на стыке десятилетий предложила новый стандарт, ныне уже классического, «мяса» — более объёмного и насыщенного, что придало металлическому риффу изрядную долю изящества, и открыло, в принципе, новые горизонты, ибо такой звук предполагал более обширную уместность слияний. Уже через год группа Металлика последует за Пантерой в область органичного слияния полос 225 герцового коридора и двукилогерцового. А так как Metallica, это «мэтр» в некоторых сегментах зарубежной эстрады, то и ставка её на новый стандарт звучания выглядела, будто бы чётко отпечатанная резолюция. Год спустя к новому саунду приобщился Мегадет… и пошло-поехало.

Как бы там ни было, а у трэша, можно сказать, есть два звучания – то, что было до 90-го года, и то, которое прочно утвердилось после. То самое густое пантеровское звучание, к которому Ансельмо сумел в качестве незаменимого компонента предложить густой тембр своего скрима. Эти предпосылки явились богатой почвой для рождения грува – Pantera, по сути, облагородила хард-кор, тем самым, окончательно и бесповоротно скоректировав его направление в сторону «рубилова и кача», и произвела эти метаморфозы с ним именно тогда, когда он в этом нуждался: группе попросту нашлось что предложить «страждущим».

Но источник популярности Пантеры находится не только в её востребованности в качестве иконы направления. Есть и другой момент: группа исповедует утяжелённый до крайности вариант американской народной музыки. Она – такое же национальное достояние для американцев, как Sepultura для бразильцев, Вопли Видоплясова для украинцев, или, в конце концов, Zdob Si Zdub для молдаван.

Столь подробно на Пантере я останавливаюсь для того, чтобы в данной статье ни на миг не упускать из виду культовую значимость Фила Ансельмо – её вокалиста. Предуготавляю, так сказать…

Бунтующая натура Фила не могла удовлетвориться рамками Пантеры, и уже после тура в поддержку Cowboys from hell, он присоединился к сайд-проекту своих друзей – музыкантов таких же сумнящеся известных на тот момент коллективов, что и Pantera.

Проект получил название Down и обратился к брутальной стороне панк-направления. Аппетит приходит во время еды, и чем дальше Anselmo рос как творческая личность, тем сильнее его сдавливали ограничения пантеровских манеры и образа. В плане сторонних проектов он редко в чём себе отказывал ещё будучи членом Пантеры. Например, в 94-м году, после выхода эпохального Far beyond driven, сделавшего группу мейнстримом в металле, Фил – на пару с давешним приятелем Киллджоем, организовал группу Viking Crown, к которой позже присоединилась жена Ансельмо — Стефани. Группа записала два с половиной альбома, хотя, после выхода в 2001 году «Banished Rhythmic Hate», Фил решил завершить этот проект. Но возвращаясь к хронологии нашего повествования, отметим вышедший в 95-м первый альбом группы Down.
Подряжать новый проект после каждого номерного альбома Пантеры для Ансельмо, по всей видимости, стало традицией, и после выхода пантеровского релиза 96-го The great southern trendkill, Фил вновь «сходил налево», оказавшись в роли гитариста в возрождённом Киллджоем его собственном проекте Necrophagia, где и участвовал до 2001-го года, практически единолично сочинив альбом этого коллектива Holocausto De La Morte —98-го года. Автор сознательно здесь не упоминает проектов более мелкого уровня, чтобы не запутать окончательно читателя в этих хитросплетениях творческого пути Фила Ансельмо: Tapeworm, Soilent Green, Christ Inversion — об этих, и им подобных затеях не стоит и заводиться.

В 2000-м Pantera «выстрелила» в последний раз – ровно, качественно, но блекло. Хотя, на тот момент значения это уже не имело: металлически настроенная публика явно нашла себе новых знаменосцев – поколение сменилось. Год спустя Ансельмо побренчал с женой отменную аккустику: Southern Isolation – так назывался этот, родившийся ещё в 95-м , проект – записали мини-альбом, после чего их пути разошлись – как творческие, так и семейные. В 2002-м вышли второй альбом Down, и первый релиз дружеской джэм-банды Superjoint Ritual, имевший огромный успех. Год спустя этим же коллективом был выпущен следующий альбом, только добавивший им привлекательности, но ещё через год Superjoint Ritual распались. Правда, прежде распалась группа Pantera – столь же незаметно, сколь предсказуемо.

Проведя два года в относительном затишье Фил Ансельмо, в конце концов, примкнул к наиболее перспективному из имевшихся на руках в тот момент вариантов – в качестве основной группы предпочтение было отдано Down, альбомом которой в 2007-м Anselmo пополнил свою дискографию.

Следующие два своих релиза Фил произвёл в составе очередного проекта (всё такого же хард-корового) Arson Anthem – 2008 и 2010 гг. Ну, и напоследок – завершая предисторию – отметим вышедший в 2012-м мини-альбом Down. Как видно, Ансельмо не сидит на месте: учавствует в пректах и тусовках, пишется, гоняет в туры. Со здоровьем, правда, уже менее оптимистично: начались закономерные проблемы, на колене уже штифт стоит, и всё такое. Но легенда из Ансельмо – самая, что ни на есть, действующая, к тому же, к его культовости с некоторых пор добавилась черта респектабельности: Фил Ансельмо владелец собственного звукозаписывающего лэйбла, так что, он, ко всему прочему, ещё и независим. То есть, это тот человек, чьи слова о бескомпромисности принципов и неподкупности ценностей следует воспринимать серьёзно – до буквальности.

Совершенно очевидно, что положение «хозяина самому себе» создаёт предпосылки к неизбежному расширению средств самовыражения. Можно сколько угодно бранить ставшие корпорациями группы за то, что они не делают музыку, а снимают, например, кино, но это неизбежность – диалектика природы: как только «дела насущные» отодвигаются на второй план, освободившееся в результате внимание наталкивается на новые горизонты. Творческая личность в этой благоприятной для себя ситуации ведёт поиск новых способов самовыражения. Умудрённый опытом хард-корщик Ансельмо ныне ищет и находит себя в театральном моменте «рубильного» направления тяжёлой музыки. Фила в этом отношении можно сравнить с Петром Мамоновым: оба они ищут человеческую глубину в образе «без прикрас», и оба нередко обращаются при этом к средствам «театра одного актёра».

Результатом творческой экспедиции Ансельмо в эту область явился его новый, последний на данный момент, проект Philip H. Anselmo & The Illegals. Как видно из названия, идея имеет уклон в «сольную плоскость». И неспроста – по степени откровенности этот (нынешний) Anselmo превосходит самого себя, и совершенно закономерным выглядит решение выражать это состояние от своего лица.

Тем не менее, состав участников в лице гитариста Marzi Montazeri, барабанщика Хосе Мануэля Гонзалеса и басиста Bennett Bartley укомплектован был уже зимой, в январе опубликовал два затравочных трэка, и вот, прошедшим летом вылил на головы слушателей кипящую смесь урагана хард-кора и монотонности блэка.
Прежде всего, хотелось бы отметить высочайшее качество материала, и не ошибиться в прогнозах относительно того, что в хард-коровом сегменте тяжмета, сей альбом обязан произвести изрядную промывку мозгов. Напор, предлагаемый Филом со компанией на данной записи, выдерживает самые высокие оценки с точки зрения качества в этой области. И, хоть на первый взгляд производит впечатление однообразной рубки, преисполнен смысловой глубины. Музыкально трэки различаются, примерно на третьем прослушивании. До этого разница между первой и второй песней, например, ритмически не выражается: закончилась одна порция безжалстного «настругивания» рифов, тут же – следом, занялась другая; даже мелодически темы не особо друг от друга отличаются.
Песни разнятся… атмосферой.

А сей эффект, уверяю, это, пожалуй, одно из самых трудных достижений. Оперировать не мелодическими жестами, а настроением – признак мастерства и солидного опыта. И в этих случаях неважно: однообразен хард-кор, или нет – работа всё равно остаётся полноценным произведением искусства – мыслью, выраженной Художником.

Фил Ансельмо, так его – художник. И все восемь грохочущих металлоломом вагонов однообразного хард-кора звучат совершенно не однообразно уже при втором прослушивании. А фактура «театра одного актера» заполняет действо живой энергией. Ансельмо исторгает текст, скорее, не лозунгами, а репликами. Занимает позицию, а не принимает позу. Возможно в этом источник того бесконечного трагизма и печали, которым окутан альбом Walk Through Exits Only.
Начинается он с пролога «Music Media Is My Whore», представленном в атмосфере циркового марша из которого вынули бравурность, а на его место перенесли нотки сожаления. «Battalion Of Zero» — весьма подвижная песня – и мяса в ней вровень с напором, и разнообразия в темах в достатке. Отчётливо слышны фрагменты последней Пантеры в некоторых гитарных ньюансах. Отчаянно расстреливает ритмическое пространство барабанщик. Некоторые гармонические закоулки этого трэка пронимают скорбью настроения до корней волос.

«Betrayed»: начинается с нечленораздельных реплик проспавшего на работу человека, переходя затем в свободное падение разгона. Гитара на запилах опять «пантерит», а Ансельмо уверенно руководит этим утренником, не позволяя гостящим в нашей голове мыслям разбрестись по округе. Довольно интересную грув-ритмическую сетку мы видим в «Usurper Bastard’s Rant». Благодаря удачному решению голосового заполнения звучания этого трэка, всё более становится очевидна широта замысла Ансельмо относительно всего альбома.
Заглавная «Walk Through Exits Only» «встречает нас огнём» сногсшибательной мелодики такой степени выразительности, что попадает под пристальное внимание уже при первом прослушивании.

В целом – по композиции – напоминает пантеровский The great southern trendkill, но уже устами сегодняшнего Anselmo, его, наполненным лютой уверенностью, голосом. Кстати, под конец песни в манере довольно чётко проявляются оттенки Килмистера. Дробильный ритм здесь качает в особой степени. Не менее стремительно звучит следующая «Bedroom Destroyer», но здесь «за главных» уже Trash&Death. Довольно продолжительная заключительная её часть – романтические гитарные пассажи – тоже весьма явно напоминает дареловскую «вещицу» 96-го года в конце «Flouds». На альбоме подобного, атмосферно абстрактного рода концовок, вообще-то три – эта, в конце трэка «Betrayed» и в «Irrelevant Walls And Computer Screens».

Вертолётные тремоло предпоследней «Bedridden» перемежаются с качественной рифовой нарезкой, и эта, казалось бы, голая конструкция создаёт повествованию Ансельмо комфортную среду полноценного аккомпанимента. Заканчивается альбом неуловимо петляющей из темы, в тему «Irrelevant Walls And Computer Screens». Песня длится с лишком двенадцать минут и разделена на четыре, мало похожих друг на друга, части, причём, сам «виновник торжества» Ансельмо «покидает нас» ещё на первой, предоставив гитаристу полную свободу выражения во второй, «намутив» звуковых экспериментов в третьей, и позволив аккомпанирующему составу дойти до точки кипения в заключительной. Было бы нелишним заметить очень удачную частотную расстановку сил в общем звучании альбома: аккомпанемент весьма плотно прилегает к тембру ансельмовского голоса.

Что и делает вокал основным инструментом, а общий саунд уплотняет до требуемых кондиций, и это несмотря на то, что гитарная стена звука немного размазана во глубь, да и умалена где-то на высокую середину. Ударные инструменты, вообще – то ли, некачественно записаны, то ли, задумка была такая – а звучат, скорее, характерно для Death-core групп первой половины 90-х, чем для наших дней.

Но вплетённые в общее полотно эти компоненты отлично работают, создавая ровно плотное звучание. И именно голос Ансельмо является контрапунктом – точкой, вокруг которой завязано всё. А он в качестве соединительного компонента зарекомендован уже не первое десятилетие, и не подведёт.
Эволюционируя как творческая личность, Ансельмо уже достиг того рубежа, когда любую его работу можно сметать с полки, не задумываясь о том, настигнут ли тебя после сожаления о напрасных затратах. И уж тем более, всячески советую тем, для коих хард-кор, это, не столько «молодость», сколько «рубилово и кач» данную работу Ансельмо – качайте, пока бесплатно.

 

Facebook Комментарии
Share Button
Vk.com
Odnoklassniki

Sorry, comments are closed for this post.

Адрес редакции: Кишинев, ул. Дософтей, 122, офис 4. Тел. 022 85-60-88;
Рекламный отдел: +373 22 85 60 99; +373 69 24 51 62 / e-mail: exclusivmedia@mail.ru; zelinskaia_nata@mail.ru
PP Exclusiv Media SRL © Аргументы и факты в Молдове; e-mail: info@aif.md